вторник, 19 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Просчитался ли Зеленский со ставкой на «партию капитуляции», которой нет Все выглядит так, будто Украина вновь встала на путь к очередному Майдану

После того как президент Владимир Зеленский заявил о подписании «формулы Штайнмайера», настроения в украинском обществе очень похожи на те, что были после Харьковских соглашений Виктора Януковича.

Формула «зрады»

«Формула Штайнмайера», наверное, самое популярное словосочетание в Украине последних дней, причем преимущественно с негативной коннотацией. При этом определить, что она конкретно подразумевает, не так-то просто. Документ, подписанный Леонидом Кучмой в Минске, содержит согласие с тем, что закон об особом статусе Донбасса на временной основе вступает в силу в день проведения в ОРДЛО местных выборов в соответствии с Конституцией и «специальным законом Украины, регулирующим внеочередные местные выборы», а после того как ОБСЕ признает эти выборы соответствующими демократическим стандартам, «особый статус» вступает в силу на постоянной основе.

Каким будет этот особый статус, что будет с оккупационными войсками, что будет с контролем над украинско-российской границей, как будет гарантирована безопасность участников выборов. Ответа на эти, равно как и на многие другие крайне важные вопросы, в «формуле», разумеется, нет. И это позволяет, с одной стороны, видеть в «формуле» исключительно путинский сценарий впихивания Донбасса в Украину с проведением выборов на де-факто оккупированной территории под контролем местных боевиков (для чего, нужно признаться, хватает оснований), а с другой — дает Зеленскому и его команде возможности для риторических маневров, чтобы представить произошедшее как выгодный для Украины путь прекращения войны.

Нужно признаться, что попытка Зеленского убедить общественность в отсутствии «зрады» вышла, мягко говоря, неудачной. Специально созванный для этого вечером 1 октября брифинг был слишком коротким, а сам Зеленский выглядел крайне неуверенно и не слишком убедительно, хотя и пытался говорить, что никакие красные линии перейдены не будут, выборы под дулом автомата и без контроля над границей невозможны в принципе.

Патриотическая общественность тут же собралась на не слишком многочисленный, но вполне заметный протестный митинг под Офисом президента, где все начали говорить о неизбежности третьего Майдана. Ассоциации с Харьковскими соглашениями Януковича напрашивались сами собой. Тогда ведь тоже никаких угрожающих власти Виктора Януковича уличных протестов его «зрада» не вызвала, но процесс накопления протестных настроений стартовал, и остановить его оказалось невозможно.

Однако вернемся к Зеленскому, несмотря на не слишком удачную попытку объяснить свои миротворческие планы на брифинге, президент даже не попытался как-то исправить неприятный осадок. Несмотря на требования оппозиции в лице в первую очередь ЕС и «Голоса» прийти в парламент и публично отчитаться о результатах переговоров, Зеленский ограничился кулуарными беседами с депутатами от «Слуги народа» и лидерами остальных фракций. При этом содержание этой беседы оказалось засекреченным. И «слуги», и оппозиция после публично заявили, что не могут разглашать, что же им говорил президент. Из обрывочных сведений, которые попали в СМИ из анонимных источников, общий посыл Зеленского сводился к тому, что «все будет хорошо, он все разрулит». Нардеп от ЕС Ирина Геращенко, присутствовавшая на встрече, не без скепсиса отметила, что Зеленский, видимо, вполне искренне хочет мира и не менее искренне верит, что сможет переиграть Путина.

В общем, ситуация выглядит так, будто у Зеленского пытаются убедить всех, что согласие на «формулу Штайнмайера» — это часть некой сложной игры, где можно будет выторговать себе мир на украинских условиях. При этом очень многие в это не верят, предполагая, что президент Украины просто прикрывает свое намерение капитулировать.

«Привет» из-за линии фронта

Неоднозначной оказалась для Зеленского и информация, приходящая из-за линии фронта. В России (а именно российские СМИ первыми сообщили о подписании формулы Штайнмайера) новость была прокомментирована как однозначная победа российской дипломатии. Дескать, все условия России для проведения встречи в «нормадском формате» Украиной выполнены. Такая реакция, разумеется, лишь добавила подозрений патриотической украинской общественности.

В то же время главари «молодых республик» из ОРДЛО синхронно попытались объяснить Зеленскому, что все его заявления о мире не стоят ровным счетом ничего, поскольку «не ему решать», когда в «республиках» будут выборы, на каком языке им говорить и как интегрироваться с Россией. А закон об особом статусе Донбасса, по словам Пушилина и Пасечника, обязательно должен быть согласован с «ДНР» и «ЛНР». Дескать, если Зеленский «хочет добиться мирного сосуществования с ДНР и ЛНР, пусть вступает в прямой диалог с нами», сказали Пасечник и Пушилин, по сути повторив одно из требований Путина к Украине.

Резко негативная реакция главарей путинских «республик», надо признать, оказалась для Зеленского кстати, несколько сгладив впечатление от его «зрады». В то же время реакция из ОРДЛО, явно согласованная с Москвой, подтвердила мнение противников Зеленского, что «формула Штайнмайера» — это лишь начало, и после того, как его склонили на «формулу», его будут додавливать идти на все новые и новые уступки.

Это подтвердил и помощник Путина и один из «кураторов» оккупированного Донбасса Владислав Сурков, заявив, что встреча в «нормадском формате» может состояться только после того, как будут отведены войска в Золотом и Петровском, о чем была достигнута договоренность на той же встрече в Минске, а одного подписания «формулы» явно мало.

Как Зеленскому вставать со шпагата

Таким образом из-за формулы Штайнмайера Зеленский оказался далеко не в самой приятной ситуации не только на внешнеполитическом фронте, но и на внутриполитическом. Казалось бы, рейтинг доверия Зеленскому все так же высок, но его откровенная нерешительность и явное нежелание определиться с четкой позицией по достижению мира на Донбассе показывает, что больше всего Зеленский боится в этой ситуации потерять любовь весомой части своих избирателей. Придя к власти с образом объединителя страны, за которого массово проголосовал и Запад, и Восток, Зеленский все еще продолжает лавировать между двумя полюсами, чтобы каждая из сторон видела в нем того, кого хочет видеть.

При этом Зеленскому вполне удается достаточно быстро и эффективно строить свою властную вертикаль и собирать в своих руках всю возможную власть в стране. Популизм и усталость украинцев от старых элит дают президенту возможность делать это без особенного противодействия со стороны гражданского общества. Похоже, сегодня отвернуть от народного президента серьезную часть избирателей способна только капитуляция перед Путиным. Все остальное, в том числе и авторитарные замашки, общество готово Зеленскому простить.

И сегодня глава государства оказался на распутье. С одной стороны, Зеленский как популист вынужден отвечать желаниям и чаяниям народа, а народ, как показывает социология, уже не первый год больше всего хочет завершения войны. В то же время завершить войну можно лишь пойдя на серьезные уступки Путину, чего Зеленскому гарантировано не простит патриотическая часть его избирателей. Отказ же главы украинского государства от намерения «договориться где-то посередине» не менее гарантированно разочарует «ватную часть» электората.

Пока все выглядит так, что в команде-Зе все еще всерьез рассчитывают добиться мира на неких условиях, которые устроят всех — и патриотов, и пророссийских. Вот только реакция россиян на «формулу Штайнмайера» доказывает, что это не слишком вероятно. Почувствовав податливость материала, они явно будут давить до последнего. Да и украинцы, хоть и хотят мира, но условия этого мира видят очень по-разному.

Последний опрос общественного мнения, проведенный группой «Рейтинг» в аккурат к подписанию «формулы Штайнмайера», показал, что поддержка подобного пути народом далеко не однозначна. Идею проводить выборы на оккупированном Донбассе под контролем ОБСЕ (именно так сегодня трактуется большинством «формула Штайнмайера») поддерживает достаточно много, но не большинство — 43%. В то же время выборы после установления контроля поддерживают уже 53%, а под контролем миротворцев ООН уже 55%. При этом амнистию для боевиков и создание там «народной милиции» поддерживают только 27%. Что же касается конкретно «формулы Штайнмайера», то ее поддержка на уровне 18%.

Разумеется, все эти цифры можно трактовать по-разному, поскольку вопросы сформулированы достаточно размыто, тем не менее некий общий тренд против капитуляции имеет преимущество. А это означает, что если Зеленский все же склонится в сторону капитуляции, его поддержка в 73% очень быстро и значительно снизится. Собственно, знаменитые 73% — это ведь всего лишь результат на президентских выборах, результаты же «Слуги народа» на парламентских дают Зеленскому приблизительно 55% поддержки. Только 25% из них, как показывают результаты все того же опроса «Рейтинга», поддерживают идею предоставления Донбассу особого статуса, то есть при худшем развитии событий и превращении «Слуги народа» в «партию капитуляции» 55% поддержки Зеленского превращаются где-то в 13-14%, что может стать для «народного президента» полным фиаско. Поддержка Януковича во время Майдана была явно выше.

В то же время склонение Зеленскому к патриотическому электорату, для чего у него есть все возможности, несмотря на согласие на «формулу» и возникший в связи с этим скандал, приведет к несколько меньшим потерям. Кроме того, исторический опыт Украины показывает, что патриотический электорат куда более активен, чем пророссийский. Именно он организовал в стране все Майданы, и именно он способен эффективно давить на власть. Антимайданы же в большинстве своем были созданы искусственно и рассасывались сразу же после прекращения активного руководства со стороны пророссийской власти или непосредственно России.

К тому же наметившаяся тенденция к усилению личной власти со стороны Зеленского требует патриотической идеологической основы, к чему тяготеют большинство авторитарных режимов. Пока высокая популярность Зеленского держится на ожидании лучшей жизни в ее экономическом понимании, которая должна наступить после победы над олигархами, «барыгами» и старыми «коррупционерами», но уже сейчас становиться понятно, что в ближайшее время никакого радикального улучшения жизни простых людей организовать будет не на что, а капитуляция вместо мира — не самое лучшее, чем можно будет скрасить разочарование.

Сколько бы Зеленский не оттягивал неизбежное, самый важный выбор в его жизни неминуемо приближается, и от того, каким он будет, зависит не только его личная судьба.


Виталий Дяченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров