вторник, 17 сентября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Вода в обмен на газ: Пойдет ли новая власть на сделку с Путиным по Крыму Похоже, в Москве решили, что со сменой власти в Украине открылось некое окно возможностей для переговоров по «водному» вопросу

В последние дни в Украине и РФ активно муссируется вопрос возобновления поставок днепровской воды в Крым. Все выглядит так, что Москва предлагает сделку: вода в Крым в обмен на транзит газа через Украину.

«Водный» вопрос и спекуляции на нем

Тема возобновления работы Северо-Крымского канала поднимается в российских СМИ регулярно, обычно в контексте «Украина нам должна». Обычно осенью российское руководство обещает «окончательно решить проблему с водой в Крыму» в ближайшие месяцы, говорит о колоссальных запасах воды, но решить проблему как-то не выходит. В итоге все опять скатывается к осуждению «украинской хунты», которая якобы перекрыв воду «бессильно мстит обычным жителям Крыма».

Нынешним летом представители крымской оккупационной администрации опять заговорили о том, что тема подачи на полуостров днепровской воды должна быть включена в повестку возможного общения украинских и российских дипломатов.

В этом году есть кое-что новое: обсуждение темы началось с того, что постпред Крыма при президенте РФ Георгий Мурадов заявил: Крым (в лице оккупационной администрации, разумеется) намерен обратиться к руководству России с просьбой начать переговоры с Украиной о пропуске вод Днепра на полуостров. По словам Мурадова, исток Днепра находится на территории России, следовательно, крымчане не претендуют на «украинскую» воду, а Киев станет своего рода транзитером воды из истоков: «Это не вода реки Днепр, которая принадлежит Украине, это наша вода, идущая с территории РФ».

После этого постпред президента Украины в Крыму Антон Кориневич объяснил, что его страна имеет полное право перекрыть поставки воды: «Река Днепр не течет по территории Крыма. Украина перекрыла не русло реки Днепр, а перекрыла технологическое сооружение (канал), который находится на территории Украины». Он добавил, что по всем подсчетам, пресной воды для нужд населения Крыма достаточно.

«Именно государство-оккупант должно отвечать за обеспечение оккупированной территории всеми необходимыми ресурсами. Поэтому все претензии государства-оккупанта на днепровскую воду не имеют какой-либо правовой или международно-правовой основы», — резюмировал Кориневич. Иначе говоря, «кто лошадь украл — тот ее и поит».

В Симферополе не успокоились. «Из Киева в последние дни прозвучало несколько заявлений по поводу водной блокады Крыма… Политика Украины определяется не в Киеве, а в Вашингтоне и других западных столицах. Водная блокада Крыма — часть антироссийской стратегии Запада», — заявил глава оккупационной администрации Крыма Сергей Аксенов.

История с географией

Если вспомнить историю, то она нам скажет, что в СССР именно нехваткой собственных водных ресурсов (то есть экономически) обосновывалась необходимость присоединения Крыма к Украинской ССР. Сразу после переподчинения полуострова в 1954 г. началось строительство Каховского водохранилища, а затем — Северо-Крымского канала, который и обеспечивал 90% водного потребления Крыма вплоть до 2014-го.

Понимание невозможности снабжать Крым пресной водой без доброй воли Украины в самой России было одним из главных аргументов против захвата полуострова в 2014 г. Однако азарт и имперское безумие возобладали. Так что россияне потом зря удивлялись, что Украина зашла с этого козыря: поступление воды на территорию полуострова в апреле 2014-го было полностью прекращено — с тех пор вода просто сбрасывается в Черное море.

Складывается впечатление, что в Кремле, когда принимали решение об аннексии Крыма, даже не задумывались, как в реальности будет выглядеть разрыв экономических связей полуострова с материковой Украиной. И полагались или на «авось», или на то, что «Новороссия» протянется в том числе от Мариуполя до Одессы. Но не вышло.

Если с решением президиума Верховного Совета СССР о передаче Крыма от РСФСР в состав УССР спорить еще можно, то с географией — никак. И какие бы меры не предпринимали российские власти, максимум, что они могут, — это напоить пресной водой жителей полуострова и туристов. (И то с трудом — не зря же регулярно поднимают вопрос строительства опреснительных станций.)

А вот с сельским хозяйством — уже никак. По оценке назначенного Москвой главы минсельхоза Крыма, потери превышают 14 млрд руб. в год. С момента начала водной блокады площадь орошаемых земель на полуострове сократилась со 140 тыс. га до 17 тыс. га. Минсельхозу РФ пришлось публично объявить, что «будет сделана ставка на выращивание в Крыму засухоустойчивых культур и капельное орошение». Но, конечно, повторить опыт израильских кибуцев не вышло — евреев на полуострове не хватило.

Если электричество еще можно «перекинуть» из РФ или больше производить на полуострове (хотя и с первым, и со вторым обнаружились проблемы), то с водой такое не выйдет. Результат ее нехватки — быстрая деградация как местной экономики, так и самого уклада жизни крымчан. Крым превращается в смесь третьеразрядного курорта с русской военной базой.

Дать воду, получить транзит

Похоже, в Москве решили, что со сменой власти в Украине открылось некое окно возможностей для переговоров по «водному» вопросу. И решили увязать его с проблемой газового транзита. Как известно, 31 декабря этого года истекает действие договора о транзите российского газа в Европу через украинскую ГТС. Если транзит прекратится, Украина потеряет неплохой источник дохода и столкнется с проблемами поддержания своей газотранспортной системы в рабочем состоянии.

Загвоздка в том, что «Газпром» прежде не раз заявлял, что обойдется и без украинского транзита газа. Однако события последних месяцев показывают, что не обойдется.

В Москве это уже поняли, и теперь ищут аргументы для торга с украинской стороной. Задача Кремля — заключить негласное соглашение с Киевом: «Газпром» продлевает (или перезаключает) транзитный договор на относительно выгодных условиях, а украинские власти «вспоминают» о том, что в Крыму остались «свои люди», которых держать без пресной воды — негуманно. К тому же и европейцы любят подобное разрешение противоречий.

О том, что российская сторона сейчас активно лоббирует восстановление водоснабжения оккупированного Крыма по Северо-Крымскому каналу, сообщает также группа «Информационное сопротивление» (ИС). «Спецоперация российских спецслужб по принуждению Украины к миру на своих условиях в части, касающейся разблокировки работы канала, все-таки имеет место быть… Если в оккупированном Армянске разрешили пикет за восстановление водоснабжения аннексированного полуострова по Северо-Крымскому каналу — значит совсем все непросто… Решение вопроса в любую сторону приведет к значительным последствиям», — говорится в недавнем сообщении группы.

В ИС отмечают, что воды хватает только для жизнедеятельности жителей Крыма. «Статистика за 2013-й свидетельствует, что на нужды жилищно-коммунального сектора из Крымского канала было потрачено 125,3 млн куб. м (16,4% от объема днепровской воды, поставленной в Крым), при потерях при ее транспортировке в 695,3 млн куб. м. Основная проблема в другом: промышленность и сельское хозяйство», — отмечается в сообщении.

Теперь вопрос — поддастся ли команда нового украинского президента на соблазн таким образом «легко и просто» решить вопрос с продлением договора о транзите газа. Пока вроде нет — там говорят, что единственным аргументом, который позволит Украине запустить воду в Крым, был остается и будет условие его полного освобождения от захватчиков.

Вероятно, в администрации Владимира Зеленского понимают и то, что решение возобновить подачу воды в Крым гарантированно вызовет конфликты внутри страны. Патриотическая общественность расценит подобное как очередной шаг к капитуляции, что оттолкнет от команды Зеленского часть избирателей. Но самое опасное для власти в этой истории — реакция крымских татар. Они активны, хорошо организованы и их позиция по вопросу поставок воды в Крым всем хорошо известна и гарантированно не поменяется. А не считаться с крымскими татарами — коренным и проукраински настроенным населением оккупированного полуострова — украинское руководство просто не может. С другой стороны, есть НАК «Нафтогаз України», руководителям которого принципиально важно любой ценой добиться сохранения газового транзита…

Вопрос восстановления водоснабжения Крыма можно решать только стратегически — в увязке с вопросом деоккупации полуострова. А не ситуативно — в обмен на согласие обеспечить газовый транзит (который достанется нам и так). Днепровская вода может идти только на освобожденный полуостров — это было бы самое логичное решение и для Украины, и для России, и для самого Крыма.


Денис Лавникевич / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров