четверг, 22 августа 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Греческая угроза»: Для чего Зеленскому встречаться со Вселенским патриархом Равнодушие, которое до сих пор новый президент демонстрировал к церковному вопросу, многих заставило воспрянуть духом и даже заявить, что «тяжелые времена» для «канонической церкви» уже прошли. Почему бы не помечтать?

В ходе официального визита в Турцию президент Украины Владимир Зеленский собирается встретиться с Вселенскими патриархом Варфоломеем. Эта новость, с одной стороны, довольно обыкновенная – все украинские президенты, за исключением Виктора Януковича, встречались с Вселенским патриархом. С другой стороны, именно в случае с Зеленским эта новость имеет некоторую свежесть, поскольку это первый президент Украины, который всячески подчеркивает дистанцию, отделяющую светскую власть от дел церковных.

Фанар – место притягательное. Можно было бы предположить, что встреча с патриархом Варфоломеем – что-то вроде осмотра достопримечательностей Стамбула или часть «обязательной программы», заданной президентским протоколом. Все президенты так делали. Вернее, один не делал – и сами знаете, чем он кончил.

Владимир Зеленский всячески подчеркивает, что он – не все, и для него протокол не писан. Что же он собирается делать на Фанаре?

Вопрос не праздный. Все помнят, чем закончилась «протокольная» встреча на Фанаре у прошлого президента Петра Порошенко чуть больше года назад. Этот заброшенный райончик Стамбула просто битком набит сюрпризами.

Впрочем, не нам говорить о сюрпризах – результаты наших выборов многих озадачили. Не исключено, что в ходе визита в Турцию президент Зеленский как раз будет вынужден давать разъяснения озадаченным партнерам, и светскому – президенту Эрдогану, и церковному – патриарху Варфоломею, – о том, что из подписанного ранее мы будем выполнять, а во что рыбу заворачивать.

Владимир Зеленский и его команда пришли во власть с недвусмысленным лозунгом о том, что «все будет не так». Вся избирательная кампания была построена на антитезе «папередникам», которые слова доброго не стоили – во всяком случае, в риторике победителей. В качестве внутреннего месседжа это, возможно, сыграло на руку «молодой команде». Но «зарубежные партнеры», думаю, пережили – и продолжают переживать – неприятные часы, дни и недели, раздумывая, в какую сторону и насколько круто развернется переменчивый украинский вектор. «Папередники» – это все, что вам (нам, им) следует знать о преемственности украинской политики.

Нет ничего удивительного в том, что стратегические партнеры, имевшие кое-какие дела с «папередником», хотели бы знать, что и насколько изменилось в их прежних договоренностях с приходом к «нового лица».

Патриарх Варфоломей, как известно, имел кое-какие договоренности с украинским президентом. И, думаю, мог рассчитывать на то, что сотрудничество с украинской властью в рамках соглашения, подписанного между ним и президентом Порошенко год назад, будет продолжено и после выборов. Но кое-что могло его насторожить – тотальная критика прежней власти со стороны нового президента и подчеркнутая отстраненность от церковных дел. Патриарха могут интересовать две ключевые вещи: судьба Православной церкви Украины и судьба соглашений о сотрудничестве.

Президент Порошенко приложил немало сил к тому, чтобы Томос состоялся – не скупился на обещания, привлекал к этому все государственные мощности. Предполагалось, что в период становления молодой церковной структуры она также будет пользоваться расположением и поддержкой со стороны государственной власти. Во всяком случае, в соглашении этот момент – поддержка украинской автокефальной церкви – оговаривается.

Еще один момент, который не может не интересовать патриарха, – вопрос о ставропигиях. Процесс их создания находится в зачаточном состоянии. В данный момент работает только один ставропигиальный приход в Киеве. Его настоятель получил статус экзарха Вселенского патриарха. Но в соглашении говорится не об одной «ставропигии», а о «Миссии Ставропигия Вселенского патриарха в Украине» и слово «ставропигии» упоминается в документе во множественном числе. То есть предполагается, что будет открыта еще как минимум одна.

Вопрос о развитии Миссии Вселенского патриарха в Украине – довольно скользкий. Если в Украине уже есть собственная автокефальная церковь с собственным Томосом, и этот Томос – «такой как надо», к чему нам еще и миссия Вселенского патриарха с его ставропигиями?

У нас и своих больше, чем нужно, – Киевский патриархат, Московский патриархат, ПЦУ, и все они в постоянном конфликте между собой. Зарубежные приходы украинской церкви перешли под руководство Вселенской церкви. Но всего этого мало – Украина должна обеспечить еще и Миссию Вселенского патриарха в Украине.

В этом, при желании, можно усмотреть «зраду» – кое-кто так и делает. Можно найти и преимущества – конкуренция всегда лучше, чем монополия. Даже когда речь идет о церкви. Да и это лучше для самой церкви. Но у нас традиционно низко оценивается разнообразие. В ситуации нагнетания «греческой угрозы» со стороны как патриарха Филарета, так и Московского патриархата у многих граждан – особенно далеких от церкви – может возникнуть вопрос «не слишком ли много греков» и не слишком ли они «вмешиваются»?

Выполнять свою часть обязательств по соглашениям, подписанным Петром Порошенко, Владимиру Зеленскому, может, и не хочется. Вообще, равнодушие, которое до сих пор новый президент демонстрировал к церковному вопросу, многих заставило воспрянуть духом и даже заявить, что «тяжелые времена» для «канонической церкви» уже прошли. Почему бы не помечтать? Вот, приедет Зеленский на Фанар и скажет Вселенскому: ничего не знаю, никаких соглашений не подписывал, гарантий не давал, у нас церковь от государства отделена, и я как президент во всем этом поповстве и средневековье принимать участия не намерен.

Это, конечно, было бы большим подарком для тех, кто знает истинную силу и цену «поповства» в политике. Но радоваться и даже просто мечтать на эту тему им пока рано. Что именно будет и чего не будет делать президент Зеленский, мы пока не знаем. Он и сам знает пока не все. Он в политике человек новый (чтобы не сказать – случайный). И сейчас только начинает вникать в дела. Его встречу со Вселенским патриархом можно толковать именно так: он принимает дела. И уже то, что он эти – церковные – дела принимает, может служить сигналом, что они вряд ли будут пущены на самотек.

Что бы кто ни говорил, но президент Зеленский – не первый атеист на этой высокой должности. Своего равнодушия к вере почти не скрывал Леонид Кучма, при котором были заложены крепкие основания государственной церковной политики в Украине. Можно спорить о качестве этой конструкции, о ее содержании, но нет сомнений в том, что строилась она со всей серьезностью и немалым бюрократическим мастерством. Атеизм президента не мешает – а может, даже помогает – его администрации выстроить эффективную церковную политику, балансировать систему сдерживаний и противовесов. Леонид Кучма в самом дебюте своего президентства больно ударился об церковную политику, когда похороны патриарха Владимира Романюка превратились в демонстрацию и увенчались уличным побоищем. После этого он не был склонен недооценивать этот аспект государственной жизни. У Владимира Зеленского, конечно, нет такого травматического опыта. Но история с Томосом, надо думать, и его чему-то научила.

Даже если президент хотел бы дистанцироваться от всего, связанного с религией и церковью, отгородиться от всей этой конфликтной непонятки мантрой о том, что «церковь отделена от государства», ему это не удастся. Да, церковь отделена от государства. Но не от общества, не от политики, не от СМИ, не от культуры, не от улиц – не от жизни. Наша церковная политика – это оружие, которое невозможно просто отбросить, как устаревшее или неудобно. Потому что обязательно найдется тот, кто умеет им пользоваться и направит его против тебя. Визит на Фанар для президента Зеленского – хороший повод ознакомиться с тем, как это делается и, возможно, получить пару дельных советов от мастера игры.

А может, и заручиться его поддержкой – хотя бы ситуативной. В конце концов, cоглашения с Вселенским патриархом – далеко не самая тяжелая ноша, какую взвалил «папередник» на плечи «нового лица».


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров