понедельник, 18 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Танкерная атака СБУ: На что Зеленский намекнул Путину Задержание российского танкера в Измаиле может стать как одним из поворотных моментов в отношениях команды Зеденского с Кремлем и четким сигналом для западных союзников Украины

Задержание российского танкера «NEYMA», который изобретательными владельцами (скорее всего – предыдущими, которые перепродали его компании «Альтомар Шиппинг») был переименован в «NIKA SPIRIT», судя по кадрам видео, выглядело, как рутинная операция таможенников и сотрудников СБУ. Мода на эффектные захваты танкеров с вертолетным десантом, которую ввели в последние дни Великобритания и Иран, обошла наши воды стороной — что, возможно, и к лучшему. Впрочем, международно-политический эффект от сегодняшней операции может быть намного меньшим.

Первое, что можно сказать о событии — это его относительная неожиданность для российской стороны. Поскольку, даже через несколько часов после инцидента, четкой реакции российского МИД так и не поступило. Что плавно подводит нас к мысли о том, что заход танкера в Измаил вряд ли был сознательной провокацией со стороны Кремля, иначе реакция была бы гораздо быстрее и острее. Вполне может быть, что новых хозяев танкера, который на момент использования в незаконной операции против украинских кораблей в Керченском проливе принадлежал обанкротившемуся на тот момент «Волго-Донскому судовому агентству», банально не предупредили про «токсичное» прошлое плавсредства.

Впрочем, на России довольно быстро опомнились и организовали не слишком стройный дипломатический хор, который исполнил арию «Все будет плохо, но как именно – неизвестно».

В частности, заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин заявил, что задержание танкера – «очень плохая новость». «Кто-то в Киеве хочет жесткого продолжения собственной провокации от 25 ноября. Мы будем тщательно разбираться в том, что произошло». Кто именно из числа лиц, которые могли планировать проход украинских кораблей через Керченский пролив, мог бы сейчас осуществлять его «продолжение» в виде ареста плавсредства, которое использовалось для грубого нарушения международного права, российский дипломат почему-то не уточнил.

По мнению первого заместителя председателя комитета российского Совета Федерации по международным делам Владимира Джабарова, задержание является «абсолютно незаконным, это можно делать только по решению суда». Наверное, когда украинский суд примет соответствующее решение, российский сенатор вздохнет с облегчением. В отличие от его коллеги из нижней палаты Думы Константина Затулина, которому уже привиделся «акт пиратства». Разброс мнений российских чиновников и политиков, как видим, достаточно большой, что опять-таки наталкивает на мысль о незапланированном характере инцидента.

При этом российская команда танкера уже отправлена домой. Поскольку моряки, которые привели танкер к Измаилу, были наняты уже новым судовладельцем, и ответственности за действия компании «Ювас-транс» — мутной и, похоже, тесно связанной с ФСБ России конторы, на стоянке которой находился в ноябре танкер, и которая предоставила его и два буксира для блокировки прохода украинских кораблей через пролив, нести не могут. И идея части патриотически настроенной украинской общины из разряда «а давайте обменяем российских моряков на украинских» представляется крайне плохой. Поскольку в таком случае действия могли быть квалифицированы как захват заложников.

Зато геополитический эффект от задержания танкера будет несколько иным.

Во-первых, задержание является четким сигналом Кремлю, что «игра в примирение», которую начал новый украинский президент, ориентируясь на запрос избирателей и собственные обещания, требует двух партнеров. И из-за категорической позиции России, которая тормозит обмен военнопленными в формате «всех на всех», согласованный Украиной даже с сепаратистами, и отказывается вести содержательные переговоры о судьбе незаконно захваченных моряков, все, что остается Киеву — это придерживаться собственных решений и здравого смысла, и реагировать на российскую агрессию адекватными действиями.

Во-вторых, задержание танкера станет достаточно сильным и ясным сигналом для наших западных партнеров.

В случае с США этот сигнал будет означать, что напряженность на морских границах Украины никуда не делась. И курс на усиление украинского флота, взятый в течение последнего года Вашингтоном, является вполне правильным, но недостаточным.

Зато в случае с ЕС история с задержанием танкера и неизбежной последующей реакцией России будет прозрачным намеком на то, что надежда на реанимацию переговоров в нормандском формате и примирения, которое состоится «как-то само собой», может быть похоронена. Конфликт между Украиной и Россией далек от финала, и продолжать делать вид, что происходит какая-то деэскалация — наивно и опасно. Хотя бы с той точки зрения, что в случае радикально плохого развития событий гуманитарная катастрофа на восточной границе ЕС может стать реальностью, и делать вид, что все в порядке, тогда не сможет уже никто.

Поэтому, хотя история с задержанием тридцатилетнего российского танкера и не вытащит украинских моряков из российской тюрьмы, и тем более не заставит Россию уважать международное право, свою небольшую, но важную роль в выстраивании геополитической реальности эта история, кажется, сыграет.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров