вторник, 25 июня 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ихтамнеты Зеленского: Президент Украины выбрал кривую дорожку в отношениях с Кремлем Когда бессильные болтуны роняют власть, ее подбирают решительные авантюристы

В ночь на пятницу, 7 июня, в результате артобстрела со стороны сепаратистов, поддерживаемых российскими оккупантами, в районе поселка Новолуганское Донецкой области погибли двое военнослужащих ВСУ и еще восемь получили ранения.  В течение суток до этого сепаратисты пять раз обстреливали позиции на Донбассе из БМП, гранатометов и крупнокалиберных пулеметов.  Все это происходило на фоне заявления  Леонида Кучмы о том, что украинские военные не должны стрелять в ответ в тех случаях, когда враг ведет провокационные обстрелы с территории населенных пунктов. Об этом Кучма, представляющий Украину в Трехсторонней контактной группе в Минске, заявил на брифинге в Администрации президента Зеленского.

Но под Новолуганским ВСУ ответили, и так, что мало сепаратистам не показалось. Огневые точки, с которых они вели обстрел, были подавлены. А наутро новоназначенная пресс-служба Владимира Зеленского разразилась решительным заявлением на сайте президента Украины. И все бы хорошо, но вот заявление это… Впрочем, судите сами.

«Вопиющее нарушение Минских соглашений — применение артиллерии — свидетельствует, по меньшей мере, о частичной потере управления и контроля над наемниками, — цитирует Зеленского его пресс-служба. — Мы надеемся, что российская сторона возобновит контроль над этими подразделениями».

Поскольку сам Зеленский этих слов, со всей очевидностью, не произносил, решительные  цитаты, озвученные от его имени, были сочинены главой АП и новоназначенным пресс-секретарем.  Впрочем, не это важно. То,  что у нас теперь коллективно-составной президент, в лице актера в жанре стенд-ап, который только озвучивает написанные для него тексты, и группы сценаристов, которая эти тексты ему  пишет,  мы уже в курсе. По большому счету, так это работало и до него, и так это работает вне Украины.

Но смысл заявлений  вызывает некоторое изумление. Судя по ним, мы, наконец, узнали из них причину войны на Донбассе. Все дело, как оказалось, в утрате контроля Россией над своими наемниками. Выходит, Россия и Путин вместе с ней вообще тут не при делах, они хотят мира — это наемники плохие? Но зачем тогда России на Донбассе наемники?

Этот неуклюжий миротворческий книксен в сторону Москвы, по замыслу авторов текста, должна была уравновесить тирада о том, что «кто бы ни отдал приказ [на открытие огня] Вооруженные силы Украины будут отвечать жестко и в соответствии с ситуацией. А на дипломатическом уровне наша позиция о необходимости прекращения огня и освобождения пленных останется твердой и неизменной».

Очень решительно, конечно, но в сочетании со снятием ответственности с Путина и переложением ее на безымянных наемников, это прозвучало уже не очень убедительно. Способна ли подобная риторика сработать на пользу Украине? Едва ли. Особенно на фоне метаний в течение суток от кучмовского «не стрелять в ответ» до зеленсковского «решительно и жестко», вкупе с явным желанием дистанцировать от ситуации Путина и Россию, чего, кстати, в Кремле и добиваются. А также со множеством других, столь же хаотичных движений новой администрации.

Соцсети отреагировали бурно, но, увы, бесполезно. Бесполезно, потому, что наставлять Зеленского надо было до его избрания, а избирать — лишь убедившись, что эти наставления им усвоены. Тем не менее, Зеленскому указали на то, что невозможно «потерять контроль» над теми, кто у тебя на зарплате, так что версия о потере Россией контроля над своими наемниками, зависящими от нее чуть более чем полностью,  не выдерживает никакой критики. Наемники не могут жить без боеприпасов, питания, медикаментов, заработных плат, и Россия контролирует их ежесекундно, полностью и бескомпромиссно. Зато тезис о том, что Россия не контролирует своих наемников на Донбассе, прекрасно ложится в общую логику российской пропаганды: если на Украине хотят мира, то пусть договариваются с Донецком и Луганском, а при чем тут Москва?  И даже если в АП каким-то чудом, возможно стараниями нового замглавы СБУ, воодушевленного получением внеочередного офицерского звания, проведали о разногласиях, наметившихся между Москвой и ОРДЛОвскими гопниками, то эти разногласия надо использовать, а не болтать о них открыто.

Впрочем, чуда наверняка не случилось. И не случится, даже если нового замглавы СБУ одним махом произведут из лейтенантов в маршалы. За пять лет войны на Донбассе было уже около двух десятков перемирий, которые неизменно нарушались «вышедшими из-под контроля России российскими наемниками». Надо ли понимать, что по логике АП Зеленского Россия вообще не контролирует «своих наемников» на Донбассе и что это длится уже несколько лет? Но тогда, быть может, это и не ее наемники вовсе? И Россия тут вообще ни при чем? Ведь так получается, если рассуждать логично?

В целом, заявление на сайте президента Украины стало очередным подарком Кремлю. Если бы это был результат работы российской агентуры, проникшей  в украинские верха, то, как минимум, три-четыре тайных награждения за такое заявление должны были бы состояться. Но, к огромному сожалению, это, почти наверняка, не агентура. Никакая агентура не наберется наглости так откровенно, уже совершенно не скрываясь, сдавать воюющую страну и просто валять дурака. Так что это, увы, всего лишь следствие потрясающей некомпетентности президента и его команды, ставшей прямым следствием глупости и, опять же, некомпетентности 73% избирателей, слабо понимавших — и до сих пор не понявших, что президентские выборы немного отличаются от конкурса зрительских симпатий.

Почему это хуже? Потому, что агентуру можно было бы переловить и пересажать, хотя бы частично.  А с профнепригодной менеджерской командой, прикрытой «мандатом народного доверия», такой номер не пройдет. Так что ситуация наша совершенно безысходная.

Как все это видится из Кремля? Несомненно, Зеленский раздражает Путина. По мнению российского журналиста Радзиховского, высказанному им в Собеседнике, Путин считает Зеленского некомпетентным в политике — и тут с ним нельзя не согласиться, но при этом само волеизъявление украинцев воспринимает как оскорбление самой идеи власти.

«У Путина Зеленский вызывает страшное раздражение, — пишет Радзиховский. — Кто он такой? Порошенко был все-таки чиновник, бизнесмен. Человек, что называется, «нашего круга». А это кто? Галкин? Ургант? В этом смысле уход Порошенко для Путина, как мне представляется, — корпоративное оскорбление… Раздражение от победы Зеленского на выборах тут крайнее».

Конечно, разлитие желчи у кремлевского карлика — это приятно. Но моральное удовлетворение от унижения Путина, зримо представляющего как россияне, только дай им волю, разменяли бы его на Галустяна, никак не повлияет на политику РФ по отношению к Украине. Оно, это разлитие, нисколько не улучшает наше положение. А мы, чтобы хоть как-то удержать наши позиции, должны использовать каждый повод, чтобы снова и снова на международном уровне проводить мысль о том, что Россия — именно Россия, а не какие-то сбрендившие наемники — это агрессор, и что укротить агрессора можно только силой, притом, поскольку опасность от России угрожает всему миру, то и меры должны быть коллективными. Насилие, будь то военное или экономическое, но именно насилие — или, как минимум, прямая угроза его применения, является единственно возможным способом разрешения международных проблем.

И государства и народы, забывшие эту истину, всегда расплачиваются за это своей жизнью и свободой. И Украина — яркий тому пример. Ведь именно «миротворец» Кучма подписал Будапештский меморандум, лишивший Украину ЯО и оставивший нас беззащитными перед лицом российской агрессии. Не правда ли, если вспомнить об этом, то и нынешнее предложение Кучмы «не стрелять в ответ» смотрится уже немного иначе?

Тот факт, что Зеленский — не самостоятельная фигура, а лишь ретранслятор чужих текстов, делает ситуацию еще трагичнее. Ряд признаков говорит о том, что Зеленский пытается обрести собственную субъектность и выйти из-под контроля. Желание это, конечно, похвальное, но при его амунициях невыполнимое. Сегодня за овладение рычагами управления им идет борьба, а президентская власть в итоге не существует. Точнее, она, бесхозная, просто валяется на земле.

Знаете, а ведь это уже было. Это было в нашей общей с Россией истории, когда в феврале 1917-го на свет явилось Временное правительство во главе с бессильным Керенским. И даже фамилии созвучны: Керенский-Зеленский, и оба по образованию юристы, да еще и тезки.  Так вот — там были те же метания и хаотичные движения — без дороги, без программы, без команды, под лозунгами «за все хорошее» и «сокрушим старый режим» и без всякой способности создать что-то новое. Но власть не валяется без присмотра подолгу. И параллельно Временному правительству немедленно возник конкурирующий центр власти — Петроградский совет. А потом из Германии, на деньги германского Генштаба в Россию прибыл товарищ Ленин, а из США — на деньги Ротшильдов — товарищ Троцкий. И когда Временное правительство развалило все уже окончательно, власть перехватили большевики.

Все эти события можно легко сопоставить с сегодняшними попытками России и США воздействовать на ситуацию в Украине.

Чем это окончилось для России и Украины — мы знаем. И то, что мы наблюдаем в Киеве летом 2019-го, пугающе похоже на 1917 год в Петрограде. Остается оглянуться в поисках реинкарнаций Ленина, Троцкого и Петроградского совета — но можно не сомневаться, что  все они не замедлят появиться.

Надежд на то, что выборы в Раду что-то исправят, к сожалению, нет. Наши избиратели остались ровно теми же — и наши 73% так ничего и не поняли, а запутать голосующих на выборах в парламент много проще, чем на президентских. Более того, есть все шансы, что новую Раду постигнет судьба Учредительного собрания при большевиках. Мы несемся в пропасть. Вероятнее всего, мы достигнем ее края к середине зимы. Тогда-то и объявятся новые большевики.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

три × пять =