среда, 4 августа 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Будь как Порошенко: Что показал первый зарубежный визит Зеленского Владимир Зеленский в столице Евросоюза продемонстрировал, что фактически продолжил вектор Петра Порошенко

Двухдневный вояж в Брюссель, являющийся также и первым зарубежным визитом нового президента Украины Владимира Зеленского, подошел к концу. В первый день он успел пообщаться с главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером и генеральным секретарем Организации Североатлантического договора (НАТО) Йенсом Столтенбергом, а также президентом Польши Анджеем Дудой.

Кстати, то, что встреча с польским коллегой состоялась на старте каденции Зеленского, — правильно как в практическом, так и в символическом смысле. Это, по сути, сигнал о том, кто является ключевыми партнерами Украины в Европе. Да, с одним из них — Польшей — есть сложности во взаимоотношениях, которые обусловлены различными взглядами на те или иные события общей истории. Однако Зеленский, по сути, предложил Варшаве перезагрузку. И помочь в этом двум странам могут другие точки соприкосновения. В частности, противостояние как России в целом, так и ее проекту «Северный поток-2», направленному на усиление энергетической зависимости Евросоюза от Москвы.

Точно не лишним было и участие Зеленского в ужине, который проходил в посольстве США в Брюсселе. Там присутствовали, ко всему, зять-советник президента Дональда Трампа Джаред Кушнер и министр энергетики Рик Перри. Наладить неофициальный канал связи — мысль здравая и стандартная для дипломатии. Но процесс трудоемкий, да и можно дров наломать.

В целом же визит шестого украинского президента несет Европе вполне ясный посыл: внешнеполитический курс Киева не меняется. Хотя вызывает, по меньшей мере, удивление выбор Администрацией президента даты его первого «выхода в свет» после вступления в должность. Возникает вопрос: на Банковой вообще отслеживали календарь событий в Европейском союзе? Ведь буквально недавно завершились выборы в Европейский парламент, и главный законодательный орган еще даже не сформирован. В равной степени как и Еврокомиссия, и другие институты ЕС. Какой смысл в переходный период ехать в столицу блока — ради общения с чиновниками, которые без пяти минут уже в отставке?

Сколь бы ни были влиятельны и авторитетны тот же Юнкер или президент Евросовета Дональд Туск, сейчас они пребывают в статусе «хромых уток». Впрочем, и сам Зеленский будет прихрамывать как минимум до проведения досрочных выборов в Верховную Раду и формирования по их итогам правящей коалиции.

Пресловутая «хромота» позволяют Юнкеру и Туску чувствовать себя более расслабленно и снизить уровень самоцензуры — могут позволить себе сказать едва ли не все, что пожелают. В рамках приличий конечно. Хотя президент ЕК редко отказывал себе в возможности сказать что-то эдакое или приобнять того, кто приглянулся, в порыве (как утверждают злые языки, дионисийской) любви к ближнему своему.

Потому Юнкер отваживается на тезисы или действия, которые у других в Брюсселе вызывают некоторое стеснение. Как говорится, что у всех на уме… Отсюда и слетевшая с языка Юнкера фраза в ответ на вопрос, не скучает ли он по своему другу Петру Порошенко: «У меня есть новый». И если Туска можно с известной долей условности считать воплощением разума ЕС (трезвомыслящий, расчетливый, толерантный, воспитанный), то Юнкер — без сомнений, душа компании. Вот он слезу пускает во время последней встречи с Порошенко (в качестве президента Украины), а вот уже вышагивает по коридорам в Брюсселе в обнимку с «новым другом», как бы говоря про себя: «Ну-ка, ну-ка, дай на тебя погляжу, дорогой» и «Эй, народ! Смотрите, кого я привел! Правда милаха?».

Но, с другой стороны, нельзя не признать, что такое поведение господина Юнкера добавило теплоты и позитива визиту Зеленского. Да и сам президент после окрестил Юнкера «теплым дядькой». Так вот. Этот «теплый дядька», а также чуть менее «теплый», но все равно крайне приятный «дядька Туск» обеспечили относительно непринужденную атмосферу для нового президента Украины, чтобы он смог попрактиковаться в общении с руководством Евросоюза, членом которого стремится стать Украина. Так что это, наверное, является ответом на адресованный Банковой выше вопрос о целесообразности посещения Брюсселя после выборов в ЕП и до назначения ЕК — это «генеральная репетиция» для Зеленского. Правда, генрепетиция не обошлась без промахов. В частности, было заметно, как старательно берегли Зеленского от вопросов прессы. Причиной тому может быть то, что своим пресс-секретарем президент обзавелся буквально на днях, и формат его общения с журналистами толком не проработан. В то же время нельзя исключать, что это станет нормальной практикой для главы государства в предстоящих визитах. Неудобные вопросы — все еще его уязвимое место. Куда безопаснее отвечать на пару-тройку вопросов после совместных брифингов, которые с легкостью можно промодерировать как нужно.

Возвращаясь же к встречам с уходящими чиновниками в Брюсселе, отметим, что исключением явно стали переговоры с генсеком НАТО. Здесь все по-серьезному. Но, прежде чем оценить сказанное Зеленским, отметим позитивный момент — президент говорил на английском языке. Хороший, к слову, пример для соотечественников, которые то ли в силу застенчивости, то ли сформировавшихся в процессе обучения комплексов не могут, несмотря на знания, общаться на иностранных языках. Чтобы говорить — нужно говорить, так что будьте как Зе, граждане!

Что стоит подчеркнуть особо: Зеленский во время совместного выступления со Столтенбергом в штаб-квартире Альянса четко продемонстрировал, что продолжает курс Порошенко. По его словам, стратегический курс Украины — полноценное членство в НАТО, что закреплено уже в Конституции Украины, и останется неизменным. Это первый момент. Хотя Зеленский затем бухнул в кашу столовую ложку соли, когда вытащил на свет поеденную молью идею референдума о вступлении в Альянс. Хотя это может быть так — для красного словца, точнее для избирателя, не пылающего любовью к НАТО.

Второй момент: «Мы готовы вести переговоры с РФ, мы готовы внедрить минские договоренности, но мы сначала должны иметь возможность защищать себя и стать сильнее в экономическом, политическом и военном смысле».

Эти тезисы ну очень — практически один в один — напоминают заявления предыдущего президента. А в некоторых случаях и вовсе слово в слово. Например, Зеленский заявил следующее: Украина в ЕС — это смерть российского имперского проекта. Более того, это мощный удар по российскому авторитаризму, путь к демократическим переменам в России». То же самое 18 мая сказал и Порошенко, давая наставления своему преемнику. Как видим, Зеленский выполнил домашнюю работу на отлично.

Так что поменялась не суть, но оболочка. В компании еврочиновников повадки Зеленского все же вызывают в памяти Януковича. При том что в трансляции смыслов президент больше напоминает Порошенко. И в Брюсселе он фактически признал, что альтернативы избранному Украиной внешнеполитическому пути нет. И это точно не благая весть для тех избирателей, которые надеялись на «российскую коррекцию» вектора политики Банковой. В итоге получилось, что очередное предвыборное обещание, включая образы из «Слуги народа», Зеленского, наряду с темами коммунальных тарифов и переговоров с МВФ, оказалось предвыборной технологией.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров