четверг, 18 июля 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Зрады нет: Как России не позволили наступить Зеленскому на язык Кремлю кровь из носу нужно было омрачить инаугурацию Владимира Зеленского

Хотя спикер Кремля Дмитрий Песков и заявил 20 мая, что российский президент не будет поздравлять Владимира Зеленского с инаугурацией, Москва все же его поздравила, как и всю Украину, но по-своему – по-гибридному. А именно созвала заседание Совета Безопасности ООН в связи с принятием Верховной Радой закона №5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», который получил подпись уже бывшего президента Петра Порошенко 15 мая.

Кремлю кровь из носу, во-первых, нужно было омрачить инаугурацию Зеленского. Как верно заметил в комментарии AFP постпред Украины при ООН Владимир Ельченко, Россия хотела, чтобы СБ ООН «направил месседж новому президенту Украины» в первый же день его работы в качестве главы государства, то есть окунул Зеленского с головой в большую политику.

Во-вторых, Кремль стремился сделать более осязаемой теорию (или даже скорее миф) о некоем новом этапе в отношениях между двумя де-факто воюющими странами при шестом президенте Украины. И, к слову, очень кстати в этом контексте россиянам пришлась языковая пластичность Зеленского, когда он перешел на русский язык, обращаясь к населению Крыма и Донбасса. Российские СМИ вцепились в этот риторический маневр нового президента, убеждая всех и вся в повсеместных притеснениях русскоязычных. Однако, дескать, не все потеряно и преемник Петра Порошенко внушает оптимизм. Об ужасах едва ли не насильственной украинизации после принятия языкового закона заикнулся и постпред РФ при ООН Василий Небензя в Совбезе.

За включение обсуждения этого украинского нормативно-правового акта, в крайней степени возбудившего российское руководство и пропагандистов, в повестку дня СБ проголосовали, считая с Россией, пять стран из 15 постоянных и временных членов этого органа ООН – это Китай, Южно-Африканская Республика, Доминиканская Республика и Экваториальная Гвинея.

Что ж, треть – это немало. И потому голосование в СБ 20 мая послужило для фаталистов поводом муссировать очередную зраду на международном уровне. Да, понять причины таких упаднических настроений можно, учитывая голосование в Комитете министров Совета Европы 17 мая, в перспективе открывающее двери для российской делегации в ПАСЕ. И впереди еще решающая битва уже в самой Парламентской ассамблее СЕ в следующем июне. Но есть ли здесь «зрада». Чтобы ответить, стоит трезво взглянуть на голосование в Совбезе.

Для начала отметим, что речь идет не о голосовании СБ ООН за конкретную резолюцию по языковому закону, а за включение вопроса в повестку дня. Это, как говорится, две большие разницы.

Второе – вопрос все-таки щекотливый. Вспомним, какой скандал на всю честную Европу удалось раздуть Венгрии, стращавшей европейцев наступлением Украины на права закарпатских венгров, которым при этом в венгерском консульстве втихомолку раздавали паспорта. Имея столь печальный опыт дискуссии вокруг языкового закона, в пору было на самом деле ожидать пощечины от Совбеза ООН. Но нет. Против предложения российской стороны выступили шесть стран: три постоянных члена – США, Великобритания, Франция и трое «двухлеток» – Германия, Бельгия, Польша.

Далее. Эти шесть стран прекрасно понимали, чем руководствуется Москва, требуя покарать Украину за язык именно 20 мая, то есть в день инаугурации Зеленского. Особенно после того как Россия наотрез отказалась перенести заседание. Во что, собственно, представитель Франции Франсуа Делатр макнул Россию носом, отметив, что идея провести заседание преследует цель не «конструктивного обсуждения» – оно нужно Москве «для того, чтобы выставить нового президента Украины в плохом свете».

«Вопрос языка должен рассматриваться в соответствии с принятыми обязательствами и в контексте также прекращения огня (на Донбассе – ред.), вывода тяжелого вооружения, возвращения власти Украины в этот район, вывода иностранных войск и роспуска незаконных вооруженных формирований», – подчеркнул Делатр. Его поддержали также коллеги из Германии Кристоф Хойсген и зампостпреда США Джонатан Коэн.

Усилия Москвы пошли прахом. Хотя российская сторона явно пыталась купить голосование в прямом и переносном смыслах. «За» непостоянных членов СБ ООН – Польши, Германии и Бельгии – по умолчанию были ей не по карману. Китай поддержал, поскольку это плата за беспрепятственное продвижение интересов Поднебесной в приграничных районах России, да и в целом в диалоге с Москвой.

Теперь посмотрим на другие страны, поддерживавшие предложение РФ.

ЮАР. Помимо широких, хоть и далеко не прозрачных экономических связей как с КНР, так и с Россией, Африканский национальный конгресс, неизменно выигрывающий выборы с 1994 года, в этот раз, похоже, обязан майской победой российским политтехнологам. Сирилл Рамафоса сохранил президентский пост при активном содействии команды аффилированного с «путинским поваром» Евгением Пригожиным консультанта Петра Бычкова.

Экваториальная Гвинея. Во-первых, для нее одним из ключевых экономических партнеров является Китай. На его долю в 2017 г. пришлось 28% экспорта этой западноафриканской страны, а импорт китайских товаров и услуг составил 19,4%. Так что Пекин мог сыграть роль посредника. Во-вторых, сама Россия наращивает влияние на Экваториальную Гвинею, с которой в 2015 г. было заключено соглашение об упрощенном порядке захода российских кораблей в ее порты, а в середине апреля этого года делегация минобороны РФ подписала с Малабо соглашение о военном сотрудничестве.

Доминиканская Республика. Известна как крупный международный офшор, который пользуется популярностью как среди российских бизнесменов, так и среди туристов. Это карибское государство, несмотря на тесные экономические взаимоотношения с США (50,3% – экспорт, 41,4% – импорт), согласно прошлогоднему рейтингу Bloomberg, входит в десятку государств, свободно продающих свои паспорта. Тамошним гражданством можно обзавестись всего лишь за $100 тыс. То есть Доминиканская Республика входит в число стран, которые приторговывают своим суверенитетом, даже несмотря на то, что ДР нельзя назвать откровенным аутсайдером в экономике.

Итого: пять стран проголосовали за, шесть – против. Еще четыре воздержались: Перу, Индонезия, Кувейт, Кот-д’Ивуар. Перу – потому, что Лима пребывает в неплохих отношениях с Вашингтоном. Индонезия – под прессингом Штатов, в частности, в связи с покупкой российских Су-35.

Кувейт же находится в своего рода подвешенном и равноудаленном состоянии, но оглядывается опять-таки на США, которые, в свое время, помогли освободить его территорию от сил Ирака, а также позволил размещение американской военной базы.

Кот-д’Ивуар – бывшая французская колония, которая, пусть и являясь независимым государством, продолжает прислушиваться ко мнению Парижа. К тому же, согласно расследованию «Проекта», Кот-д’Ивуар был в списке африканских стран, где структуры «повара Путина» – Евгения Пригожина – пытались перекроить политическую картину. Конечно, пригожинцы наследили и в ЮАР, но в случае с Кот-д’Ивуаром ключевым фактором, определившим его позицию по голосованию в СБ, стало пребывание под французским зонтиком. Потому вмешательство России во внутренние дела этого государства сыграло против нее. Кстати, в Москве без проблем научились писать ее название на французский лад вместо привычного Берега Слоновой Кости, и это вполне красноречиво указывает, что россияне руководствуются в вопросах лингвистического страноведения не так нормами языка, как политической целесообразностью.

В целом же голосование за включение в повестку дня СБ ООН украинского языкового закона стало очередным раундом противостояния коллективного Запада с Россией. По сути, условное НАТО осадило Кремль и его ситуативных союзников, особо не таясь откусывающих по чуть-чуть от России на Востоке; а также же сателлитов, зарабатывающих на гешефтах с Москвой по обкатанным еще в годы холодной войны схемам. Потому нет причин для меланхолии. Хотя осадок в день инаугурации нового президента небольшой остался, но не столь существенный, как надеялась Москва.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров