вторник, 20 августа 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Интервью Зеленского за пять минут: Легалайз, опенспейс и бла-бла-бла Кандидат в президенты в свежем интервью много говорил о том, что с людьми нужно разговаривать, но ни слова не сказал о том, с кем говорить о прекращении войны

Владимир Зеленский редко балует журналистов своим вниманием. В интервью РБК-Украина (право его провести журналист издания выиграл в настольный теннис во время первого тура выборов) Зеленский прямо говорит: не ходит на ток-шоу и не дает интервью, чтобы к каждому его появлению на публике было приковано максимальное внимание. Представляем вашему вниманию краткую выжимку из объемного текста разговора Владимира Зеленского с журналистами.

О «черных списках» артистов: государство должно избирательно относиться к внесениям артистов из РФ в списки, запрещающие въезд в Украину. Пореченков и Охлобыстин уже не артисты, а политики («Мало того, поехали на Донбасс, стреляли по нашим пацанам. Это катастрофа»). А вот Макаревичу («Мы могли с ним выпить по рюмке коньяка») стыдно за то, что делает Кремль.

О масс-медиа: Государство не имеет права вмешиваться ни в культурную жизнь, ни в работу СМИ. Масс-медиа должны быть независимы экономически – «думаем с ребятами над законопроектом, чтобы телевидение было свободное». Хотел бы максимально искать западные инвестиции для инвестирования в свободу слова.

О «ВКонтакте» и «Одноклассниках»: Запрет русских соцсетей неэффективен, его обходят. Причина популярности «Одноклассников» в том, что людям никто не рассказывает, почему эта соцсеть плохая и что там ведут антиукраинскую политику. Закрывать же что-то можно только после обсуждения с обществом – тогда никто обходных путей искать не будет.

О декоммунизации: Декоммунизация – это нормально. Ненормально, когда множество объектов носит имена Бандеры или Шевченко, при этом никто не называет улицы или мосты в честь сегодняшних героев, например, Андрея Шевченко.

О законе об украинском языке: Закон о языке следует принимать только после разговора с обществом. Причем сделать это можно онлайн. Защищать украинский нужно, но положения закона нужно сперва подробно объяснить. У Верховной Рады нет понимания вопросов, которые беспокоят общество — медреформу без консультаций с людьми приняли, а теперь к бабушке, у которой сердце прихватило, «скорая» не приезжает.

О квотах на украинский язык на радио и телевидении: Квоты останутся, но их нужно по-другому регулировать. «Нельзя у людей забрать русскоязычное телевидение». Чтобы увеличить количество украиноязычного продукта нужно просто снизить налоги на него. Выделять деньги на украинское кино не нужно, потому что это подарок за государственный счет. «Мне как телевизионщику не нужны государственные дотации, можно было мне просто снизить налог».

Об общении с избирателями: Коммуникацию с людьми намерен вести через соцсети. «В наших планах – электронная страна». Люди должны в любой момент в телефоне задать вопрос чиновнику. Министр может не знать, что на какой-то дороге дыра, но может дать по шапке чиновнику в регионе.

О должности президента: «Мы приходим на пять лет». Но при этом заявил, что за пост держаться не будет, поэтому намерен в первую очередь принять закон об импичменте.

О внешней политике: «Мы хотим быть не совком, мы хотим быть европейским государством». Но все решения о вступлении в НАТО и ЕС нужно принимать после обсуждений с обществом. «Я буду каждый день записывать видео к восточным регионам Украины и говорить им: смотрите, НАТО — не зверюга, не проглотит вас». Чтобы вступить в НАТО нужно сперва объединить страну.

О религии: «Я верю в Бога, но этот вопрос не обсуждаю». Присягать на Евангелии будет, но показательно ходить в церковь не собирается – «это слишком личные вещи».

О роспуске Верховной Рады: Если позволят сроки (не позже, чем за полгода до выборов — ред), намерен распустить парламент. Признал, что для «Слуги народа» это будет выгодно.

О новом парламенте: Не намерен создавать коалицию в Раде с силами Юрия Бойко, Виктора Медведчука и Петра Порошенко. В оппозицию тоже не пойдет, потому что в Раде просто появятся новые партии. Например, Вакарчук собирался идти в парламент, Гриценко с Садовым пойдут. «Сложный момент, с кем из них объединяться. Я бы хотел, чтобы мы набрали большинство».

Если депутаты нового созыва откажутся голосовать за важный закон, то «я сделаю такое обращение, после которого все эти депутаты увидят встречи с их избирателями».

О парламентской республике: «Я плохо отношусь к глобальным изменениям Конституции. Парламентская республика в нашей стране – это может быть, в принципе, узурпация власти».

Об Администрации президента: намерен съехать с Банковой – «Я сказал своим ребятам – ищите какой-то оpen space, какой-то unit интересный». Здание АП намерен кому-то отдать, но так и не ответил, кому. Президентские резиденции нужно отдать детям, дороги для кортежей президента перекрывать не будут – обещает стоять в пробках. Или перенести АП за город. Президентские самолеты нужно продать, хотя бы два из трех – хотел бы летать на рейсовых.

О влиянии Арсена Авакова: о политических союзах с Аваковым говорить рано, хотя они часто общаются на протяжении последних трех-четырех недель. «Тема моего очень серьезного общения связана с безопасностью». Пожаловался, что ему и семье поступают угрозы.

Об Игоре Коломойском: Старательно увиливал от ответа, летал ли к Коломойскому в Женеву и Тель-Авив. Утверждает, что общается с Коломойским только по бизнесу. «Нашей компании должен канал «1+1″ и до сих пор полностью не рассчитался». Если Коломойский в будущем захочет, к примеру, преференции для «Укрнафты», обещает с ним жестко ругаться.

Об отношениях с другими олигархами: С Ринатом Ахметовым никогда не общался. «Мы на паре вечеринок здоровались и все». С Валерием Хорошковским (собственник «Интера», Зеленский был генпродюсером канала – ред.) были нормальные отношения, сейчас их нет.

О своей команде: ни одной фамилии не назвал. «Если есть факты, что какие-то люди из моей команды куда-то пошли не просто о чем-то бла-бла-бла – потому что бла-бла-бла не только в наших, а во всех командах, очень много на этом рынке бла-бла-бла – а есть факт, что они в силу каких-то договоренностей обвели меня вокруг пальца, к примеру, и на этом украли какие-то деньги, эти люди сядут в тюрьму. Я буду первым, кто будет на этом настаивать».

О ситуации на Донбассе: Путин – враг, закон об амнистии боевиков «ДНР/ЛНР» подписывать не намерен, особого статуса у Донбасса быть не должно. «Я очень надеюсь информационно вернуть этих людей в состояние, что они нужны Украине также, как Украина нужна им».

Одна из идей – отдельный большой европейский медиа-портал, который вещает на русском языке, который показывают во всей Европе, который говорит правдивые вещи и сообщает о событиях в Украине.

О легалайзе: Против легализации оружия, но за легализацию медицинской марихуаны в каплях. По поводу легализации проституции: нужно сделать в Украине Лас-Вегас – «общество было бы не против, и налоги бы платили». Аборты запрещать нельзя, нужно вообще поменьше лезть в свободу человека.

О критике в свой адрес: «Я многим не нравлюсь, потому что они сегодня, допустим, фанаты Порошенко. Просто фанат человек, ну что я могу сделать, им там рассказали, их зомбировали, что я такой-то, пятый-десятый, наркоман. Но это же то же самое, что людям в Донецке говорят, что Украина страшная, она тебя ненавидит, потому что ты донецкий, хочет забрать у тебя язык».

На дебатах мы просто увидим двух людей. После того, что было сделано за эти пять лет, я считаю, что я могу вообще молчать.


Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров