четверг, 23 мая 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Объяснительная Бигусу: Три вопроса, на которые так и не ответили в НАБУ Ответ ведомства Артема Сытника на резонансное расследование оказался как минимум не слишком убедительным

НАБУ разразилось своеобразной объяснительной о своей роли в оборонном скандале, но при этом не ответило на несколько главных вопросов.

Все началось с того, что проект «Наші гроші» опубликовал финальный эпизод расследования о махинациях с закупками в оборонной сфере, в котором утверждается, что украинские правоохранительные органы годами знали о махинациях группы Жукова-Гладковского и либо закрывали уголовные дела по фирме «Оптимумспецдеталь», либо спускали расследование на тормозах.

Якобы знали о схеме и в НАБУ – в 2016 г. в Бюро составили список ненадежных компаний и разослали его руководителям оборонных предприятий. В списке была также «Оптимумспецдеталь», что очень не понравилось Жукову. Он потребовал, чтобы НАБУ убрало фирму из списка. Во втором письме НАБУ за подписью первого зама директора бюро Гизо Углавы фирмы «Оптимумспецдеталь» уже нет в списке ненадежных компаний.

Журналисты утверждают, что бюро даже выдало справку «Оптимумспецдетали» о том, что детективы эту фирму в список ненадежных компаний не включали, хотя директор Артем Сытник утверждал, что подобных документов НАБУ не выдает. Следователи утверждают, что в обнародованной переписке участников преступной группировки есть «указание на платность» услуг НАБУ.

Довольно пространный релиз – ответ НАБУ на расследование журналистов на самом деле вызвал больше вопросов, чем ответов.

Во-первых, у Сытника утверждают, что уже три года ведется активная работа по делам, связанным с коррупцией и хищениями в оборонке, и уже привлечены к ответственности ряд топ-чиновников. Среди них в ведомстве называют заместителя министра обороны, начальника бронетанкового управления Вооруженных Сил Украины, руководство Львовского бронетанкового завода, госкомпании «Спецтехноэкспорт» (входит в состав «Укроборонпрома»).

С другой стороны, в ведомстве признают, что если ориентироваться на реестр судебных решений, то свидетельств «бурной деятельности» Бюро по «оборонке» там не сыщешь – только постановления об обысках и изъятиях, да и то в закрытой части реестра, о чем утверждает само НАБУ. То есть трех лет детективам не хватило, чтобы передать дело в суд. Мало это или много – вопрос дискуссионный, но при этом никакой конкретики о сроках передачи дела в суд нет до сих пор, и затягивать его можно хоть до бесконечности.

Во-вторых, в НАБУ с нажимом заявили, что ведомство вообще не уполномочено на то, чтобы давать справки о фиктивности компаний. Кроме того, не могут в ведомстве и формировать или вести перечень/реестр компаний, которые являются фиктивными – «этим занимаются совсем другие органы», – говорят у Сытника, при этом не отрицая, что писали письма в ответ на запросы «Укроборонпрома». Здесь можно усмотреть признаки манипуляция, ведь письмо на бланке силового ведомства с подписью должностного лица, да еще и с перечнем «неблагонадежных» коммерческих структур – явный повод для «Укроборонпрома» предпринять какие-то действия.

Другими словами, не имеет значения, называть эти документы списками «фиктарей» или ответами на запросы военного концерна – для «Укроборонпрома» они могли быть юридическим основанием, например, для того, чтобы не подписывать контракты, либо разрывать уже существующие.

В-третьих, антикоррупционеры никак не объяснили письмо замруководителя третьего отдела детективов НАБУ О. Борисенко директору «Оптимумспецдетали» Роману Чубе, в котором прямым текстом говорится что «детективы НАБУ «Оптимумспецдеталь» в список предприятий с признаками фиктивности не включали». Это тем более вызывает вопросы, что в том же релизе речь идет о нескольких письмах, в которых фирма фигурирует именно как структура с признаками фиктивности, и в Бюро противоречат сами себе, выкладывая этот документ рядом с полностью противоположными ему по содержанию письмами.

В сухом остатке – ответ ведомства Сытника на резонансное расследование оказался как минимум не слишком убедительным. И можно констатировать, что полностью вывести НАБУ из-под удара «Бигусгейта» не удалось. И хотя слишком тяжелых последствий для руководства НАБУ, скорее всего, не последует, на и без того небезупречном имидже антикоррупционной структуры так или иначе отразится.


Денис Сарбей / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

2 × 4 =