воскресенье, 17 февраля 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Газовая «зрада»: Как повлияет на Украину соглашение Меркель и Макрона Евросоюз получит возможность на годы затягивать начало функционирования удобной для россиян схемы эксплуатации «Северного потока-2»

«Бунт» Макрона против немецкой политики в отношении «Северного потока-2», который за три дня превратился в соглашение с Меркель, похож на маленькую пьесу, которую руководители двух стран сыграли для того, чтобы получить возможность диктовать условия как «Газпрому» – так и враждебно настроенным к газопроводу странам ЕС

8 февраля вечером представители Германии и Франции на саммите в Брюсселе достигли компромисса относительно поправок к Газовой директиве, которая теперь будет регулировать функционирование всех газопроводов (включая морские) в ЕС.

Как очень дипломатично сформулировала канцлер Германии Ангела Меркель, достичь согласия удалось благодаря тому, что «Германия и Франция тесно сотрудничали друг с другом, с румынским руководством и, конечно, с другими странами ЕС». О деталях договоренности канцлер не сказала ни слова.

Впрочем, эта таинственность ничего не меняет. Потому что все понимают, что в поправках, которые год «динамили» Австрия и Болгария в период своего председательства в ЕС, и которые спринтерскими темпами взялась реализовывать Румыния, речь идет не о «сотрудничестве», а об открытом и достаточно остром конфликте вокруг российского газопровода «Северный поток-2», который лоббирует фрау Меркель, несмотря на критику со стороны США, Польши, Украины и даже части собственных однопартийцев.

И немедленные переговоры между Меркель и Макроном понадобились именно потому, что Париж вдруг занял позицию противников российского газопровода – и согласился поддерживать срочное внесение поправок к европейской газовой директиве, которые бы заставили «Газпром» отдать «Северный поток-2» в руки управляющей компании, с ним не связанной. И еще пустить туда как минимум 50% «постороннего» газа (если учесть тот факт, что газопровод идет из России в Германию, а продавать газ по газопроводам имеет только «Газпром», последнее означало, что газопровод нужно держать наполовину пустым). Проще говоря, такие поправки фактически похоронили бы «Северный поток-2» – половина из которого уже построена, в том числе, и на деньги немецких компаний.

И вот, после длительных и плодотворных переговоров, Германия с Францией пришли к согласию по этому вопросу. Согласие, по данным журналистов, заключалось в том, что изменения в газовую директиву таки будут приняты. Но при том право на применение – не применение этих норм остается за страной, через которую газопровод «заходит» на территорию ЕС. В данном случае – за Германией.

Поэтому дальнейшая судьба «Северного потока-2» теперь всецело зависит от Берлина, где давно и прочно газопровод поддерживают. И в этом заключается победа «Газпрома».

Впрочем, эта победа тоже далеко не стопроцентная. Во-первых – и это очевидно – Германия, в случае наличия желания, получает теперь возможность не просить «Газпром» о сохранении транзита через Украину, а требовать его. Что ставит Москву в несколько иную переговорную позицию.

А второе отличие заключается в том, что теперь право голоса во всем процессе получает и Еврокомиссия. Которая, согласно новым поправкам в энергетическую директиву, теперь будет выдавать Германии разрешение на начало переговоров с Россией относительно «особых» (то есть отличных от стандартных, которые предусматривают разделение добытчика и транспортера газа, но не более 50% газа от одного поставщика в одной трубе) условий функционирования «Северного потока-2».

При том процедура прописана с европейским бюрократическим масштабом.

Германия будет получать разрешение ЕК на переговоры не позднее, чем за пять месяцев до их начала. Брюссель должен дать ответ за 90 дней после запроса, но может запросить дополнительную информацию, после получения которой отсчет дней начнется заново.

Проще говоря, Брюссель также получает возможность на годы затягивать начало функционирования удобной для россиян схемы эксплуатации «Северного потока-2».

Конечно, та редакция директивы, о которой договорились Макрон с Меркель – это еще далеко не финальная ее версия. Конечный вариант согласует Совет ЕС и утвердит Европарламент. Но он вряд ли будет слишком существенно отличаться от тех условий, о которых договорились лидеры Германии и Франции.

А вообще, складывается впечатление, что весь «протест» Макрона и следующее молниеносное нахождение компромисса между Парижем и Берлином ни что иное, как небольшая двухходовая комбинация. В результате которой немецкое правительство получило право вполне легально диктовать свои условия «Газпрому» – и при том формально удовлетворило протесты тех членов ЕС, которые выступали против газопровода.

И единственный вопрос, который остается в этой ситуации открытым, заключается в том, как воспользуется предоставленными возможностями фрау Меркель. От этого зависит, среди прочего, и судьба украинской и польской газотранспортных систем, наполняемость которых обратно пропорциональна потоку газа, который пойдет по «Северному потоку-2».


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × 4 =