вторник, 19 февраля 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Конец «гонки разоружений»: Что будет после похороненного Путиным РСМД В течение ближайших лет мир может быть ближе к ядерной катастрофе, чем во времена глобального противостояния США и СССР

Договор о ракетах средней и меньшей дальности приказал долго жить. 1 января из соглашения вышли США. На следующий день о выходе объявили и в Москве – Владимир Путин, Сергей Лавров и Сергей Шойгу в формате «на троих» сообщили, что дают «зеркальный ответ».

Один из ключевых документов периода американо-российского «потепления», который фактически гарантировал невозможность неожиданной ракетной атаки по территории противника, потерял актуальность.

Особенно трогательной реакцией на разрыв ДРСМД отличилась Германия, где заместитель председателя фракции Социал-демократической партии Германии в Бундестаге Рольф Мютцених в компании многочисленных экспертов нашел способ «все спасти».

В частности, немецкий политик считает, что Россия должна просто сменить место дислокации новых ракет 9М729. Как сообщает Frankfurter Allgemeine, Берлин считает идеальным местом дислокации ракет территорию за Уралом, так как оттуда они не смогут достичь Европы. Вот так просто – перевезти ракеты подальше от Германии, и все будет хорошо.

При этом даже у немецких журналистов опасение вызывает тот факт, что за одну ночь ракеты можно перебросить на запад России по железной дороге или на грузовиках. Но политики на это как-то не очень обращают внимание. Все это, в общем, довольно полно описывает уровень стратегической предусмотрительности немецких парламентариев.

Конечно, выступая в Вашингтоне с объявлением о выходе США из ДРСМД, госсекретарь США Майк Помпео заявил, что режим контроля над вооружениями можно вернуть к жизни. «Мы готовы начать новые переговоры со всеми заинтересованными странами относительно этих сложных вопросов, а также относительно продления существующих договоров», – сообщил он.

В идеале «общие переговоры», конечно, возможны. Но в реальности шансы на восстановление договора о РСМД фактически равны нулю. И штука тут не только в президенте России Владимире Путине и его ракетах 9М729 – технологическом варианте «ихтамнетов», о которых пишут даже российские СМИ, а Кремль продолжает отрицать или же сам факт их существования, или же нарушение договора по РСМД.

Штука еще и в том, что клуб государств, фактически владеющих не просто технологиями, а ракетами, которые фактически нарушают договор о РСМД, за последние три десятилетия заметно вырос.

Уже ни у кого нет сомнения, что ракеты, которые не вписываются в договор, есть у Китая, который категорически отказывается даже начинать какие-то переговоры о вступлении в договор. А кроме Китая ракетные программы есть и у КНДР и Израиля, Индии и Пакистана. И никто из них не чувствует себя ограниченным рамками договора, который позавчера фактически утратил силу.

Поэтому возврат договора по РСМД на политическую арену представляется крайне маловероятным. Что, наверное, никого не радует, поскольку прямых последствий разрыва этого договора будет два.

Первое из которых – возможность возобновления гонки вооружений, в которой, помимо США и России, примет участие еще и Китай. А второе следствие – это возможность внезапного начала глобальной ядерной войны. Поскольку в случае, например, случайного старта баллистической межконтинентальной ракеты теоретически есть некоторое время для того, чтобы стороны успели о чем-то договориться за те 20-40 минут, пока ракета летит. Зато время подлета ракет меньшей дальности что от Калининграда до европейских столиц, что из Европы в Москву – 6-10 минут. При этом крылатые ракеты идут крайне низко и практически невидимы для радаров.

Эти последствия могут быть несколько сглажены благодаря ряду обстоятельств. Первым из них является тот факт, что реальное количество российских ракет, которые нарушают договор по РСМД, может быть не таким уж и большим. А обещание Шойгу разработать «новые гиперзвуковые баллистические комплексы меньшего и среднего радиуса действия» без выделения на это дополнительных средств из государственного бюджета выглядит вообще смехотворно. Что, впрочем, не отменяет того факта, что даже две или три ракеты, которые долетят до Западной Европы, могут спровоцировать дальнейший обмен ударами между США и Россией.

Другой момент, который отличает ситуацию от 70-80-х годов, – это тот факт, что подавляющее большинство западноевропейских государств, скорее всего, не захочет размещать у себя американские крылатые ракеты, которые могут стать ответом на российские 9М729 и другие вариации на тему «Калибров» наземного базирования. Впрочем, Вашингтон всегда может воспользоваться для размещения своих ракет территорией бывших членов Варшавского договора, теж же Польши и Румынии, что еще сократит подлетное время к российским целям.

А еще одним досадным фактом является то, что на России всерьез заговорили о возможности выхода Кремля и из договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3), который заканчивается в феврале 2021 года. Этот договор устанавливает лимиты на ядерные боеголовки и ракеты.

Объявляя о выходе России из договора о РСМД, Лавров, в частности, заявил, что США не дают России «проинспектировать 56 пусковых установок» на подводных лодках, где ядерные ракеты были демонтированы, но теоретически могли быть возвращены обратно. Что якобы дает Кремлю возможность не подписать продление СНВ-3 и восстановить наращивание своего ядерного арсенала. Впрочем, судьба СНВ-3 на самом деле еще не решена, поскольку в лишних затратах на производство новых боеголовок особо не заинтересованы ни в Москве, ни в Вашингтоне. Для уничтожения цивилизации достаточно тех, которые есть в наличии. И глядя на руки, которые будут руководить ядерными арсеналами в течение ближайших лет, становится понятно, что мир может быть ближе к ядерной катастрофе, чем во времена глобального противостояния США и СССР.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

2 × пять =