вторник, 25 июня 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Реанимация «Минска»: Почему умер «мирный план» Сайдика План, призванный реанимировать Минские соглашения, вдруг оказался единогласно осужденным

План урегулирования украинско-российского конфликта на Донбассе, предложенный спецпредставителем действующего председателя ОБСЕ в Украине и в Трехсторонней контактной группе Мартином Сайдиком, прожив неполные сутки, кажется, умер. К плану с откровенными сомнениями отнеслись в Украине, его назвали разными нехорошими словами московские эксперты, и даже «должностные лица» из сепаратистских анклавов призвали почтенного европейского дипломата «не ставить под угрозу свою профессиональную репутацию» разными выдумками.

Суть плана Сайдика — общеизвестна. Дипломат предлагает создать совместную миссию ОБСЕ и ООН, которая обеспечит проведение выборов, при этом ООН сконцентрируется на организации выборов и обеспечении безопасности участников процесса, а ОБСЕ — на контроле прозрачности. В качестве «пряника» для «ЛДНР» Сайдик предлагает создать Агентство по реконструкции Донбасса, аналогичное учреждению, которое ранее действовало на Балканах. При том выполнение плана запланировано утвердить как на новой встрече нормандской четверки, так и в парламентах Украины и России.

Новый план Сайдика и в Киеве, и в Москве, и даже в Донецке с Луганском с самого начала рассматривали как некую альтернативу Минским договоренностям — хотя в реальности он не предлагал ничего такого, что не вписывалось в рамки этих соглашений. Суть плана заключалась в том, чтобы заполнить «смысловые пустоты» и создать более-менее действенные механизмы реализации Минских соглашений.

Почему же этот план, призванный реанимировать Минские соглашения, о преданности которым любят заявлять все задействованные в конфликте стороны, вдруг оказался единогласно осужденным?

Причин, на самом деле, есть много. В случае с Украиной есть три ключевых фактора. Первый из которых, опять-таки, это последовательность реализации Минских договоренностей. План Сайдика хоть и подразумевает размещение в «ЛДНР» миротворческой миссии ООН — но не описывает четких подробностей выхода оттуда российских оккупационных сил, и разоружения местных «ополченцев». Которые, возможно, и не будут стрелять в избирателей на участках перед глазами иностранных наблюдателей — но самим своим вооруженным присутствием пробудят недвусмысленные мысли о том, чем завершится «праздник демократии» для проукраински настроенных жителей Донбасса, когда наблюдатели поедут прочь.

Второй фактор, который не стимулирует Украину поддерживать план Сайдика — это незначительные размеры анонсированной миссии (которая, по мнению дипломата, будет заметно меньшей, чем анонсированные ранее 20 тысяч) и будет иметь, очевидно, кратковременный характер — в то время как военное присутствие ООН необходимо на Донбассе на годы вперед.

Наконец, существует и третий фактор, который заключается в том, что президентские и парламентские выборы, запланированные на этот год, не способствуют долгосрочному планированию и готовности со стороны обеих ветвей власти начинать долгосрочные проекты.

Этот третий «киевский» фактор, на самом деле, с одинаковым успехом можно рассматривать как российский. В Москве явно собираются дождаться результатов как минимум президентских выборов, чтобы на их основе выстраивать какую-то долгосрочную стратегию относительно Донбасса, а потому соглашаться на какие-то новые инициативы явно не спешат.

При том что к планам, которые предусматривают присутствие даже «урезанной» военной миссии ООН в глубине Донбасса, Владимир Путин, кажется, еще не готов. Призрак «солдат НАТО на российской границе» — пусть даже и в составе миротворческой миссии, является слишком сильным раздражителем как для российского президента, так и для «патриотического» сегмента его электората.

Еще одной причиной, по которой Россия не согласится с новой сделкой Сайдика, является тот момент, что ратификация этого плана в Госдуме станет формальным концом «гибридной войны» — поскольку российский парламент фактически признает прямую причастность Москвы к конфликту, и зависимость течения конфликта от выполнения Кремлем своих обязательств.

Несмотря на все это, складывается впечатление, что инициатива Мартина Сайдика, направленная на реанимацию Минских соглашений с помощью создания каких-то конкретных и формализованных механизмов их реализации, была вызвана желанием ЕС оживить переговорный процесс. Но эта инициатива никак не соотносится с сегодняшними планами участников конфликта — причем всех без исключения. Этот последний факт и определит дальнейшую судьбу «плана Сайдика».


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

два × 2 =