суббота, 19 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Что скрывает вранье Кремля о неуловимой ядерной торпеде «Посейдон» Супероружие Москвы – пропагандистская выдумка. Но само ее появление говорит о важных процессах, идущих в самой России и вокруг нее

Из России сообщают о еще одном успехе коллективного русского военного гения, вдохновляемого лично В.В.Путиным. Следом за гиперзвуковой ракетой с ядерным двигателем, способной летать на неограниченную дальность с 27-кратной скоростью звука, что немного больше 9 км/сек, в самом скором времени на боевое дежурство встанет «подводный беспилотный аппарат», тоже с ядерной энергоустановкой. Это чудо-оружие призвано «сделать абсолютно беспомощной всю многомиллиардную систему ПРО США, развертываемую Пентагоном по всему миру» и разнести в клочья всех, кто хоть чем-то не понравится Кремлю. Так, после покорения гиперзвуковой вершины российские конструкторы пробили глубоководное дно.

Неуловимый «Посейдон»

Новость о подводном чуде с победным грохотом катится по всем кремлевским ресурсам. Как сообщил ТАСС, ссылаясь на источник в ВПК, оно называется «Посейдон», и на вооружение поступят 32 таких аппарата. Базироваться они будут на ПЛ проекта 949А после их модернизации, на строящейся ПЛ «Хабаровск», и еще на каких-то двух «подводных крейсерах», которые вот-вот «войдут в состав Северного и Тихоокеанского флотов».

Не совсем, правда, понятно, зачем России, уже имеющей на вооружении гиперзвуковую ракету, способную почти мгновенно достичь любой точки мира, понадобились еще и «Посейдоны»?  Неужели такой суперракеты оказалось мало для надежной защиты всех составляющих российского процветания, вроде оставшихся девяти яиц от покушений со стороны США и НАТО?

Не все ясно и с ТТД новинки. Здесь среди российских средств массовой дезинформации возникло некоторое расслоение. Более респектабельные сухо проинформировали о том, что, мол, да, есть в наличии, и вот-вот начнет грозить супостату. А более маргинальные привели кое-какие подробности, одна краше другой. Впрочем, говорить о респектабельности одних путинских СМД и маргинальности других можно лишь весьма условно,

Итак, «Посейдоны» – опять же, если верить российским СМД, способны красться на большой глубине со скоростью 50 км/ч. Но при малейшем шухере готовы рвануть от опасности со скоростью вчетверо большей.  Эти подводные солдаты Путина вооружены 100-мегатонными ядерными боеголовками с кобальтовой секцией – для максимально грязного взрыва, и могут быть заранее посланы к побережью США, чтобы залечь там на дно, делая вид  что ихтамнет, а потом внезапно бабахнуть.

Погуглив, легко обнаружить, что «Посейдон», если допустить, что он существует – продукт эволюции системы «Статус-6». Она же, в свою очередь, выросла из проекта Т-15, до которого, в конце сороковых – начале 50-х годов прошлого века додумался Андрей Сахаров, тогда еще не перешедший на сторону Добра и Света. Концепция же Т-15 выросла из отставания СССР от Запада. Не имея ракет, способных уверенно долетать до США, СССР решил компенсировать это при помощи гигантской торпеды, способной при взрыве вызвать цунами, загадив побережье радионуклидами.

Судя по описанию «Посейдона», эта концепция за почти 70 лет не претерпела изменений. Речь идет о банальной «грязной бомбе» – мечте всех террористов, которую Россия воплотила в реальность.

Прочие технические детали, прошедшие  в новостях, значения не имеют. Информация российских СМД заведомо недостоверна, а неспособность российского ВПК создать скоростную, суперглубоководную и «умную» торпеду сверхдальнего действия не вызывает ни малейших сомнений при первом же взгляде на его реальные изделия. Это относится и к российской ракете, способной летать, маневрируя на малой высоте, со скоростью 27 Маха.

Если бы такая ракета существовала, то ее корпус должен был бы быть изготовлен из того же материала, что и северокорейский космический корабль. Тот, на котором космонавт из КНДР осуществил пилотируемый полет на Солнце – и обратно, прямо в объятия вождя, товарища Ким Чен Ына. И это только корпус, не считая реактора и «умной» начинки, способной принимать самостоятельные решения в ходе полета, поскольку связь с объектом, летящим в атмосфере на гиперзвуке, при нынешнем уровне развития технологий – даже в странах, куда более развитых, нежели Россия, невозможна в принципе.

Иными словами, «Посейдон» неуловим – и это правда, поскольку его не существует в природе. По этой же причине российские гиперзвуковые ракеты «Авангард» и «Кинжал» неуязвимы для ПРО.

От Кореи до Карелии

Неуязвимы, по крайней мере, внутри России, и пропагандистские фейки о чудо-оружии, запускаемые, по большей части, для внутреннего, но, до некоторой степени, и для внешнего употребления. А, поскольку эти фейки своим безудержным полетом фантазии очень похожи на фейки производства КНДР, есть смысл поискать и другие аналогии между Москвой и Пхеньяном, с тем, чтобы, отталкиваясь от них, спрогнозировать поведение России по аналогии с КНДР.

Что представляет собой КНДР? Это феодальный режим, некогда насажденный СССР по собственному образу и подобию, смыслом существования которого является обеспечение высоких жизненных стандартов правящей верхушки. В нее, вопреки заблуждениям, входит не только семейство Кимов – расклад сил в северокорейских верхах достаточно сложен, в них не меньше «башен», чем в московском Кремле. Но население, что КНДР, что России, обитающее вне этих башен, низведено до положения рабов.

Впрочем, эти рабы вовсе не закованы в цепи – напротив, они находятся в состоянии перманентного ликования, для чего их мозг постоянно обрабатывается пропагандой. Жители Северной Кореи верят в то, что их страна – победитель мирового чемпионата по футболу. Что она посылает космические корабли на Солнце. Что население США массово голодает и лишено жилья. Что КНДР – наилучшая, самая прогрессивная и счастливая страна мира, управляемая мудрым вождем. Что Южная Корея – марионетка американского империализма, и один из инструментов, при помощи которого этот империализм пытается – естественно, безуспешно – сокрушить замечательную КНДР, где трудящиеся счастливы и благоденствуют. Наконец, они верят в то, что КНДР окружают враги, так что опираться можно только на собственные силы.

Тут, впрочем, есть важная деталь: вера северных корейцев в правдивость пропаганды – вовсе не абсолютна. Это сложное и многомерное явление: нельзя сказать, что жители КНДР совсем уж не чувствуют обмана, но, во-первых, публичные сомнения чреваты понижением социального статуса, вплоть до помещения в концлагерь всей семьей, пожизненно и на поколения вперед; во-вторых, не зная внешнего мира, северные корейцы действительно многому верят; в-третьих, многое из того, что им внушается пропагандой, попадает в «серую зону» «верю-не верю, смотря по настроению». А настроением и эмоциями СМД КНДР умеют управлять в совершенстве, и максима «верую, ибо это абсурдно» для них не абстракция, а принцип работы.

Заменив теперь «КНДР» на Россию, мы увидим полную аналогию. Сходство будет даже большим, чем того можно было ожидать. Несмотря на разницу в размерах, ресурсах, наконец, в стартовых условиях, из которых обе страны начали свой путь к нынешней  точке, они пришли к общему финишу с незначительными отличиями, и даже эти отличия быстро нивелируются.

Посмотрим, чем еще похожи оба режима. КНДР, находящаяся под санкциями, добывает необходимую ей валюту, а затем закупает нужные ей комплектующие, которые не в состоянии произвести сама, не гнушаясь никакими методами, в том числе и откровенно криминальными – включая производство наркотиков, печатание фальшивых долларов и использование для контрабанды дипломатической почты. Судя по последним новостям из России, Кремль в целом уже вполне усвоил северокорейские формы поведения. Достаточно вспомнить о том, как был доставлен в Британию флакон с «Новичком», прибавить к этому многочисленные факты свидетельствующие о тайных операция Кремля по всему миру, припомнить колумбийский кокаин в российском посольстве, и, в качестве вишенки на торт, добавить закон, разрешивший россиянам выращивать опийный мак – естественно, под государственным контролем. Взглянув на постоянно возрастающий градус травли тех, кто не согласен с путинским курсом и не выражает бурной любви лично к Путину, и вспомнив о пакете законов, карающих за оскорбление власти – и констатацию необходимости начать строительство новых тюрем, поскольку старые окажутся неспособны вместить всех, кто получит по новому закону реальный срок, мы увидим, что внутренняя ситуация в России тоже быстро приближается к северокорейской.

При этом не стоит обманывать себя тем, что в России, якобы, «нарастает недовольство». Опыт подавления недовольства у российской власти накоплен огромный. Распад СССР случился не потому, что «недовольство русского народа» имело какое-то значение – его породил конфликт в верхах, и, отчасти, недовольство на окраинах империи. Русское же ядро всегда оставалось покорным и управляемым, кроме тех случаев, когда одна противоборствующих группировок во власти решалась организовать управляемые беспорядки для оказания давления на другую.

Итак, Россия созрела для окончательной северокореизации и быстро идет к этому состоянию. Различия Москвы и Пхеньяна будут нивелированы уже в течение ближайших пяти, максимум – десяти лет.  Но что последует дальше?

Абсолютное оружие Пекина

А дальше все тоже вырисовывается довольно понятно. Оба режима уже сейчас прибегают к тактике «высокой платы за вход». Иными словами, никакого чудо-оружия у них нет и не может быть, но некоторое количество ОМУ, не обязательно только ядерного, оно может быть и химическим, и биологическим, способное нанести политически неприемлемый по своим масштабам ущерб любой стране, или союзу стран, которые вздумали бы просто прихлопнуть надоевшего гопника, у них все-таки есть. Версии же о чудо-оружии транслируются на собственное население, а также, в случае России, используются для запугивания западного обывателя.

Безусловно, ни Москва, ни Пхеньян военного сценария не хотят, а лишь используют угрозу им как фактор сдерживания. Но если дело дойдет до обмена ударами, то и тут у них есть преимущество: ущерб, нанесенный собственному населению, власти России и КНДР не интересует в принципе. Теоретически, и Пхеньян и Москва могли бы пойти даже на подрыв «грязных бомб» на собственной территории, с тем, чтобы облако радиоактивного заражения накрыло соседние страны. Правда, КНДР на это заведомо не пойдет, как минимум, по двум причинам. Во-первых, единственная цель, которую можно накрыть таким образом, это Южная Корея, а она, без поддержки США, атаковать КНДР заведомо не станет. Следовательно, нет и смысла заходить с таких больших козырей. А, во-вторых, рядом находится Китай, от которого КНДР крайне зависима, и, учитывая, что ветер может подуть и в его сторону, Китай таких шагов решительно не поймет. С Россией все обстоит не столь однозначно, и сценарий подрыва какой-либо дряни на ее территории вблизи от границы, с тем, чтобы затем оправдаться несчастной случайностью, хотя и маловероятен, но возможен.

Здесь мы подходим к ключевому моменту – к роли Китая. Безусловно, Пхеньян – клиент Пекина. Это не означает, что Ким мгновенно выполняет любую команду Си Цзиньпина. Ким может торговаться и маневрировать – связка Москва-Минск, где Москва выступает в роли патрона, а Минск – клиента, хорошо иллюстрируют суть таких отношений.  Но в целом и стратегически Пхеньян следует в фарватере Пекина, так же, как и Минск – в фарватере Москвы.

О российско-беларуских отношениях разговор отдельный, но для КНДР Пекин, среди прочего, — еще и поставщик военных технологий, позволяющих поддерживать уровень угрозы миру, необходимый для выживания кимовского режима. Есть еще целый ряд важных факторов, экономического и финансового порядка. Правда, сейчас патронов у Кима два – КНР и Россия. Но роль России в силу ее деградации будет снижаться, поскольку страна, запускающая мультяшные ракеты со скоростью 27 М и торпеды с грязными бомбами, неизбежно будет деградировать и дальше, как технически, так и политически. В конце концов, у Кима останется только один патрон – Китай.

Ну, а зачем КНДР Пекину? Тут тоже все понятно – это удобный прокси-режим, при помощи которого,  формально оставаясь в стороне, можно раскачивать общемировую ситуацию, используя это в противостоянии с США. Именно по линии КНР-США и проходит главное противостояние XXI века, которое, в перспективе, должна разрешить Третья Мировая война.

Если мы посмотрим, как развиваются российско-китайские отношения, то увидим,  что превращение России в КНДР-2, правда, после некоторого ее урезания в пользу Китая, но урезания вполне добровольного с российской стороны, как часть платы за сохранение режима, это вопрос, в общем-то решенный. При этом, возможности России, как китайского инструмента мировой дестабилизации, по сравнению с кимовской КНДР будут существенно большими. При желании, Китай при помощи России сможет даже затеять с США прокси-войну, формально оставаясь в стороне, с тем, чтобы максимально ослабить и измотать своего главного противника перед решающей схваткой, а заодно выбить из игры его европейских союзников. И очень похоже на то, что отдаленные планы Пекина именно таковы.

Место Украины в этом сценарии выглядит, надо признать, скверно. Оно похоже на место РК, вечного антипода КНДР, но  в отличие от Южной Кореи у нас есть все шансы оказаться на направлении главного удара по Европе в ходе Третьей прокси-Мировой. При этом, сценарий ухода Москвы «под Пекин», во-первых, выглядит уже неизбежным, а, во-вторых, будучи реализован, не оставляет надежд на то, что в Кремле, играя угрозами, не перейдут грань, за которой начнется реальный конфликт. Отсутствие для Москвы шансов на выживание в таком конфликте не будет иметь значения, поскольку, когда и если – но вероятность такого «если» в ближайшие два десятилетия очень велика – в Китае примут решение о начале военной операции, у Пекина будет  достаточно средств, чтобы заставить Россию двигаться в нужном ему направлении. То, что после этого Россия перестанет существовать, не только в геополитическом, но и в физическом смысле, едва ли остановит китайское руководство.

Этот сценарий сегодня выглядит безальтернативным. Реалистичные варианты мирного разрешения конфликта двух версий глобального мироустройства не просматриваются.  Правда, у нас, по всей вероятности, есть еще лет 10-15, возможно, даже 20 для маневров, способных смягчить, насколько это вообще возможно, неприятные для Украины  последствия такого хода событий.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров