понедельник, 24 июня 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Конец «недосоюза» России и Беларуси: Удастся ли Лукашенко «прорубить окно» в Европу Складывается впечатление, что у Москвы остался только один сценарий создания «союзного государства» с Минском. Силовой

Явно не придя к согласию с российским президентом в возможном обмене белорусской независимости на дешевые нефтепродукты, Александр Лукашенко явно вынужден искать другие, менее политически токсичные источники углеводородов. Или, по крайней мере, удачно имитировать процесс такого поиска.

Отношения между президентами России и Беларуси, и без того непростые и запутанные, в конце прошлого года окончательно превратились в пазл, собрать который было крайне сложно.

На протяжении последних месяцев 2018 года Москва жестко связала сохранение экономических преференций для Минска с «углублением интеграции». А интеграцию в Кремле предлагали настолько глубокую, что она предусматривала отказ Беларуси от заметной части институтов независимого государства — вроде Центробанка и собственной таможни.

При том в сознании российских политических элит безраздельно воцарилась идея относительно скорого поглощения Беларуси Россией. С помощью которого Владимир Путин якобы собирался изменить Конституцию «новообразованного» государства, и, самое главное, «обнулить» количество своих президентских сроков, начав пребывание на высшем посту как будто впервые.

С другой стороны, в Беларуси на роль «кордебалета для очередного срока ВВП» соглашаться не спешили. Что стало четко заметно после нескольких жестких заявлений в адрес России со стороны белорусского президента — и фактически нулевых результатов встречи между Путиным и Лукашенко, которая состоялась 25 декабря.

Но затем в ситуации появилась новая интрига. Через четыре дня, 29 декабря, президенты встретились снова. И, проговорив без малого четыре часа, разъехались, не сообщив широкой общественности ничего существенного относительно результатов. Что дало повод для слухов в среде российских политических элит, что Лукашенко таки «дожали».

Впрочем, вчерашние заявления белорусского президента наглядно демонстрируют, что все произошло диаметрально противоположным способом.

В частности, президент Беларуси констатировал, что темы объединения с Россией «нет в повестке дня», а разговоры о ней являются «глупыми» и «притянутыми за уши». При том Лукашенко напомнил, что ранее Беларусь вместе с Россией подписали договор о создании Союзного государства и развивали свои отношения, «строго соблюдая» этот документ.

«Надо садиться за стол и смотреть, что мы вместе можем сегодня согласно договору решить, на что мы можем вместе без всякого давления пойти», — так охарактеризовал Лукашенко интеграционные перспективы.

И, по мнению президент Беларуси, союз двух стран может развиваться только на равноправной основе. «И это не потому, что Лукашенко так хочет, как это преподносится на России. А потому, что это фундаментальные принципы построения любого союза. Нет равноправной основы — нет союза», — сказал он.

При том Лукашенко прозрачно намекнул, что Россия «не может» согласиться на равноправное объединение. По его словам, это подтвердил и Путин. «Нет такой возможности у России, учитывая последствия всего, на это пойти. Поэтому надо успокоиться и прекратить эти разговоры, что кто-то кого-то наклонил или наклоняет. Здесь никто никого не наклонит», — заявил глава Беларуси.

Сложно сказать наверняка, какое именно равноправие предложил Александр Лукашенко Владимиру Путину. То ли управлять общим государством по очереди — месяц из Москвы, а месяц — из Минска. Или, может, делить общий бюджет поровну между Москвой и Минском. Кто знает. Но белорусское предложение Путину явно не понравилось, об этом теперь можно сказать наверняка.

Таким образом, российский президент остался без «союзного государства», а Лукашенко — без скидок на нефтепродукты.

Четко понимая, что до сих пор относительно дешевая российская нефть может стать для Минска «золотой», Лукашенко уже поручил правительству проработать вопрос об альтернативных путях поставок углеводородов в страну через прибалтийские порты.

Насколько реальна готовность Минска покупать энергоносители на мировом рынке, или речь идет лишь о «психологическом прессинге» российских друзей — покажут ближайшие месяцы. Но, в целом, складывается впечатление, что у Москвы остался только один сценарий создания «союзного государства» с Минском. Силовой.

Поэтому, кроме альтернативных путей поставки нефти, Александру Григорьевичу нужны еще и альтернативные спецслужбы (такие, чтоб без российских агентов), и альтернативный Генштаб. А белорусская армия, в случае необходимости, будет защищать свою землю даже та, которая есть.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

тринадцать + 8 =