понедельник, 21 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Наш человек в Африке: Кто сливает СБУ информацию о наемниках «Вагнера» «Наших людей», не желающих быть россиянами и с отвращением отбрасывающих от себя эту личину, в России могут быть миллионы. Нужно только начать работать с ними

Итак, Служба безопасности Украины установила личности десяти наемников частной военной компании «Вагнер», предположительно, причастных к убийству трех российских журналистов в Центральноафриканской республике (ЦАР). Это стало украинским подарком к пресс-конференции Путина, который был, таким образом, пойман на очередной лжи.

Напомню, трое российских кинодокументалистов: военкор Орхан Джемаль, режиссер Александр Расторгуев и оператор Кирилл Радченко – были убиты в ЦАР летом этого года. Их машину расстреляли из засады. При себе у журналистов были крупная сумма в долларах и дорогая техника, что породило версию простого ограбления. Но родственники и коллеги погибших в ограбление не верят, считая убийство спланированным заранее, и связанным с подготовкой убитыми фильма о добыче в ЦАР полезных ископаемых структурами бизнесмена Евгения Пригожина.

Отвечая в ходе конференции на вопрос журналиста Ильи Азарова о гибели российских журналистов в ЦАР и о возможной причастности к этому ЧВК «Вагнера», Путин заявил: «Ваши коллеги приехали в Африку как туристы, без всяких уведомлений властей. Покушение совершили местные группировки. Сейчас идет расследование».  Путин также заверил, что держит ситуацию с расследованием дела на личном контроле и еще раз принес свои соболезнования родным и близким погибших журналистов.

Между тем СБУ тоже вела расследование гибели группы Джемаля – и, как оказалось, успешно. Украинские разведчики точно установили цепочку структур, при помощи которых Россия оперирует в Африке:  ГРУ – ЧВК «Вагнера» – ООО «М-Финанс», причем две последние аффилированы с «поваром» Пригожиным. Были точно установлены и 37 граждан РФ, которых руководство ГРУ привлекало на ротационной основе к выполнению служебных задач в ЦАР в составе «М-Финанс», как и то, что 10 из них совершенно точно были в ЦАР в день убийства российских журналистов. Было также точно установлено, что ГРУ отдало прямой приказ Валерию Захарову, главе «службы безопасности ООО «М-Финанс» и советнику президента ЦАР Фостен-Арканж Туадеры, любой ценой не допустить утечки из ЦАР информации о пребывании там наемников «Вагнера», крышующих бизнес по тайному вывозу алмазов в Россию и готовящих кадры для местных вооруженных формирований.

И уже исходя из этой суммы фактов, путем несложных умозаключений, десять российских наемников, находившихся в тот момент в ЦАР были обоснованно заподозрены в причастности к убийству журналистов. Таким образом, все звенья оказались выстроены, кроме последнего – не хватает пока прямого свидетельства с места ликвидации. Нет точной информации о том, кто нажимал на спуск, и кто отдавал команду. Именно по этой причине и возникла фраза о предположительной причастности десяти наемников к убийству группы Джемаля. Но надо полагать, что будет установлен и ход операции – это лишь вопрос времени. После чего предположения сменятся уверенностью.

Такая отличная работа наших спецслужб не может не радовать. И возникает вопрос: как им удалось? Откуда они взяли необходимые ресурсы? Откуда у СБУ такие связи в Африке?

Некоторый намек на это содержит сама информация СБУ, где сказано, что большинство из 37 лиц, привлекавшихся к работе в ЦАР, ранее засветились в террористической деятельности на Востоке Украины и в Сирии, за что были даже награждены российскими орденами. Второй намек дает то, что среди этих 37 есть и люди с украинскими фамилиями. Это, с большой долей вероятности, означает либо украинское гражданство в прошлом, либо как минимум личные связи в Украине. Таким путем в столице ЦАР Банги и мог появиться наш человек. И, по всей вероятности, он там не один.

Тесную связь между Украиной и Россией до сих пор использовали и продолжают использовать против нас российские спецслужбы. Но похоже, что ситуация стала меняться. Наши спецслужбы тоже учатся использовать эти связи. Это очень радует и открывает прекрасные перспективы, особенно с учетом того, что российская власть сейчас быстро теряет популярность в глазах населения.

Итоги выборов в Приморье, населенном, кстати, в основном этническими украинцами, в котором Москве пришло грубо рисовать победу своего кандидата, поскольку никакая агитация на население не действовала, ясно говорят о том, что пришла пора работать с населением России. Работать широко, запустив на Россию пропагандистские проекты — а не только через спецслужбы в интересах проведения разведывательных операций.

Очевидно, что такая работа, проводимая через украинскую диаспору, особенно перспективна. В России есть целые регионы, большую часть населения которых составляют этнические украинцы. И какие это регионы: помимо Приморья – еще и Тюмень. Конечно, их население десятилетиями обрабатывалось антиукраинской пропагандой. Но сейчас, когда российская власть теряет поддержку общества, напоминание их жителям о том, что они украинцы, более чем своевременно и может возыметь отличный эффект.  Нужно просто научиться в своих посылах выделять украинцев из общей массы россиян и обращаться к ним особо. Не отталкивая их, а, напротив, напоминая им об украинских корнях, рассказывая о жизни в Украине и о том, что выбор, в конечном счете, только за ними. Давая им этим возможность отойти в сторону от России – пока внутри себя, морально и ментально. И всячески побуждая их сделать такой шаг в сторону.

«Был бы я кинопродюсером, – написал на днях в своем ФБ политолог Артем Филипенко, – я бы, например, снял фильм о битве на реке Орловой 25 марта 1747 года. Не знали о такой?».

«Сражение при Литтл-Биг-Хорн 25-26 июня, когда индейцы сиу в ходе боя перебили 266 «бледнолицых» солдат во главе с генералом Кастером и написано немало, да и снято достаточно, от пафосного «Они умерли в сапогах» до обличающего «Маленький большой человек», – пишет далее Филипенко. – А вот о битве на Орловой, в ходе которой чукчи разбили русский отряд во главе с майором Павлуцким, известно гораздо меньше. А ведь событие было знаменательное. Русские были даже вынуждены временно отступить и сжечь Анадырский острог».

А уж сколько душераздирающих сюжетов дают походы «русских первопроходцев» XVII в. К примеру, Ерофея Хабарова, того самого, в честь которого назван город Хабаровск. «Восьмого декабря он (Хабаров) пошел на князя Досаула, – пишет историк Чулков в статье «Ерофей Павлов Хабаров. Добытчик и прибыльщик XVII века», Русский архив, 1898. — Кн. 1. – Вып. 2. – С. 177-190. – Не дойдя до его владений, Хабаров послал 60 казаков с Поляковым и Чечигиным во главе и толмача Константина Иванова против дауров и тунгусов, живших в пяти юртах по реке Ширилке. Инородцы эти не стали сопротивляться и обещали быть в вечном подданстве Московскаго царя, платить ему ясак и даже склонить к тому же соседних князей Васаула и Гантимура. Но когда их привели к Хабарову, то он велел мужчин утопить, а жен, детей и имущество их подуванил. 29 Мая 1651 г. он еще послал отряд, чтобы половить заложников. Удалось поймать 8 человек. Одних из них Хабаров отдал своим приближенным, других взял себе и заставлял их так непосильно работать, что они разбежались. В числе заложников уже была и жена князя Шилгинея. Хабаров хотел сделать ее своей наложницей, но она воспротивилась. Раздраженный ея отказом, он велел ее удавить».

«И дальше в таком же ключе, – продолжает Филипенко. – Или, например, исход дауров, которые под давлением русских были вынуждены во второй половине XVII в. уйти из Забайкалья в Китай. И эти люди обвиняют американцев в геноциде индейцев. Вестерны я люблю. А хорошо бы снять истерн о покорении русскими Сибири, о русском зверье».

«Я думаю, – резюмирует Филипенко, – что русских, ну или если кого-то возмущает этот этноним, то россиян, вообще сложно назвать нацией. Скорее, это исторически сложившееся сообщество палачей, садистов, алкашни и некрофилов с довольно примитивным архетипом сознания. Хотя даже про сознание тут сложно говорить, скорее инстинкты. Ну, например, неприятие цивилизации как таковой. Когда-нибудь, когда у них отнимут ядерную дубинку, а различные ранее покоренные народы разбегутся по своим национальным квартирам, для представителей этого сообщества будут созданы резервации, где их будут показывать за деньги посетителям. И посетители за скромную цену – пару бутылок водки, смогут посмотреть, к примеру, русскую свадьбу с дракой, или смертельный для культурного человека номер – выпивание двух литров водки без закуски и на халяву, или прослушать хоровое пение аборигенов, типа «вставай страна огромная…». Это будет очень поучительное зрелище. И в качестве бонуса аборигенам будет предоставлено право беспошлинной выгонки гидролизного спирта. Кстати, тоже прекрасный сюжет для фильма».

Но тема, затронутая Филипенко совершенно не разработана в Украине. Между тем момент для ее разработки, включая и производство фильмов о российской истории, – и вывод их на прокат по всему миру удивительно благоприятный. Тема  российской агрессии, скотства и зверства сейчас в мировом тренде, а история России дает поистине неисчерпаемый и совершенно неопровержимый документальный материал для таких проектов. И если для их реализации у нас нет сегодня своих актеров и режиссеров, способных сработать на мировом уровне, так, чтобы фильм стал заметным явлением,  то стоило бы, право, пригласить мэтров со стороны – а там, глядишь, проявились бы и украинские таланты.

Это тоже война. И такие книги, фильмы, статьи, передачи – тоже оружие, такое же, как танки и артиллерия. Исторический фронт пора развертывать, увеличивая на несколько порядков и разворачивать его на российского читателя.

Сегодня ничего подобного в Украине, к сожалению, нет. Украинская пропаганда, предназначенная для консолидации украинского общества внутри страны, при проекции ее на Россию фактически дополняет путинскую, консолидируя российское общество вокруг кремлевской власти. Ведь если человеку, даже изначально настроенному к Украине нейтрально или с осторожным интересом, постоянно повторять, что он враг, оккупант, агрессор и виновен уже в силу факта проживания в России, то он в конце концов просто от безысходности начнет жаться и к нелюбимой им власти.

Разумеется, россияне виновны – тот, кто платит налоги, тот уже соучастник. Но у нас стоит задача не обличать Россию а разломать ее в куски. Иными словами, Украине нужна пропаганда, рассчитанная на разложение противника. Суть же такой пропаганды как раз противоположная – она должна давать возможность ее объекту психологически дистанцироваться от преступной власти, того самого сообщества палачей, садистов, алкашни и некрофилов, составлявших российскую власть и российское государство на всем протяжении российской истории. Такая пропаганда – в случае внутреннего согласия с ней ее объекта – должна давать ему моральное право красиво причислить себя и своих предков в нескольких поколениях к жертвам этих негодяев.

Нам нужно дать россиянам моральную и ментальную возможность дистанцироваться от российского государства и российской официальной истории; возможность почувствовать себя частью другой общности, той, которой российское государство заведомо враждебно, притом и сегодня, и в исторической ретроспективе. Только создав и вбросив в информационное пространство и в обсуждение в соцсетях варианты истории, идеологии и самоидентификации таких новых общностей, психологически удобных для россиян, решивших перестать быть россиянами,  общностей, к которым они могут свободно присоединиться, начав соотносить себя себя уже с ними — причем эти общности должны быть не просто альтернативны, но активно враждебны официальной российской общности — только после этого можно с успехом, продуктивно для поражения наших врагов развивать тезис о том, что «Россия – это Мордор». Приглашая при этом каждого россиянина, осознавшего и зримо увидевшего, что он не часть России, а ее бесправный пленник,  в свои союзники и во враги Мордора.

Это очевидные азы пропаганды на противника. А работа с диаспорами, направленная на психологическое дистанцирование их от России – очевидная часть такой пропаганды, и, в силу большой численности в России этнических украинцев – перспективнейшее направление для Украины. «Наших людей», не желающих быть россиянами и с отвращением отбрасывающих от себя эту личину, в России могут появиться миллионы. Потенциал для этого – просто огромен. Дело лишь за тем, что нам самим нужно начать действовать в этом направлении.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров