суббота, 20 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

По следам Вагнера: Почему казнили российскую съемочную группу в Африке Какой бы ни была официальная версия смерти съемочной группы, общественность – даже российская – вряд ли признает ее убедительной

Россия понесла первые официальные потери в войне в Центральноафриканской Республике. Во вторник стало известно, что неизвестные убили журналиста Орхана Джемаля, оператора Кирилла Радченко и режиссера Александра Расторгуева. Изначально в качестве вероятной причины расстрела съемочной группы называлось ограбление. Но чем больше всплывает подробностей, тем больше оснований рассматривать альтернативные версии, пишет Алексей Кафтан для Деловой столицы.

Для начала отметим, что о цели поездки сообщалось уже в новости о гибели съемочной группы: она отправилась в ЦАР снимать документальный фильм о деятельности в этой стране частной военной компании «Вагнера». О том, что это «предприятие», куратором которого называют путинского повара Евгения Пригожина, а главой – героя России Дмитрия Уткина (позывной – Вагнер), фактически является государственной силовой структурой с частной вывеской и удобным инструментом для ФСБ, говорилось неоднократно. Вагнеровцы, как известно, засветились на Донбассе и в Сирии. В общем, типичные «ихтамнеты» (о которых, к слову, Джемаль делал репортажи). Что до ЦАР, то ЧВК Вагнера появилась (как водится, неофициально) там после встречи президента страны Фостен-Арканжа Туадеры с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым в Сочи в октябре прошлого года.

Бывшая французская колония, ЦАР является одной из самых неблагополучных стран мира. С 2013 года там продолжается очередная вялотекущая религиозная война, в результате которой половина населения страны – 2,3 миллиона человек – нуждается в гуманитарной помощи, а центральное правительство едва контролирует 20% территории. Это привело к решению ООН, ЕС и Франции ввести в страну стабилизационные силы, которые, впрочем, добились относительно скромных успехов. В результате ухода в прошлом году французских войск и окончания европейской миссии EUTEM Туадера оказался практически беспомощным. Чтобы противостоять мусульманскому ополчению «Селека» и христианскому «Анти Балака», у него было только два батальона – около 1,3 тыс. человек, не имеющих ни современного оружия, ни подготовки.

Российское руководство воспользовалось моментом, чтобы сочетать приятное с полезным – проецировать влияние в регионе и получить доступ к природным ресурсам (ЦАР имеет стратегически важное географическое положение, и богатые месторождения золота, алмазов, урана, углеводородов). В результате уже в марте этого года Москва официально сообщила о решении оказать ЦАР безвозмездную военную помощь. На этом фоне любопытно выглядят сообщения, что ЧВК Вагнера выиграла контракт на охрану тамошних золотых приисков.

31 марта президент Туадера уже принимал парад первой роты (200 человек) ВС ЦАР, вооруженной российским оружием и одетой в камуфляж российского производства. Парадом командовали граждане РФ. Как сообщал российский МИД, в ЦАР откомандированы пятеро военных и 170 российских гражданских инструкторов. По всей видимости, вагнеровцев вписали в число последних.

Российских советников поселили во «дворце Беренго» – бывшей резиденции провозгласившего себя императором диктатора-людоеда Бокассы, с которым, к слову, пытался заигрывать СССР. И именно сюда, вроде бы, пыталась попасть съемочная группа – но получила отказ. Якобы ввиду отсутствия аккредитации Министерства обороны, на оформление которой отводилось пять дней. Неясно, правда, о каком МО идет речь – если о российском, почему о ней не позаботились загодя? Хотя с чего бы ему быть российским…

Если же о местном, то бюджет группы вполне позволял ускорить процесс. С собой у журналистов было около $8,5 тыс., и они определенно знали местные обычаи. В столицу ЦАР Банги они прибыли 28 июля, а уже следующим утром дали взятку полицейским, заявившим, что съемочной аппаратурой пользоваться нельзя. Местный водитель должен был отвезти команду в расположенный примерно в 380 км город Бамбари для встречи с фиксером, сотрудничающим с миссией ООН, но на подъезде к расположенному на полдороге городу Сибю, предположительно вечером, машину перехватили.

Что случилось потом, неясно. Сначала сообщалось, что солдаты армии ЦАР нашли три тела рядом с брошенным автомобилем, имеющим пробоины от пуль. Ссылаясь на показания выжившего водителя, мэр Сибю Анри Депеле рассказал о засаде, хотя иные источники говорили о расстреле на блокпосте. Но в обоих случаях говорилось об ограблении – тем более что кроме наличных, группа везла еще и дорогую съемочную аппаратуру. Впоследствии версия была откорректирована: по словам Марселина Йойо, опять-таки, представителя муниципалитета Сибю, машину перехватили не менее десятка говоривших только по-арабски людей в тюрбанах. Россиян расстреляли на месте, а водитель опять-таки сумел сбежать.

Здесь сразу несколько странностей. Во-первых, дорога Банги-Сибю, да и район в целом, считаются относительно безопасными. Настолько, что очень дорожащие своей безопасностью сотрудники международных организаций ездят здесь без охраны. К слову, в интервью РИА «Новости» эксперт по Африке Human Rights Watch Льюис Мадж признал, что, хотя убийство при ограблении – дело для ЦАР обычное, этот случай он считает странным, поскольку он произошел там, где вооруженные группировки малоактивны.

Во-вторых, странно, что уцелел водитель. Будь то засада или блокпост, в случае открытия огня его должны были постараться вывести из строя первым. Так что можно предположить, что его либо отпустили, что может служить косвенным указанием на сговор, либо он сбежал после остановки машины. Тогда, правда, непонятно, зачем по ней вообще было стрелять. Как, кстати, и оставлять на месте налета: уж если грабить – так грабить.

В-третьих, подозрительно упоминание арабского языка. Это вроде бы указывает на причастность к убийству исламистов. Кстати, ссылаясь на некую местную радиостанцию ТАСС сообщил, что россиян могли убить боевики «Селеки». Но одно с другим соотносится с трудом. Прежде всего, потому, что исламисты в ЦАР реже говорят на арабском, нежели на санго или французском. Арабоязычные меньшинства сосредоточены, в основном, в районах, пограничных с Чадом и Суданом, а Сибю – это противоположный конец страны.

Так что версию о том, что россиянам просто не повезло оказаться не в то время не в том месте, еще крепить и крепить. Естественно, остаются вопросы к водителю. Но не только к нему.

К примеру, все еще неясно, в каком статусе убитые работали в ЦАР. Сообщалось, что двое из трех имели просроченные пресс-карты «Известий», но рупор Кремля по обыкновению сыграл в «ихтамнетов». В то же время, в расследовании деятельности российских наемников убитые сотрудничали с «Центром управления расследованиями» (ЦУР), аффилированого с движением «Открытая Россия» Михаила Ходорковского. О чем, кстати, заявил и он сам на своей странице в Фейсбуке.

Так что, как минимум нельзя сбрасывать со счетов и возможность, что группу просто убрали, чтобы не разнюхивала. Причем даже не обязательно, что сотрудники собственно ЧВК Вагнера. Вряд ли что кого-либо из троих хотели убить за то, что они делали. В конце концов, даже выступления Орхана Джемаля – безусловно, прямого и смелого человека – в защиту татар на федеральных каналах, публичное осуждение вторжения в Украину и даже призывы к радикальным протестам особой угрозы для Кремля не представляли. Просто потому, что за ним не было масс и делал он, по большому счету, нишевый продукт. И потом, каждый из трех по-своему приложился к строительству путинской империи. Джемаль вместе с батальоном «Восток» прошел рейдом по грузинским тылам во время войны 2008 года. Расторгуев снял для НТВ фильм «Война и мир Захара Прилепина». Радченко сотрудничал с абхазским агентством и работал в «ДНР» и «ЛНР», делая не самые объективные репортажи.

И если они впоследствии «перековались», не убеждения стали причиной их гибели. Просто речь об интересах государственных элит – и этого вполне достаточно, чтобы с проблемой попросили разобраться принимающую сторону. Косвенными аргументами в пользу этой версии являются и тайминг, позволяющий предположить, что группу вели с самого вылета из Москвы, и истеричный пост спикера МИДа РФ Марии Захаровой, назвавшей версию о расследовании «околесицей». «Слушаю и читаю эту околесицу относительно «расследований» по ЧВК в ЦАР (…) Убитые российские журналисты, исходя из места обнаружения тел, двигались совсем не туда, где работают инструкторы», – написала Захарова.

Что ж, смотрим на карту и на часы. Дворец Беренго расположен в 80 км на юго-запад от Банги. Сюда группа съездила, получила отказ и вернулась в столицу. Это было то ли в пятницу, то ли в субботу. В воскресенье были съемки в Банги. А в понедельник журналисты отправились на северо-восток, на встречу с потенциальным помощником, но смогли проехать лишь около 160 км. Так где противоречие?

Впрочем, уже сейчас очевидно одно: какой бы ни была официальная версия смерти съемочной группы, общественность – даже российская – судя по соцсетям, вряд ли признает ее убедительной.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

20 − двенадцать =