воскресенье, 15 сентября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Пока не выгнали: Почему глава Пентагона сбежал на пенсию от Трампа Обстоятельства отставки Джеймса Мэттиса указывают на кризисный тренд, в котором начинается развиваться президентство Дональда Трампа в своей второй половине

Концептуально, сама по себе отставка Джеймса Мэттиса с поста секретаря по обороне США не является какой-либо сенсацией – трения между ним и Дональдом Трампом нарастали довольно давно, и его кандидатура, как входящая в список ротации называлась и до, и после промежуточных выборов

Вместе с тем, именно обстоятельства этой отставки – внешние, а затем и внутренние – являются небанальными, а кроме того, указывают на кризисный тренд, в котором начинается развиваться 45-ое президентство в своей второй половине. Отметим, что сам Трамп сначала заявил, что генерал Мэттис уходит на пенсию в феврале наступающего года, и в целом, завернул свое сообщение в позитивные тона. Однако, поскольку это событие произошло в пакете с решением президента о выводе войск из Сирии, мотивированное победой над ИГ (которая, собственно, состоялась довольно давно), а затем и о частичном (что бы это могло значить?) выходе из Афганистана, контингент в котором был увеличен по воле самого Трампа, оно приобрело скандальный характер.

Во-первых, президент нарвался на заявление самого Мэттиса, выдержанное в корректных, но жёстких тонах, и таким образом, надо думать, уход его будет мгновенным. Что, кстати, означает, что на его место придет исполняющий обязанности, а это, как уже отмечают некоторое время, становится тревожной чертой нынешнего американского президентства, поскольку демонстрирует отсутствие солидарности между главой Белого Дома и партией – по крайней мере, на том уровне, на котором его кандидатуры требуют утверждения.

Во-вторых, изначально и сам президент Трамп проинформировал, что у него пока нет кандидатур на пост главы Пентагона, и он будет их рассматривать – и это выдает неподготовленность такого решения. Является очевидным, что практически одновременный уход генерала Мэттиса и, с поста главы администрации, генерала Келли, никак не способствует мотивации военных занимать эти должности в администрации Трампа. Отношения с военным лобби, которыми Трамп дорожил еще несколько месяцев назад – рискуют оказаться испорченными, и на кого он тогда станет опираться, не на кучку же малоадекватных «борцов с миграцией»? Подобная смена базы могла удастся в «медовый месяц» президента, который давно прошел, или, хотя бы, до промежуточных выборов и утраты республиканцами нижней палаты Конгресса, но явно не сейчас.

В-третьих, партию о своих планах президент явно не проинформировал, и теперь его критикуют со всех сторон, более того, обвиняя в том, что он повторяет ошибки своего предшественника Барака Обамы. Ведь тот тоже не доверял военным, а сирийское дело проиграл, отказавшись наносить ракетный удар по Дамаску, что частично стало причиной всех тех проблем, которые мы испытываем на протяжении последних пяти лет. Уходящий глава комитета по иностранным делам Сената республиканец Боб Коркер, высказавшись о Мэттисе в самых теплых тонах, не упустил возможности высказать недоумение по поводу хаотичной внешней политики президента.

Но давайте сначала посмотрим на мотивы Трампа.

Прежде всего, каждый американский президент любит выводить откуда-нибудь войска. Единственный, кто не успел этого сделать, был Буш-младший, что, наряду с кризисом, окрасило конец его правления в тёмные тона. Клинтон вообще не занимался выводами, а проводил экспансию США где только мог, пусть и под песни о многосторонних усилиях по поддержанию международного мира. Обама вывел войска из Ирака, но сделать это по отношению к Афганистану не смог, поскольку такой шаг означал бы слишком явный проигрыш «Талибану» (отсюда и нынешнее удивление – чего же это Трамп, пусть и «частично», унижается перед старинным врагом Америки, который подаст его шаг в нужных тонах?). Думается, что касается Афганистана, то мы еще услышим реакцию 43-его президента, Джорджа Буша-младшего и членов его администрации, которым на первых порах удалось сделать в этой стране немало. Кстати говоря, в Афганистане все-таки обеспечивает стабильность международная коалиция, и реакция ее участников, как представляется, будет не менее удивленной, нежели у сенатора Коркера.

Далее, надо сказать, что обе эти войны – и афганская, и сирийская, по крайней мере, с точки зрения части окружения Трампа, но не только его – имеют двусмысленный характер. Так, терактами в Афганистане, в особенности в его столице Кабуле, занимаются три разных организации – это не только «Талибан», но и старая «Аль-Каида», и ИГ. Какого-то видения для Афганистана, как и управляемости его специфической межплеменной и коррумпированной демократии – многие годы не просматривается в принципе. Но этот тупик связан не столько с местными реалиями, сколько с неопределенностью Запада и влиянием других игроков – в частности, Китая, Пакистана, Индии, России на происходящее в этой стране. Правда, «Талибан», по крайней мере, сегодня, является национально-ориентированным движением и самим по себе США, кроме как риторически, вроде бы угрожать не собирается.

А ведь можно сказать, что в Йемене (где, при этом, американское военное присутствие было и есть крайне ограниченным) война подходит к концу – если не произойдет ничего экстраординарного, то проигравшая сторона, хуситы, войдет в послевоенное правительство, а Иран будет из страны вытеснен. Об этом, собственно, и идут переговоры после того, как арабская коалиция установила контроль над портом Ходейда. Нельзя сказать, чтобы американское влияние было определяющим в этой ситуации, это, по большому счету, конфликт между Саудовской Аравией и Ираном. Но поражение Тегерана в Йемене далеко не так важно, как предполагаемое – в случае вывода американских войск – его усиление в Сирии.

Понятно, что Трамп улучил момент, чтобы опять воткнуть свою ретро-идеологию в управление внешней политикой – мол, надо поменьше вмешиваться в те или иные иностранные дела. Однако, именно сейчас он может вызвать аплодисменты разве что в Тегеране, Москве и Пекине. Более того, взрыв возмущения уже происходит в Израиле – фактически, с персами в Сирии он, в таком случае, будет воевать один, поскольку турки воюют преимущественно с курдами, а российская наемная армия – за Асада. Который, кстати, под шумок, опять вознамерился отхватить у курдов богатые ресурсами районы. Пользуясь, разумеется, разворачивающейся новой турецкой операцией в приграничье и странным ходом Трампа. Который, правда, верит, что усложнил жизнь всем прочим вовлеченным сторонам своим неожиданным кунштюком.

Здесь, конечно, некоторую роль мог сыграть и Эрдоган, который, с одной стороны, вроде бы купит вместо С-400 американские ЗРК «Патриот», а с другой засомневался в принадлежности Сирии ее северных провинций. В общем, это такой намек Анкары, что Турция и ее туземные войска готовы окончательно заменить США на части территорий разрушенной страны.

Тем не менее, роль американских войск в Сирии была другая – недопущение нового слияния иракских и сирийских вооруженных суннитских сект. И здесь Трамп и впрямь рискует повторить ошибку Обамы с Ираком – тот доверил его шиитам, те устроили в стране геноцид суннитов, сунниты создали «Исламское государство». Кто будет выполнять стабилизационную миссию в условиях, когда ситуация в Ираке не меняется, а сунниты сегодня никем не защищены?

Разве что это станет делать коалиция арабских государств – либо во главе с ОАЭ, либо во главе со все той же Саудовской Аравией, иначе вакуум власти будет вновь, и теперь уже «с лихвой» заполнен Ираном. Ирану, между прочим, с экономической точки зрения терять сегодня нечего, а Россия, и, в меньшей степени, Китай, раз его все равно на этом ловят, обязательно будут втихую помогать персам.

Осознание всех этих сложностей – и, можно быть уверенными, что в Эр-Рияде, с которым сам Трамп подписал контракты на огромные суммы, поражены точно так же, как и на другом конце региона, в Израиле – заставляет задуматься о следующем. Что еще может стоять за объявлением о выводе войск, отставкой министра Мэттиса и дальнейшими кадровыми оценками в Вашингтоне – тем более, что в свое время и на место Мэттиса мало кто хотел идти, хотя он, в общем, стал «старожилом» этого правительства, проработав два или почти два года.

Во-первых, Мэттис, видимо, и сам собирался уходить, но не в подобных обстоятельствах – это точно. Но, так или иначе, это кадровая победа заклятых друзей – советника по национальной безопасности Джона Болтона и госсекретаря Майка Помпео. Выбор нового руководителя Пентагона явно не будет осуществляться без их участия. Очень осторожно кандидатами на эту должность называют молодого сенатора от Арканзаса, иракского и афганского героя Тома Коттона, но его имя все время называют в случаях перемен в силовом блоке. Считается, что он, скорее, принадлежит к клубу Помпео, а также отставного генерала-парашютиста Джека Кина, в свое время занимавшего должность заместителя начальника генштаба. Правда, Кин еще с позднего президентства Джорджа Буша-младшего отвергал самые разные кадровые предложения. Так что это все самые предварительные прикидки, кроме того, очевидно, что быстрым процесс нового назначения в новых политических условиях в Вашингтоне явно не станет.

Во-вторых, в своем прощальном письме Мэттис очень чётко высказался по поводу вреда от двусмысленной политики президента по отношению к недемократическим государствам, таким как Россия и Китай, которые не упускают возможности причинить вред Америке и всем цивилизованным государствам. А также непоследовательной линии по отношению к союзникам. Ведь пока к успехам этой администрации можно частично отнести лишь стимулирование диалога между Кореями, хотя и оно осуществляется скорее на условиях Ким Чен Ына, а также начало замирения в Йемене, но в нем главную роль играет Саудовская Аравия. Будет ли новое руководство Пентагона нацелено на Иран, Китай (с которым Трамп постоянно играет в какие-то коммерческие игры) и Россию (тематики которой он явно побаивается) на данный момент неизвестно. Возможно, конечно, что фиксация президента США на неких прорывающихся сквозь мексиканскую границу мигрантах поможет хотя бы решить венесуэльский вопрос (как раз там Китай и Россия, независимо друг от друга отстраивают антиамериканский форпост), но пока что даже регионализм старой доктрины Монро в связи с Трампом принадлежит к области фантазий.

В-третьих, никуда не деваются из картинки европейские проблемы, и в первую очередь, украинские. Тема базы в Польше, на фоне усиливающегося давления России на Беларусь, российская агрессия против Украины в ОРДЛО, Крыму и на Азовском море – будут ли они находиться в фокусе обновляемого военно-политического блока? Тем более, что, по-видимому, именно Европой, слишком тесно связанной с расследованием Мюллера, законодатели теперь будут постоянно гонять Белый Дом. Вообще, конечно, возникает впечатление, что Трампу просто хотелось что-то сделать в своем стиле, на фоне вот этого всего парализующего его президентство букета расследований — вот он и сделал, хотя, конечно, в итоге смешал карты на столе. И если европейцев он лично может до какой-то степени игнорировать, то израильтян и саудовцев вряд ли, в первом случае это вопрос финансирования выборов, во втором — военных и других контрактов, притом что на рынок нефти, по-видимому, никто уже не способен монопольно повлиять, испортив Вашингтону настроение.

В любом случае, генералу Джиму Мэттису – в Украине более чем благодарны, ведь это при нем были приняты все важнейшие для нашей страны решения в области вооружений, финансирования, прямой военно-технической помощи, был налажен отличный диалог украинского руководства и военных с Пентагоном, и приоритетность Киева не ставилась под сомнение. Ждать ли теперь каких-то изменений, к добру или к худу – сказать сложно, причем это касается любого вопроса при нынешнем непредсказуемом американском президенте. Кажется, подобными же мыслями обуреваемы сегодня и представители американского истеблишмента, а также «глубокое государство» в администрации самого Трампа.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров