суббота, 15 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Звонили даже из Москвы: Кто использует «бляхеров» в политических играх «Евробляхеры» представляют из себя серьезную, но практически неконтролируемую силу

Страну захлестнула волна протестов водителей «евроблях». Новые правила растаможки авто, которые приняли нардепы, лишь формально снизили налоговую нагрузку на «бляховодов». По факту – заплатить за ввоз поддержанного авто все равно придется не менее 100-200% от стоимости иномарки. С требованием к президенту не подписывать «антинародный» закон, водители «блях» заблокировали дороги по всей стране. Однако Порошенко подписал этот документ. Параллельно провластные СМИ с утра до вечера критикуют «бляховодов». Тем временем протест набирает обороты, ведь водителей авто на иностранной регистрации в Украине уже сотни тысяч. Такого количества людей нет ни в одной политической партии Украины, соответственно «евробляхеры» превращаются в реальную силу, которая в будущем может выйти за рамки только лишь автомобильного протеста. О том, какие перспективы имеет данное движение, пишет Апостроф.

«Антинародный» закон

Законопроекты 8487 и 8488, за которые парламент проголосовал 8 ноября, действительно оказался не в пользу «бляховодов». Формально нардепы понизили базовую ставку акциза на ввоз подержанных иномарок, но добавили к ней коэффициент возраста автомобиля, на который нужно умножать базовую ставку и коэффициент объема двигателя. В итоге ожидаемого падения тарифа на растаможку «блях» так и не случилось. Более того, парламент ввел жесткие штрафы за езду на нелегальной «бляхе». И теперь, после того, как президент подписал этот закон, покататься на нерастаможенном авто, без значительного ущерба для кошелька не выйдет. Более того, как стало известно изданию, в воскресенье, 25 ноября, в день вступления в силу этого закона на границе с Польшей таможенники не пропускают машины на иностранных номерах: либо плати таможенный сбор и показывай документы на машину – либо уезжай обратно.

Логично, что такое «покращення» от нардепов возмутило водителей, и 20 ноября они вышли на бессрочный протест, который назвали «Всеукраинской акцией неповиновения».

«Нас достало, что власть не слышит своих граждан. Поэтому мы должны провести общенациональную акцию неповиновения, чтобы продемонстрировать, что нас миллионы, из которых десятки тысяч людей готовы действовать!», – заявили в ОО «Авто Евро Сила».

Оставим за скобками справедливость требований «бляховодов», но очевидно, что не подобрать такой электоральный пласт, недовольный действиями власти, да еще и накануне выборов, просто неразумно.

«Как бы там ни было, это электорат, и покажите мне политика, который откажется от своего потенциального избирателя», – говорит политолог Петр Олещук.

Более того, власть и сама решила пойти на открытую конфронтацию с водителями: глава МВД Арсен Аваков уже успел заявить, что принято решение о разблокировке всех автодорог, где безобразничают «евробляхеры».

«Полиция будет работать в рамках закона, но в случае неповиновения – жестко», – написал в своем Twitter Аваков.

«Еще до заявления Авакова были инциденты, когда полицейские в Ровно провоцировали мирных участников под камеру в эфире. Этим заявлением он просто пытался оправдать превышение полномочий своих подчиненных», – рассказывает изданию соучредитель ОО «Авто Евро Сила» Александр Чернявский.

Непростой инструмент

Накалив, таким образом, ситуацию, власть сделала «бляховодов» для оппозиции еще более лакомым инструментом в политической борьбе. Впрочем, использовать этот инструмент против оппонентов оппозиции будет крайне сложно.

Во-первых, тема откровенно токсичная: однозначного отношения к «бляхам» в обществе нет. Это ведь не цена на газ или бензин, где все украинцы против повышения тарифа. Поэтому если открыто поддержать протест автомобилистов, можно растерять политический капитал. И в этой ситуации, по мнению экспертов, виноваты сами «бляхеры».

«Организаторы протестов сами же и сузили свою целевую аудиторию, – поясняет изданию политтехнолог Ярослав Макитра. – Они сосредоточились на себе: мы купили автомобиль, мы хотим его узаконить и точка. Поэтому мы блокируем дороги, движение. Если бы была позиция следующая: мы купили авто, но так может купить каждый и все смогут дешевле приобрести авто, это бы имело положительный эффект. Если расширить посылы и правильно их подать, это очень бы расширило целевую аудиторию, и «бляхерам» сочувствовали бы даже те, кто не имеет таких машин. А в данном случае проблема интересна только самим «бляхерам». Большое количество их потенциальных союзников стало их противниками: когда ты спешишь на работу, а движение перекрыто, и тебе не объясняют, зачем это нужно именно тебе. Поэтому и нет возможности их широко использовать».

В то же время для тех сил, которым нечего терять в Украине, протесты водителей не менее выгодны, например, Кремлю. О попытках выйти на диалог с протестующими говорят в «Авто Евро Силе»

«Звонили с Москвы. Предлагали «правильно» ответить на вопросы, чтобы раскачать ситуацию», – говорит Александр Чернявский. Понятное дело, разговора не вышло.

Во-вторых, чтобы использовать «бляхеров», с ними вначале нужно договориться, а это может быть проблемой.

«В этих акциях заметна достаточно неплохая организация и у них не пропадает желание делать эти акции. Они способны к самоорганизации, и их достаточно сложно грубо использовать, с ними можно, скорее, договориться. Но не факт, что организаторы протестов будут заинтересованы договариваться с кем-то из политиков», – добавляет Макитра.

Но это не беда. Использовать недовольных водителей можно и в темную.

«Весь вопрос в том, как использовать. Совсем не обязательно открыто объявлять о поддержке, – отмечает Петр Олещук. – Организованный протест любой оппозиции выгоден, ведь, во-первых, это демонстрация недовольства властью, а, во-вторых, демонстрация слабости власти. Поэтому удобнее использовать протестующих в качестве тарана, накачивая протестные настроения и отыгрывая два тезиса: «смотрите, до чего довели народ» и «смотрите, власть ничего не может сделать, она ничего не контролирует, ее нужно убирать, она доведет до развала страны». При этом, как в первом, так и во втором случае, поддерживать «бляхеров» не обязательно. Например, на Майдане представители майдановской сцены любили озвучивать тезисы, что протест не имеет отношения ни к каким радикальным действиям, это все провокаторы, радикалы, мы за мирный протест. Но при этом, любые радикальные действия были выгодны, так как повышали ставки в игре».

Впрочем, по мнению исполнительного директора Украинского института будущего Виктора Андрусива, водители иномарок сами пойдут на контакт с политиками.

«Они будут пробовать договориться с кандидатами в президенты о поддержке. Это может быть их инструментом политического влияния. Но если никаких договоренностей даже с кандидатами не будет, не исключено, что они присоединяться к какой-то новой структуре или сами же будут инициировать такие новые структуры», – говорит изданию Андрусив.

Кстати, разговоры о возможности выхода протеста за рамки автомобильной тематики и создании собственной политической платформы идут с самых первых дней митингов «блях» под Верховной Радой и Кабмином. Но вот перспективы такого проекта, по мнению экспертов, выглядят неопределенными.

«Я думаю, что это маловероятно, – уверяет Андрусив. – Сейчас у них очень понятный и конкретный интерес, который их объединяет. Как только они начнут пробовать выходить за рамки этого интереса, они сразу будут раскалываться, делиться на группы, начнут появляться новые лидеры. Поэтому любая попытка выйти за рамки существующей повестки, нивелирует их организационную способность».

«Они могли бы консолидироваться вокруг некоего либертарианского проекта (движение, выступающие за минимизацию государственного влияния на процессы в стране – ред.), но попытки ранее создать такие проекты, несмотря на определенный запрос, заканчивались провалами. Вспомнить хотя бы Геннадия Балашова (лидер партии «5.10» – ред.)», – резюмировал Петр Олещук.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

девять + тринадцать =