среда, 12 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ультиматум Кремлю: Почему наемники «Вагнера» захотели сдать Путина Организаторы движения «новых ветеранов» по факту предложили Кремлю сделку

Группа российских наемников и их родственников, объединенных в рамках Общероссийского офицерского собрания, обратилась в Международный уголовный суд (МУС) с заявлением о возбуждении расследования против организаторов российских ЧВК.

Беспредельщики в поисках правосудия

Решение было принято на прошедшем 18 ноября в Москве общероссийском форуме ветеранов боевых действий под названием  «ЧВК. Гибель Армии.#НасТутНет#», в котором участвовали 387 из 400 выдвинутых делегатов, представлявших 18 общероссийских межрегиональных организаций из 56 субъектов РФ.

Опираясь на фактическую часть, изложенную в заявлении, в которой сообщалось об участии российских наемников в боевых действиях на Донбассе, в Сирии, Ливии, ЦАР и Габоне, подписанты, называющие себя «гражданами РФ, ветеранами вооруженных сил и боевых действий», ссылаясь на статью 15 Римского статута МУС, ходатайствовали «о возбуждении расследования proprio motu (по собственной инициативе МУС – ред.) на основе нижеизложенной информации о преступлениях, подпадающих под юрисдикцию суда».

На первый взгляд, это выглядело чистейшей пиар-акцией. Во-первых, Россия не признает и не намерена признавать Римский статут МУС, о чем в 2016 г. Путин подписал специальное распоряжение. Во-вторых, даже если суд откроет дело proprio motu, что, в принципе, возможно, поскольку деятельность наемников проходила, в том числе, и на территории стран, ратифицировавших Римский статут, заявители, вероятнее всего, тоже попадут в число обвиняемых – как лица, непосредственно совершавшие военные преступления.

Но не все так просто. При внимательном взгляде обращение в МУС вовсе не выглядит жестом отчаяния и следствием слабой юридической подготовки его составителей. Напротив, оно производит впечатление отлично продуманного и всесторонне просчитанного шага. Чтобы разобраться в смысле этой комбинации, нам придется рассмотреть ситуацию послойно.

Слой первый – пиар-акция и заявка на политическую партию

Наемники и ветераны-силовики составляют хоть и не самую большую, но достаточно легко организуемую, а также решительную и привычную к насилию часть населения Российской Федерации. Побеждает же в политических баталиях вовсе не инертное большинство, которое всегда и во всех случаях «курит бамбук», а организованное, сплоченное и активное меньшинство, способное навязать большинству свою волю. Так что даже сейчас, когда в Кремле сидит прежняя команда, организацию, опирающуюся на такой контингент, лучше иметь в союзниках, чем в противниках.

Таким образом, организаторы форума, заявившие о себе как о лидерах движения «новых ветеранов», по факту предложили Кремлю сделку: свою относительную лояльность в обмен на места в политической обойме и на какой-то минимум признания и льгот для его низовых участников. Или по меньшей мере на убедительную симуляцию переговоров власти с их лидерами о предоставлении этих гарантий и льгот. Что же касается периода смуты и передела власти, вышедшего за пределами узкого круга фигур, приближенных к первому лицу, – а этот период наступит в России примерно через полгода после помпезного дефиле Путина по Красной площади на пушечном лафете, когда официальная пропаганда вдруг резко изменит тон, и нынешний Вождь Х@йл@, обожествляемый ею сегодня, будет ею же официально объявлен, как завещал классик, «не Отцом, а сукою», – то политическая сила, располагающая подходящим для формирования штурмовых отрядов человеческим материалом, будет чрезвычайно востребована и перспективна на весь такой период и во всех отношениях.

Слой второй – расчеты на будущее

Итак, Кремлю послан недвусмысленный сигнал: мы есть, мы лидеры этой взрывоопасной массы, и с нами лучше договориться, нежели воевать, это просто выгоднее для обеих сторон такой сделки. Ведь даже зачистив все нынешнее руководство этой нововетеранской организации, Кремль не закроет проблему «беспризорных наемников». Одновременно послан сигнал и к МУС: да, мы готовы сотрудничать, и можем предоставить большой массив информации и свидетельских показаний для будущего суда над нынешним российским режимом за совершенные им военные преступления.

Тот факт, что значительная часть рядовых участников этих событий тоже может быть обвинена в соучастии в военных преступлениях, организаторов акции не волнует – по нескольким причинам. Во-первых, лидеры движения, во всяком случае, большинство из них, за исключением, разве что, Стрелкова-Гиркина, сами ни в каких операциях в качестве наемников не участвовали, а некоторого числа рядовых участников, которые могут попасть под метлу МУС, им не жаль.

Во-вторых, блох не ловят поштучно, и МУС в любом случае будет заниматься организаторами, а не рядовыми исполнителями, за исключением самых отличившихся. Кроме того, в-третьих, даже для тех исполнителей и для организаторов среднего звена, того же Гиркина, которых сочтут преступниками и объявят в розыск, возможно множество вариантов уклонения от ответственности: от ухода в бега по охваченной смутой России до сделки со следствием в обмен на сдачу начальников и сообщников.

В-четвертых, рядовых исполнителей, не покрывших себя какой-то очень уж громкой славой, не дающих показаний в интересах  МУС – то есть уже пошедших с ним на сделку (см. выше) и не стремившихся к публичной известности преднамеренно, доказательно привлечь к ответственности будет довольно сложно. Ведь даже те сомнительные договоры, которые они заключают сегодня, заключены ими не с помпезно-зловещими ЧВК, которых в России вообще не существует юридически, а с фирмами, обычно офшорными, и в этих договорах они прописаны как геодезисты, геологи или моряки, но не как военные специалисты.

Так что бойцы ЧВК и сегодня не слишком-то боятся огласки. Напротив, многие из них позируют в соцсетях, создавая, обычно за дополнительную плату, позитивный образ российского наемника. Конечно, те, кто поумнее, нигде не говорят прямо о своем участии в боевых действиях – но ведь все об этом и так прекрасно знают. Вот только знать и доказать в суде – вещи очень разные, и те наемники, которые умеют связать два слова, не отказываются от дополнительного заработка в качестве сетевых пиар-менеджеров. Таких, к примеру, как этот персонаж: вполне, кстати, реальная личность, со своим, хотя и несколько приукрашенным, фото, с настоящим именем и с правильно указанным местом постоянного жительства.

Обращает на себя внимание и то, как участники форума в своих выступлениях аккуратно смешали понятия военнослужащих, наемников, и «граждан России, выполняющих свой долг», стирая границы между ними. Налицо была очевидная заявка на новое, уже послепутинское издание российского патриотизма.

Понятно, что такие звезды не зажигаются сами по себе, и у организаторов есть серьезные спонсоры. Скорее всего, в конце цепочки посредников хорошо знакомый нам спецслужбистско-уголовный монстр. Его актуальные фронтмены сидят в Кремле и сегодня, но уже несколько поистрепались и поистерлись. В связи с этим монстр неспешно готовится скинуть старую кожу: ведь Путин и его окружение, все эти повара, парикмахеры, виолончелисты, да и олигархи «по назначению», а фактически держатели общаков — для него не более чем расходный материал. Конечно, каждый из них, будучи, по сути, чешуйкой на драконьей шкуре, пытается, насколько это возможно, оттянуть и момент собственной замены, и смену всей шкуры в целом, продлив себе приятное существование на вершине власти, и, как ему кажется, на вершине пищевой цепочки. Но даже если это до какой-то степени и удается, его век на вершине все равно конечен, в то время как коллективный монстр претендует на бессмертие.

Слой третий: что предпримет в ответ нынешняя кремлевская команда?

Поскольку коллективная «старая шкура», сидящая сегодня в Кремле, вовсе не желает быть сброшенной и смененной, она стремится продлить свое пребывание у власти на максимально долгий срок, но одновременно, понимая неизбежность своей замены, предпринимает и меры на перспективу, хотя до нее, во всяком случае, по ее расчетам, еще далеко. И, в рамках соответствующих действий – как по продлению срока пребывания у власти, так и по обеспечению безопасного отхода – со стороны российской власти в ответ на выходку «господ офицеров» вполне вероятны ответные шаги.

Конечно, МУС Кремлю не указ, но налицо дерзость, способная повлечь для него репутационные потери. Будут ли начаты закулисные переговоры? Или зарвавшиеся наглецы получат твердый пацанский ответ? Или, наконец, в Кремле сделают вид, что ничего не заметили – мол, слишком ничтожна эта возня, слишком пусты и слабы засветившиеся в ней фигуры, претендующие на лидерство в ветеранской среде, чтобы на это как-то реагировать. А наемники… Что? Какие такие наемники?

Выбор одного из этих вариантов зависит от того, увидят ли в Кремле в организаторах форума что-то хоть сколь-нибудь перспективное на ближайшие пять-семь лет, от резонанса, который получит или не получит их обращение в МУС в информационном пространстве, и, в первую очередь, от реакции самого МУС.  А поскольку такая реакция – дело в любом случае не скорое, то и события станут развиваться медленно, отнюдь не в новостном режиме.

Вероятнее всего, сначала в Кремле промолчат и выдержат паузу, сделав вид, что ничего не было. Это, впрочем, не значит, что с организаторами не станут работать, а также не возьмут их в плотную оперативную разработку. Если же МУС обратит внимание на заявление и откроет дело  proprio motu, то Россия, не указывая на связь своих действий с действиями МУС, может провести серию показательных уголовных процессов по посадке нескольких  наемников. С формальной точки зрения, это вполне возможно. С технической – совсем не исключает дальнейших переговоров с организаторами форума, но расставляет точки над і, продемонстрировав реальную диспозицию сторон.

Что до всего этого Украине?

В сложившейся ситуации Украина вполне могла бы подыграть заявителям. Конечно, они нам ровно такие же враги, как и кремлевская команда – но отчего бы не поднять ставки во внутренних российских разборках?  Правда, Украина лишь подписала, но пока не ратифицировала Римский статут, то есть формально не подпадает под юрисдикцию МУС. Но она может и без ратификации, в рамках п.3 ст.12 Статута, подать заявление в секретариат МУС, признав его юрисдикцию в отношении преступлений, совершенных и совершаемых российскими наемниками на Востоке Украины и в оккупированном Крыму.

Ведь если есть желающие связать эти преступления непосредственно с российским государством, подкрепив это своими показаниями, то зачем же таким хорошим показаниям пропадать зря? Отчего бы не воспользоваться ситуацией, пока она горяча?


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

11 − пять =