вторник, 12 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Премьер ЛГБТ. Почему Путину уже никогда не понять сербов Как теперь Кремлю, великорусскому шовинисту, объяснить, что братьями руководит лесбиянка?

Недавно избранный президент Сербии Александр Вучич передал свое еще теплое кресло премьер-министра 41-летней Ане Брнабич, которая является открытой лесбиянкой, став в одну шеренгу, например, с ирландским коллегой Лео Варадкаром – пишет Владислав Гирман для Деловой столицы. – Хотя еще не так давно (в 2010 г.) сербские националисты избивали участников гей-парада, а в 2011-м власти его запретили к удовольствию «братьев»-россиян. И на этом интересности, связанные с новым главой правительства, не закончились.

На самом деле, это очень занимательное решение, учитывая, что Вучича многие считают пророссийским политиком, а Брнабич – откровенно прозападный. Но Вучич назвал ее трудолюбивым человеком с высокими профессиональными и личными качествами. А еще одна отличительная черта – она станет первой женщиной-премьером Сербии. Скорее всего, так и будет, поскольку, по некоторым данным, уже есть необходимое большинство в парламенте для положительного голосования.

Кроме того, Брнабич не является членом политсилы Вучича – Сербской прогрессивной партии (СПП) или хотя бы партнером из Социалистической партии Сербии (СПС). Она отлично говорит по-русски, но так же отлично говорит по-английски, поскольку училась в университете Нортвуда в Мичигане и британском университете Халла. Успела поработать в американском бизнесе: с 2002 по 2011 гг. – в Агентстве США по международному развитию, а с 2011 г. – в американской компании Continental Wind Serbia, которую возглавила через два года. Еще через три года она стала министром госуправления и местного самоуправления Сербии.

Очевидно, что ее кандидатура – это реверанс США и Евросоюзу, к интеграции в последний уже давно стремится Сербия. И кто, как не женщина-премьер с нетрадиционной ориентацией, послужит лучшей демонстрацией готовности Белграда войти в европейскую семью? Это, во-первых. Во-вторых, выбор Вучича в очередной раз показал, что новоиспеченный президент не так прост, как кажется, и бывает другом Кремля тогда, когда ему это нужно. На самом деле политик-популист, двигаясь в рамках такой идеологии, уже давно старается усидеть на двух стульях – продвигает и евроинтеграцию, и дружбу с Москвой, выступая против санкций, например.

С другой стороны, и сама Сербия – государство с очень непростой историей, чья идеология некогда была близнецом российской. Миф кровавого архитектора Слободана Милошивеча, – сербам жить в одной державе, – оставшийся в наследство «великосербам», тождественен концепции «русского мира». И не так уже много лет прошло после войны на Балканах.

Потому нужно понять, что сейчас из себя представляет Сербия. Вплоть до цифр. Во-первых, как во многих странах там наблюдается демографический спад. На конец 2016 г. население составляло 8,789 млн человек, и уменьшилось за прошлый год на 40 975 человек. В этом году, по прогнозам, продолжит уменьшаться – еще 21 183 человека к концу года. До Дейтонского мира в 1995 г. население росло, но с началом деятельности Армии освобождения Косова год спустя, на который приходится пик в 9,868 млн человек, начался демографический спад.

Сегодня население по этническим группам выглядит так: сербы 82,9%, венгры 3,9%, ромы 1,4 %, югославы 1,1% (да-да, остались еще и такие), боснийцы 1,8%, черногорцы 0,9%. Вопрос нацменьшинств, напомним, для Сербии и Балкан – болезненный, который стоял во главе конфликтов. Как и вероисповедание. Хотя, что касается религии, такая уж у нее роль в истории – людей лбами сталкивать. В Сербии к удовольствию россиян 85% – православные. Еще есть 5,5% католиков, 3,2% мусульман и 1,1% протестантов. На государственном сербском языке говорят 88,3% населения, на венгерском – 3,8%, боснийском – 1,8%, на язык ромов приходится 1,1% населения.

Политически страна разделена на сторонников евроинтеграции и сторонников пророссийского вектора движения государства. К последним относятся националисты-ретрограды, влияние которых, впрочем, постепенно снижается. И не в последнюю очередь благодаря Вучичу, который ранее был соратником нынешнего лидера Сербской радикальной партии Воислава Шешеля, отсидевшего 11 лет за военные преступления в бывшей Югославии.

Главный же националистический демотиватор – это движение на Запад. Переговоры с Европой начались еще в 2003 г., когда Сербия в составе союза с Черногорией. Через 10 лет ЕС полностью ратифицировал Соглашение об ассоциации, которое означало введение зоны свободной торговли. А в 2015 г. начались переговоры уже о вступлении Белграда в ЕС на базе 35 пунктов требований Брюсселя к кандидату. Пока Сербия занята выполнением условий.

Согласно декабрьскому соцопросу «Европейская ориентация сербских граждан», проведенному Сербским центром европейской интеграции, на референдуме с вопросом «Поддерживаете ли вы членство Сербии в ЕС?» 47% сербских граждан сказали бы «да», а 29% — «нет» и еще 15% не голосовали бы. Исследование показало серьезный прирост в симпатиях после падения до 41% в июне 2016 г.

Стремление попасть в ЕС изменило страну до такой степени, что Белград даже, по крайней мере публично, смирился с потерей Косово. Мало того, еще и пожертвовал героями националистов – Ратко Младичем и Радованом Караджичем, апологетам насильственного расширения сербского государства. Сегодня страна отошла от идей «Великой Сербии», которые привели в свое время к Первой мировой и к войне на Балканах во время распада Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ) в 90-х.

Но не все так просто. Страна еще находится в цепких объятиях имперских амбиций. Сербский политолог Венцислав Буйич в сентябре прошлого года заявил: «Крым. Реалиям», что «люди, связанные с Кремлем, прямым текстом обещают сербам, что на эту землю скоро придут русские, оккупируют всю Европу и разбомбят всех врагов Сербии».

«Чтобы объяснить необходимость этого, они стараются внушить, что НАТО и Евросоюз – это демонические, сатанинские силы, которые мечтают уничтожить или поработить Балканы. К сожалению, из-за бомбардировок 1999-го часть населения до сих пор склонна верить в такое. Хуже всего то, что подобные взгляды распространяются в основном членами молодежных организаций. Их лидеров, имеющих большие политические амбиции, приглашают в Москву, консультируют и направляют из Кремля», – пояснил он.

Политолог также назвал организации, которые продвигают шовинистические идеи в сербском обществе – «Образ», «Заветников», «Третья Сербия», «Восточная альтернатива» и «Национальный строй». Подвержены же такой агрессивной пропаганде, по его словам, пятая часть населения, а поверить в лайт-версию готовы до половины сербов. Вот и выходит, что хотя проект «Великая Сербия» и потерял популярность, но еще жизнеспособен, на что, вероятно, и делает ставку Кремль.

Раскачивают ситуацию различные фигуры. Не только Шешель. Но и, например, президент автономии на территории Боснии и Герцеговины – Республики Сербской – Милорад Додик. Он накануне Дня республики 9 января выступил с громким заявлением о необходимости боснийским сербам создать единое государство непосредственно с Сербией и сербскими районами Косова. Очевидно, что реализация такого проекта привела бы к новому кровопролитию.

Вучичу после событий в Черногории это определенно не нужно. В число кандидатов на пост премьера входили откровенно пророссийские кандидаты и близкие соратники президента – Милош Вучевич (замглавы СПС) и Никола Селакович, а также лидер Соцпартии Ивица Дачич. Но Вучич выбрал откровенно проевропейского премьера Ану Брнабич. А это очень показательно и символично. И к тому же бьет по архетипу российской пропаганды – брат-серб. Как теперь Кремлю, великорусскому шовинисту, объяснить, что братьями руководит лесбиянка?



Поделитесь.





Новости партнеров