вторник, 13 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Пробежала персидская кошка: Что будет, если США пойдут войной на SWIFT США угрожают санкциями SWIFT, что в самом худшем случае может означать отключение глобальной системы от долларовых платежей

Соединенные Штаты Америки могут ввести санкции против системы SWIFT, если та продолжит обслуживать операции с Ираном и со связанными с ним компаниями. Эмоциональный спектр реакций на эту новость, которая была немыслимой еще несколько лет назад, чрезвычайно широк: от недоумения и всевозможных конспирологических версий до открытого злорадствования.

Хурма раздора

Ситуация вокруг «иранского досье» завела мир в ситуацию, которую можно было бы охарактеризовать следующей фразой: «война расчетных систем». Это, конечно, не «Война миров» Уэллса, но, учитывая глобализацию платежных сервисов и степень их влияния на нашу повседневную жизнь, весьма сокрушительно.

Яблоком раздора стал Иран, хотя с учетом региональной специфики можно сказать, что эта страна стала «хурмой раздора» между двумя столпами западного мира: ЕС и США. Центральной нервной системой этого конфликта стал Израиль, который уже давно, раз за разом, убирает с региональной шахматной доски своих наиболее опасных соперников: Ливию, Ирак, Сирию. Теперь «старуха с санкциями» пришла и в Тегеран.

Как известно, на днях началась вторая волна антииранских санкций, которая фактически похоронила большую иранскую сделку, заключенную предыдущим президентом США Бараком Обамой, властями Ирана и представителями ЕС, когда в обмен на отказ от ядерной программы эта ближневосточная страна получила деблокаду своих финансовых активов, замороженных в западных банках еще со времен исламской революции, и либерализацию торговых операций, прежде всего с нефтью, которую до этого Тегерану приходилось сбывать по серым схемам по цене в несколько раз ниже рыночной.

Но соглашение, которое по горячим следам успели назвать историческим для всего Ближнего Востока, было неодобрительно воспринято в Израиле, где не привыкли верить своим ближайшим соседям. И если Иран планировал обойтись мягкой программой денуклеаризации, то в Тель-Авиве посчитали, что все должно пройти в рамках «дня открытых дверей».

Нынешняя администрация в Вашингтоне вполне разделяет эти «ястребиные» подходы, в чем кардинально расходится с нынешней Европой.

Во-первых, ЕС уже нацелился на иранскую дешевую нефть и внутренний рынок этой страны. Например, компания Airbus в 2016-м объявила о поставках в Иран партии пассажирских самолетов на более чем $16 млрд. Но данная сделка была заблокирована летом этого года, когда стало ясно, что США выходят из иранского соглашения: значительная часть комплектующих для европейского самолетостроителя поставляется из Америки, и Вашингтон тут же сообщил о санкциях на их поставку по иранскому контракту. Это не могло не взорвать европейский бизнес-истеблишмент, который и так косо смотрит на свои политические элиты в связи с антироссийскими санкциями… Как назло, иранцы объявили, что вместо Airbus будут закупать российские самолеты Sukhoi Superjet 100.

Первая реакция европейцев – не выполнять требования американцев, которым как крупнейшим добытчикам нефти душить Иран «сам Техас велел». У европейцев подобного конфликта интересов нет, и они, наоборот, заинтересованы в диверсификации поставок за счет дешевого иранского сырья. Кроме того, Иран – это страна с населением более 81 млн человек и ВВП по паритету покупательной способности – выше $1,6 трлн. Так что европейцы аж прищуриваются от подсчета объемов автомобилей, бытовой техники и прочих товаров, которые туда можно поставить.

По сути, впервые в истории между двумя геополитическими союзниками пробежала кошка. Персидская.

В качестве превентивной меры по формированию независимой от США политики в отношении Ирана ЕС применил так называемый блокирующий регламент, согласно которому экстерриториальные санкции США (а они всегда такие, по принципу, где найдем, там и применим) не распространяются на европейские компании. Даже больше – регламент Евросоюза запрещает своим компаниям выполнять американские санкционные требования.

Свой SWIFT

Дальше – больше. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини в Нью-Йорке заявила о старте проекта по созданию в ЕС альтернативной системы, которая смогла бы обеспечить проведение финансовых транзакций с Ираном в обход санкционных радаров США. По задумке европейских функционеров данная система вполне может со временем развиться в глобальный проект, когда к нему присоединятся и другие страны, не желающие идти в фарватере политики Вашингтона. Чисто теоретически нечто подобное может произойти в случае усиления санкций США против РФ, если в Европе не захотят к ним присоединиться. В таком случае альтернативная программа транзакций расширится за счет включения в нее стран Таможенного союза и, возможно, Китая.

«Мы должны укреплять автономию и суверенитет Европы в торговой, экономической и финансовой политике. Это будет непросто, но мы уже начали это делать. Мы работаем над предложениями о платежных каналах и создании более независимых от SWIFT систем, о создании европейского валютного фонда», – заявил глава МИД ФРГ Хайко Маас на открытии конференции послов в Берлине в ответ на угрозы со стороны США ввести санкции против компаний, участвующих в «Северном потоке-2». А при желании можно вспомнить и об усилившемся конфликте между Турцией и Индией, с одной стороны, и США – с другой, касательно покупки первыми новейших систем ПВО у россиян. «Если США вдруг несогласованно и довольно неспецифично вводят санкции против России, Китая, Турции, а в будущем, возможно, и против других важнейших торговых партнеров ЕС, мы должны на это реагировать», – подытожил Маас. Как-никак, европейцы вложили в ту же Турцию $150 млрд и вовсе не заинтересованы в ограничении ее операций.

Долларовый эксклюзив, или Большой Брат видит тебя

Все бы ничего, и блокирующий регламент ЕС вполне смог бы нивелировать весь санкционный пакет США, если бы не одна «маленькая» деталь – система SWIFT, то есть общество всемирных межбанковских финансовых каналов связи (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications). На данный момент это международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей между банками и их клиентами. Для того чтобы пользоваться услугами денежных переводов в рамках общей системы, банк должен быть ее участником. Если финансовое учреждение не будет выполнять установленный регламент, в том числе касательно контроля операций клиентов, оно может быть ограничено в проведении международных расчетных операций или вовсе исключено из перечня участников, как это произошло с теми же иранскими банками. Юридический статус SWIFT – кооперативное общество, зарегистрированное в Бельгии по местному законодательству и объединяющее более 9 тыс. банков из почти 200 стран мира. Ежегодный оборот транзакций составляет 4-5 млрд платежных поручений. Ежедневный финансовый оборот – $6 трлн.

На основании информационных баз данных системы SWIFT в США под эгидой министерства финансов практически завершено создание консолидированного глобального массива первичной информации касательно транзакций не только банков, страховых компаний, пенсионных, венчурных и хедж-фондов всего мира, но и их клиентов. Причем система глубоких фильтров позволяет отследить операции практически любого физического или юридического лица в каждом уголке мира, где есть безналичный доллар.

Сегодня контроль финансовых транзакций осуществляется США по технологии глобальной системы радиоэлектронной разведки ECHELON («Эшелон»), и к ней подключены такие структуры, как Агентство национальной безопасности (NSA) США. Именно поэтому уже давно у клиентов банков сложилось устойчивое мнение, что платежи в евро идут быстрее и меньше светятся, чем аналогичные транзакции в долларах.

Итак, операционное доминирование США основывается на системе SWIFT и популярности доллара как средства платежа. И в Белом доме этим активно пользуются. Министр финансов США Стивен Мнучин заявил: «Во-первых, SWIFT не отличается от любой другой компании. Во-вторых, мы предупредили SWIFT, что минфин настойчиво будет применять свои полномочия, чтобы продолжать интенсивное экономическое давление на иранский режим, и что SWIFT попадет под санкции США, если будет оказывать услуги финансовых переводов отдельным иранским финансовым учреждениям, которые обозначены в санкционном списке».

Дело в том, что SWIFT зависит от США, поскольку имеет эксклюзив от них в части долларовых расчетов. Как он действует? Каждый банк, находящийся в любой стране мира, для проведения долларовых расчетов должен открыть корреспондентский счет в американском банке. Это может быть как напрямую, так и через посредничество ряда других банков, но в любом случае все замыкается на определенный американский банк-корреспондент. А тот, в свою очередь, имеет корсчет в одном из 12 федеральных резервных банков США, входящих в американскую Федеральную резервную систему (ФРС). Таким образом, ФРС в лице своих федеральных банков и коммерческих банков США может дать указание по приведенной выше цепочке относительно блокирования корсчетов любого иностранного банка.

В связи с этим введение санкций против SWIFT приведет к тому, что эта система будет отсечена  примерно от 34% ее платежей. Именно столько в 2018 г. составили транзакции в долларах.

А у SWIFT не получится больно ответить Штатам, которые пользуются тем, что мир не сможет быстро перейти на альтернативные валюты. Правда, в долгосрочной перспективе это будет подрывом глобальной торговой и инвестиционной стабильности, так как глобализация и рост мировой экономики основываются на операционных каналах движения денежных средств, и их ограничение может замедлить глобальный рост.

Выстрел себе в ногу

На данный момент евро усиленно восстанавливает свои позиции в качестве ключевой мировой валюты в части международных транзакций. В 2012 г. он уже опережал доллар по данному показателю: 43% транзакций против 35%, но в 2013-м утратил лидирующие позиции. В 2015 г. доллар пошел в отрыв, заняв 45% всех мировых платежей. Но в 2018-м ситуация изменилась: евро отделяет от доллара уже всего 4-5%.

Источник: SWIFT

Могущество доллара долгое время основывалось на его автономности от влияния политики. За всю историю XX в., несмотря на войны и кризисы, доллар умеренно терял в цене и обошел стороной всевозможные «денежные реформы», которые подорвали доверие к другим валютам. Кроме того, для формирования такого же реноме у евро или юаня им нужна аналогичная «кредитная история» на протяжении еще десятков лет. Эмиссия доллара и уровень процентных ставок регулируются ФРС – самым независимым монетарным органом в мире. Все это позволило доллару стать краеугольным камнем американского экономического и политического доминирования.

Сейчас же в угоду сиюминутным тактическим целям администрация Белого дома своими руками разрушает эту стратегическую конструкцию, созданную предыдущими президентами на протяжении всего прошлого века. Как следствие, мир может окончательно скатиться в эпоху глобального сегментирования, когда к торговым войнам добавятся еще и кластерные расчетные системы: трансевропейская в евро, паназиатская в юанях, система передачи финансовых сообщений (СПФС) в РФ и странах Таможенного союза, или «русский SWIFT». Результатом финансовой сегрегации станет падение объемов международных платежей, то есть ослабление как глобальных торговых операций, так и мировых инвестиционных потоков.

В такой парадигме заманить в чисто американский платежный сервис (на смену SWIFT) развивающиеся страны будет ох как не просто. Выиграют от всего этого, естественно, евро и швейцарский франк, которые сейчас выходят на передний план. Как мог бы сказать дед Панас: «Отака хурма, малята». Иранская хурма.

Алексей Кущ / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

двенадцать − одиннадцать =