среда, 12 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Нефтяная блокада: Сможет ли Украина противостоять России Для нанесения «нефтяного удара» до украинских выборов у России осталось два, от силы три месяца

Санкционная война между Киевом и Москвой понемногу набирает обороты. По крайней мере, указ президента России Владимира Путина об экономических санкциях в связи с «недружественными действиями Украины» предусматривает ее фактически неизбежную эскалацию.

Конечно, документ имеет рамочный характер: указ лишь предписывает российскому правительству определить перечень физических и юридических лиц, попадающих под экономические ограничения, а также само содержание этих ограничений.

Впрочем, именно этот рамочный характер и предусматривает определенную опасность для Украины — не столько экономическую, сколько политическую. Поскольку немало потенциальных фигурантов из числа украинских олигархов могут принять решение поискать какие-то договоренности с российской стороной. О чем именно могут быть такого рода договоренности накануне президентских выборов в Украине, объяснять не стоит.

Но, по мнению экспертов, указ может быть только первой ласточкой. Более сильным ударом по действующей украинской власти накануне выборов, по мнению экспертов, могут стать ограничения в сфере поставок нефтепродуктов, угля и ядерного топлива.

Фактически любой вариант подобных жестких санкций против Украины со стороны Путина является выстрелом в собственную ногу. Это, конечно, совсем не гарантирует, что подобного не случится.

Есть ли Украине чем ответить на подобный ход? На самом деле, да. Первым и наиболее логичным вариантом ответа в такой ситуации представляется радикальное увеличение закупок как светлых нефтепродуктов, так и сырой нефти у иностранных поставщиков. Например, у того же Азербайджана, у которого Украина и без того покупает 93% сырой нефти. Дальнейшее наращивание закупок у Баку дало бы шансы «оживить» украинские НПЗ, потому что на данный момент из шести имеющихся хоть как-то работают только два, и значительно ослабить зависимость от российских и белорусских (на самом деле, тоже купленных у России и реэкспортируемых) нефтепродуктов.

Кроме азербайджанской есть еще казахская и иранская сырая нефть. В случае с Ираном можно договориться и о поставке какого-то количества нефтепродуктов, хоть это и не вызовет восторга у Вашингтона.

Еще одним вариантом ответа, пусть и весьма своеобразным, может стать «серый» или «черный» экспорт. Точнее, он и так существует в колоссальных масштабах. Например, в 2016 году около 20 процентов нефти на рынке были вообще неизвестного происхождения. И что-то подсказывает, что в прошлом году было как минимум не меньше.

В более долгосрочной перспективе ослабить зависимость от российских нефтепродуктов может и продолжение «газовой революции» на транспорте, где использование сжиженного газа за последние четыре года выросло вдвое.

Относительно возможного прекращения экспорта в Украину ядерного топлива, то имеющиеся запасы, а также возможность нарастить закупки и завершить переход АЭС на использование топлива от Westinghouse Electric, которое уже сейчас покрывает половину потребностей Украины, делают такую угрозу со стороны России практически недейственной.

Но есть во всей этой истории и еще один досадный для действующей власти момент. Поскольку любое изменение схемы поставки нефти и нефтепродуктов предполагает определенный временной лаг, в течение которого до начала поставок из новых источников почти неизбежным является рост розничной цены на нефтепродукты. Как вследствие объективных причин, так и из-за желания спекулянтов сыграть на панике.

Впрочем, и заметное количество запасов готовых нефтепродуктов и сырья для их производства — пусть не такое большое, как, к примеру, в прошлом году — в Украине есть. Поэтому времени для нанесения «нефтяного удара» до выборов у России осталось два, от силы три месяца.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

пять × 1 =