вторник, 11 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как латвийская «Партия регионов» ломает игру Путину «Пророссийская» партия, победившая на выборах в Латвии, – не такая уже пророссийская, да и ее победа – не совсем победа

В минувшую субботу, 6 октября, в Латвии состоялись парламентские выборы, уже отбросившие тень зрады на украинское информпространство. В первую очередь в связи с тем, что первое место на выборах в Сейм взяла социал-демократическая партия «Согласие», лидером которой является мэр Риги Нил Ушаков и которую многие в тон кремлевским СМИ охарактеризовали как пророссийскую. Со всеми, разумеется, вытекающими страшилками – фаталистическим ожиданием очередного раскола в Европе и ухода балтийской страны в объятия Москвы. Оправдан ли такой диагноз? Давайте разберемся.

В окружении правых

Начнем с результатов. По данным латвийской ЦИК, 100 мест в Сейме участники выборов, а их сразу семь, поделили следующим образом: «Согласие» (19,8%) получит 23 мандата, правоцентристская KPV LV (14,25%) и более правая Новая консервативная партия (13,6%) – по 16 мест, исповедующее социальный либерализм объединение «Развитию/За!» (12,04%) и правоконсервативное национальное объединение «Все для Латвии!»- «Отечеству и свободе/ДННЛ» (11,01%) — по 13, центристский Союз «зеленых» и фермеров (9,91%) – 11 и, наконец, правоцентристы из «Нового Единства» (6,69%) – 8.

На фоне результатов остальных шести партий, прошедших в парламент, показатель единственной левой партии меркнет. Причем еще больше по мере активизации межпартийных дискуссий о создании правящей коалиции. Главными претендентами на данный момент являются серебряный и бронзовый призеры – KPV LV и НКП. Они в принципе согласны сотрудничать, но пока идет процесс обсуждения распределения полномочий. Кандидат от первых на пост премьера Алдис Гобземс предельно ясно выразился, что хочет от потенциальных партнеров поддержки в своих устремлениях, отталкиваясь от более высокого результата KPV LV («Кому принадлежит государство?»). Консерваторы в лице собственного кандидата на пост главы правительства Яниса Борданса пока уклоняются от прямого ответа, но, скорее всего, прямо объявят о поддержке Гобземса, когда утрясут вопрос с министерскими портфелями.

Другие политсилы в принципе без возражений отдали пальму первенства KPV LV и НКП, у которых на двоих 32 депутатских кресла. В том числе и уже бывшая коалиция «Нового единства», Союза «зеленых» и фермеров и «Все для Латвии!» – «Отечеству и свободе/ДННЛ». У них также 32 мандата, но на троих. Что упрощает процесс торгов с той или иной партией. Однако, что более важно, на позиции эсдеков в парламенте переговоры по большей части правых партий не повлияют. Они все уже прямым текстом заявили, что с «Согласием» переговоры о создании коалиции никто вести не будет. Так что социал-демократов ожидает статус оппозиции. В целом, оценивая ситуацию, трудно воздержаться от аналогий с ситуацией выборов 2007 г. в Украине, когда Партия регионов, несмотря на такую же «победу», оказалась не у дел при формировании правящей коалиции.

Таким образом, первый фактор, нивелирующий зраду, очевиден: правительство Латвии не будет левым и, тем более, пророссийским. Второй же непосредственно связан с рейтингом «Согласия». Эсдеки и в 2014 г. заняли первое место. Однако спустя четыре года потеряли один мандат. В этом году успех «Согласия» обусловлен не в последнюю очередь большим числом партий, прошедших в парламент: если в 2014 г. их было пять, то в 2018 г. – уже семь. Голоса, прежде всего правого избирателя, размылись. Если бы не это, то результат социал-демократов мог быть хуже, поскольку последние семь лет количество отданных за них голосов постоянно снижается – с 28% в 2011 г. до 19,8% в нынешнем. Что также делает маловероятным какой-либо реванш реально пророссийских настроений в Латвии.

Европейские левые

Есть, однако, еще один фактор – это, собственно, профиль и курс политической силы, чью «победу» празднуют СМИ РФ. Игнорируя при этом вопрос о том, насколько, собственно, пророссийской можно считать партию «Согласие». Между тем она пророссийская ровно в той степени, насколько пророссийской может быть левая европейская партия. Ни больше, ни меньше. Например, как Социал-демократическая партия Германии. Да, в ее рядах есть и Герхард Шредер, восседающий в совете директоров «Северного потока-2», и бывший глава МИД Зигмар Габриэль, и нынешний президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер – все они поддерживают улучшение отношений с Россией и поэтапную отмену санкций. Но при этом всем во главу угла ставятся интересы Германии. Да и открытых демаршей против политики ЕС она себе не позволяет – как, к слову, и саботажа этой политики.

В случае с латвийским «Согласием» наблюдается тот же подход. Эсдеки хотели бы отмены санкций, объясняя это тесной связью латвийского и российского рынков. Но свое мнение озвучивают аккуратно. В частности, Ушаков в интервью ТАСС в августе 2016 г. сказал: «Мы заинтересованы в том, чтобы Евросоюз, когда эта возможность представится, а мы считаем, что эта возможность должна представиться в обозримом будущем, снял санкции с России или хотя бы часть санкций. И тогда – мы хотели бы рассчитывать – в ответ на это Россия со своей стороны также отменит свое эмбарго». То есть «было бы неплохо», а не «давайте отменим» санкции немедля, как того требуют в новом итальянском правительстве.

На самом деле «Согласие» довольно продолжительное время и интенсивно выстраивало свою идеологию, реагируя на растущую агрессивность риторики Кремля. В результате на сегодняшний день партия является не инструментом Москвы, а скорее политсилой русскоязычных латвийцев, да и латвийцев в общем.

Получивший экономическое образование в Дании бывший журналист Нил Ушаков последовательно стирал существовавшее электоральное разграничение на латвийцев и русскоязычных. Еще на первых этапах создания партии мэр Риги говорил: «В Латвии традиционно латышские избиратели голосуют в массе своей за латышские партии, а русские – за русские партии. Мы работаем над тем, чтобы люди голосовали за идеологию. Если человек выступает за левые идеи, то он может проголосовать за нас, если он выступает за правые, то он проголосует за других, но чтобы не было национального фактора в этом». Фактически Ушаков проводит враждебный «русскому миру» курс, затирая «особенность русскоязычных», вылезшую боком Украине на Донбассе и в Крыму. Потому-то не так-то просто Москве будет раскачать Латвию, используя эту карту.

Даже больше. У россиян осталось неприятное послевкусие, когда за три года Ушаков и парламент Риги закрыли 11 школ с русским языком обучения. Это было логичное решение, ведь русскоязычных детей становится все меньше. Но кремлевцев зацепило. До такой степени, что в карманно-оппозиционной ЛДПР даже призывали ввести персональные санкции в отношении Ушакова.

Следует выделить также еще три важных вектора политики «Согласия». Первый – не признала Крым российским и поддерживают территориальную целостность Латвии. Второй – предлагала ввести миротворцев на Донбасс. Третий – после вступления в общеевропейскую Партию европейских социалистов разорвала соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией». Кстати, правая Партия свободы из самого сердца Европы – Австрии – в 2016 г., напротив, заключила «пакт о сотрудничестве» с «единороссами». Это еще один повод не торопиться с выводами относительно латвийских эсдеков.

Безусловно, Ушаков и Ко, исходя из экономических интересов Латвии, хотели бы (полной или хотя бы частичной) отмены санкций и диалога с Москвой, но против ветра, как говорится, делать ничего не будут. В партии, конечно, есть специфические субъекты вроде бывшего первого секретаря комсомола Латвии Яниса Урбановича. Но его еще в 2013 г. Ушаков подвинул с кресла лидера объединения, откупившись лидерством во фракции и постом заместителя. И, следовательно, пятой колонной Кремля «Согласие» назвать довольно сложно.

Кремлевские тренды

Но можно. По крайней мере в медиапространстве такие определения уже появились. Тем самым в очередной раз выкристаллизовав проблему оценки ситуации за рубежом через призму предвзятости, когда суждения базируются на стереотипах. Посему на то же «Согласие», которое еще ничего плохого Украине не сделало (и, скорее всего, не сделает), навешен ярлык «пророссийская партия». К тому же таким образом ретранслируются месседжи кремлевской пропаганды, которая таким образом фактически маскирует фиаско Москвы на латвийском направлении. Полноценного информационного разрыва между Украиной и Россией все нет и нет.

Правда, это одна сторона. Вторую можно описать пословицей «У страха глаза велики» – если уж не только зрадофилы в Украине, но и представители латвийской экспертной среды, а также, что еще более важно, руководство ЕС встревожено итогами выборов. Например, глава Европейского совета Дональд Туск, комментируя результаты выборов, отметил, что речь может идти «о поворотном моменте для региона – моменте, который планировался в Кремле, а не в Европе». Выборы в Латвии на самом деле показали, насколько в целом что угодно «русское» стало токсичным. Без пяти минут табу. Что одновременно хорошо и плохо. Хорошо – поскольку в опасности намерений России в Европе не сомневаются. Плохо – потому что приближается к паранойе, скрывающей порой реальную картину.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемнадцать + пятнадцать =