среда, 24 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Эффект домино: Начнется ли новая война между Чечней и Ингушетией Кремль подложил себе свинью, когда решил расплатиться с Кадыровым за счет Ингушетии

Перезревший плод территориальных споров Ингушетии и Чечни смачно лопнул. И случилось это по причине, во-первых, недальновидности властей обеих республик, а во-вторых, и как следствие, благодаря активности местного населения. Камнем преткновения еще с 2012 года являются пограничные Сунженский и Малгобекский районы. В конце августа стало известно, что стороны намерены утрясти этот вопрос путем обмена территориями, что уже тогда спровоцировало недовольство на местном уровне — со стороны ингушских тейпов. Впрочем, ингушские «патриции» проигнорировали возмущенных «плебеев» и, как результат, 26 сентября глава Чечни Рамзан Кадыров и руководитель Ингушетии Юнус-Бек Евкуров подписали соглашение об установлении границы».

Здесь нужно сделать уточнение касательно того, что именно возмутило ингушей. На самом деле, формально речь идет не о том, что чеченцы отбирают несколько тысяч гектаров территории Ингушетии, а о том, что Евкуров и Ко явно под давлением Москвы не постарались в ходе разграничения вернуть подконтрольные Грозному земли, населенные ингушами. Этот момент разъяснил сопредседатель оппозиционного регионального общественного движения «Мехк-Кхел» Серажутдин Султыгов. «Бамут, Шаами-Юрт, Серноводская, Ассиновская, Давыденко… Все эти населенные пункты закладывали ингуши. Никогда не принадлежали эти земли Чечне, там ни одной чеченской могилы нет. Сегодня мы возмущены не тем, что нас лишили земель, а тем, что нам их не вернули!», — сообщил Султыгов.

Правда, суть конфликта остается прежней. Для наглядности проведем параллель с Украиной: это если бы через год-два или пять (в зависимости от продолжительности интервенции РФ в Украину) Киев подписал с Москвой аналогичное ингушско-чеченскому соглашение, которое закрепляло тот же оккупированный Крым за Россией. Кто бы ни решился в Украине на такой шаг (а таковые точно найдутся), тоже, мягко говоря, столкнулся бы с острым неприятием со стороны населения и направил бы свои стопы в Ростов.

Но вернемся к теме. Кадыров и Евкуров сочли вопрос решенным, на что указывает хотя бы то, что еще до подписания соглашения и утверждения его на законодательном уровне, чеченские дорожные компании под охраной кадыровских силовиков принялись утюжить земли ингушского заповедника «Эрзи» в Сунженском районе, наводя свои порядки. Самоуверенность Кремля, решившего расплатиться с Кадыровым за счет ингушей, сыграла в итоге против и самого Кремля, и руководителей кавказских республик. На протестный фактор, как это принято в России, попросту махнули рукой. И напрасно. В этом совсем недавно — во время провальных для провластных сил выборов — убедились и в Москве. Вот теперь та же участь постигла и Кавказ. Не исключено, что лидеры если и допускали некие митинги, то полагали, что уж как-нибудь разберутся: полиция придет — порядок наведет. Но…

Соглашение Кадырова с Евкуровым лишь усилило брожение в ингушском обществе. Призывов к массовым акциям протеста становилось все больше, на что власти отреагировали, в принципе, ожидаемо — в Магас, специально созданный под столицу, вошла колонна с подразделениями Росгвардии, появились блокпосты, и количество силовиков в целом значительно увеличилось. И, как в случае с Арменией, где теперь уже экс-премьер Серж Саргсян допустил ошибку, сделав ставку на правоохранителей, это решение руководства Ингушетии сработало с обратным эффектом, повысив градус напряжения.

Потому  не было ничего удивительного в том, что 4 октября, когда парламентарии рассматривали злополучное соглашение, на улицы вышли около 5 тысяч протестующих. Во второй половине дня их, по некоторым данным, было уже 40 тысяч. Что с одной стороны поразительно, а с другой стороны демонстрирует настрой ингушей, потому как 8-тысячный Магас попросту не мог «выставить» такое число демонстрантов. Все дело в том, что в столицу начали съезжаться жители других районов. И не только протестно активная молодежь, но и пожилые люди, которым из ближайших домов оперативно вынесли стулья.

Подлил масла в огонь и вердикт Конституционного суда, который четко заявил — такие соглашения принимаются только на основании референдума, все остальное — блажь. Руководство же Ингушетии продолжило имитировать трех буддистских обезьян и в нарушение законодательства провело тайное голосование. Примечательно, что сперва просочилась информация о том, что депутаты не поддержали соглашение, а позднее пресс-служба Евкурова заявила об обратном — 17 из 25 депутатов проголосовали «за».

Восемь законодателей-противников соглашения вышли к протестующим и сообщили, что против на самом деле были 15 депутатов, а результаты сфальсифицированы. Кстати, часть депутатов, вышедших к народу, вполне могли на самом деле дать добро на соглашение по той или иной причине, скорее всего материального характера, а затем с целью обезопасить себя поспешили выскочить на улицу и дистанцироваться от своих коллег и токсичного соглашения. Правда выяснится позднее, если выяснится. Хотя вечером 4 октября было известно о трех законодателях, проголосовавших против, и еще троих, испортивших бюллетени.

Как бы то ни было, толпа забурлила. Правоохранителям даже пришлось стрелять вверх, но переломить ситуацию в свою пользу Евкуров, по всей видимости, уже не сможет. По крайней мере, шансы на это невероятно малы. Хотя бы по той причине, что раскол пошел уже и среди силовиков. Случились стычки между местными и заезжими. Кроме того, ингушский ОМОН остановил на подъезде к Магасу колонну из пяти автобусов с военными. Когда глава МВД приказал их пропустить, его подчиненные отказались это сделать. А это уже верный признак, что сторонникам соглашения пора паковать чемоданы в свой условный Ростов.

Если протесты будут усиливаться, кардинальные изменения грядут не только в Ингушетии. Текущая ситуация возымеет эффект домино. На перспективу, хотя и не в очень отдаленном будущем. Ведь там, где возникают территориальные споры, наблюдается и рост патриотических настроений в обществе. В совокупности это чревато перезагрузкой власти, и новые руководители, даже не желая ссоры с соседом и Кремлем, будут вынуждены подчиниться мнению соплеменников.

Естественно, реализация вышеупомянутого соглашения окажется под вопросом. И, следовательно, Кадыров вполне может не получить желаемую и, очевидно, обещанную Москвой мзду. А платить-то за лояльность Кремлю становится все сложнее на фоне усиления санкционного давления. Таким образом, с полумиллионой Ингушетии для всей России, для которой Кавказ всегда был головной болью, начинаются серьезные проблемы.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемнадцать − 9 =