понедельник, 15 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Косовский капкан: Как Москва кинет Сербию Весьма символично, что практически 20 лет спустя Владимир Путин оказался перед дилеммой Евгения Примакова

Новый – в развитии, дошедшем на минувших выходных до бряцания оружием, – косовский кризис «внезапно» случился в преддверии нового раунда переговоров между Белградом и Приштиной, который мог открыть путь для разрешения противоречий, возможно, даже путем обмена территориями или населением (намеки, что такой диалог ведется, в экспертных дискуссиях слышались с августа).

Осеннее обострение

Любопытно, что еще 20 июня Либерия «временно отозвала» признание Косово, мотивировав этот шаг как раз переговорами. ЕС, кстати, сильно переживал по этому поводу, поскольку Балканы являются зоной особого внимания евросоюзных чиновников. В частности, потому, что Брюссель наводнил страны региона средствами, для освоения которых их институциональные возможности слишком узки. Отсюда и потуги все контролировать. Однако в военно-политическом смысле ЕС продолжает оставаться слабым формированием, и задачи по обезболиванию застарелых ран Балкан – а это в первую очередь косовская ситуация – даются ему очень трудно.

Что касается США, то для них сегодня западнобалканская проблематика является откровенно периферийной. При этом можно обратить внимание на то, что 24 августа в Киеве советник по национальной безопасности США Джон Болтон одобрительно высказался по поводу возможного разрешения сербско-косовского конфликта путем двусторонних переговоров и разменов. Нельзя исключать, что какие-то события или шаги стороны восприняли как сигнал к действиям, и это, конечно, могут быть внедренные в те или иные структуры Сербии и Косово (и не только) агенты влияния РФ.

Но, похоже, что новый раунд противостояния инициировала Приштина, где решили повысить ставки и отжать давно оспаривавшийся инфраструктурный узел (прямая аналогия – приднестровско-молдавская и крымско-херсонская ситуации). Инспирировано ли это обострение Россией или кем-то другим, по сути, не так и важно – с отстраненно исторической точки зрения этот эпизод в драме западнобалканских конфликтов явно будет последним, но переворачиваемая страница зависла в воздухе.

Очевидно, что президент Сербии Александр Вучич оценил происходящее вполне однозначно. Возможно, он видит за шагом Приштины какие-то интересы или подталкивание Запада, хотя это и маловероятно. Согласно сообщению официального белградского агентства RTS Вучич не исключил обращения к России за военной помощью. На будущей экстренной встрече с президентом РФ Владимиром Путиным Вучич намерен, по его словам, прямо попросить о поддержке. Кроме того, отвечая на вопрос о возможном обращении к Путину с просьбой о военной помощи, Вучич отметил, что сделает все, чтобы сохранить мир в регионе.

Вместе с тем 29 сентября президент Сербии приказал привести в состояние полной боевой готовности вооруженные силы страны. Это стало ответом Белграда на действия косовских полицейских: 60 спецназовцев заняли Центр экологии и спорта возле пограничного Газиводского озера, снабжающего водой гидроэлектростанцию «Газивода».

Необходимо отметить, что ГЭС «Газивода» и подстанция «Валач» являются ключевыми энергетическими объектами на севере Косово и притом относятся к сербской энергосети. В этом месте также находится ключевой для севера Косово объект водоснабжения – канал Ибр-Лепенац. Ранее в Косово неоднократно требовали включения ГЭС «Газивода» в их энергетическую систему. И уже на прошлой неделе стало известно, что власти Сербии готовятся к возможному обострению ситуации в Косово.

Путин, введи войска

Таким образом, Белград откровенно просит помощи Москвы (кстати, реакция пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова на вопрос, станет ли РФ помогать Сербии, была крайне резкой и нервной). Весьма символично, что практически 20 лет спустя Путин сам оказался перед дилеммой Евгения Примакова, ради нейтрализации которого его и вытолкнул вперед коррумпированный клан Ельцина. Да только вот исходные условия сегодня для РФ куда хуже. Вряд ли «бросок на Приштину» теперь возможен.

Во-первых, Сербия буквально окружена странами – членами НАТО, а в других случаях – базами, на которых присутствуют военнослужащие стран-членов Альянса.

Во-вторых, разрешить пролет российских военных транспортов может, и то сомнительно, разве что Турция, а для морского десанта надо будет затевать дорогую, скандальную и опасную операцию. Можно быть уверенными, что напряглись не только в Афинах и Анкаре, но и в Подгорице с Загребом. На этом фоне случайно совпавшее по времени (дискуссия посвящалась Ирану и энергетике) заявление министра внутренних дел США Райана Зинке о возможной морской блокаде России звучит красноречиво – тем более что в бассейне Средиземного моря и без того бродит слишком много российских военных кораблей.

В-третьих, растущие расхождения с Израилем и грядущее обострение на афгано-таджикской границе (не говоря уже о происходящем в ЦАР, Йемене, Судане и других местах, где присутствуют, тайно или явно, курируемые государством российские наемники) уже усиливают давление на растянувшуюся логистику российских военных коммуникаций. А общие расходы на содержание довольно ржавой военной машины скоро достигнут советских показателей перед самым крахом «красной империи» (сегодня эта цифра начала приближаться к 40%).

В-четвертых, Путин и впрямь может отправить в Сербию очередной контингент из числа частных наемников (притом что такая деятельность в самой РФ продолжает оставаться криминализированной). Ведь, в конце концов, ту же разведбазу в Нише готовили так давно и упорно, что бросать жалко, а кроме того, и Белград, и Москва продолжают надеяться на соитие путем газовой трубы (хотя инициативу в этой отрасли перехватывают сегодня другие игроки). И если он таки решится, это, несомненно, будет максимальное взвинчивание ставок наряду с легализацией в Сирии систем С-300. Дальше уже некуда – только полноценная горячая война с НАТО.

В мире это понимают. И отправка Великобританией в Норвегию 800 военнослужащих, и переговоры Польши с союзниками об открытии не только отдельной американской базы, но и о дальнейшем расширении контингентов стран НАТО на своей территории, – тому свидетельства. Просто цивилизованный мир надеется на лучшее. Говоря языком Стругацких – на то, что психотронные башни в РФ повалят раньше и «неизвестные отцы» вцепятся друг другу в глотки быстрее, чем армады безумцев войдут в прямое соприкосновение, а из моря вынырнут, скажем, желтые субмарины.

Причем вариант «спустить на тормозах» после столь откровенного обращения президента сакральной для современной российской мифологии Сербии бьет по Путину с той же силой. Тогда ведь не только в США, Турции, Израиле и Украине осознают его подлинную природу и масштаб, но и весь сонм наивно-корыстных союзников-клиентов, к которым придет понимание, что за них никто не вступится. А часть накачанных бело-коричневой пропагандой сторонников спишет Путина окончательно. В общем, новое крушение имперских амбиций России может опять начаться с Балкан.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × четыре =