суббота, 22 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Casus belli: Станет ли смерть Захарченко поводом для большой войны с Россией Мест, где российско-оккупационные войска могли бы перейти в решительное наступление, на линии разграничения более чем достаточно

Убийство главаря «ДНР» Александра Захарченко совпало не только со смертью Иосифа Кобзона, но и с годовщиной начала Второй мировой войны, а вместе с тем и самыми масштабными учениями российской армии, проходящими в аккурат возле украинских границ, что не может не настораживать

Кто бы не отправил лидера «молодой республики» на свидание с партнером по вокалу Кобзоном, а также боевыми дружками Мотороллой и Гиви – украинские спецслужбы, соперничающие с Владиславом Сурковым ФСБ и ГРУ или само божье провидение – суть дела это не меняет. Смерть Захарченко прекрасный повод для Кремля начать новый виток своей агрессии против Украины.

Более вероятен сценарий «малой войны», когда «ополченцы Донбасса» при самой активной поддержке российских кадровых «ихтамнетов» с криками: «Не забудем, не простим хунте смерть нашего дорогого вождя!» устроят очередную попытку наступления где-то на уязвимом участке линии соприкосновения. С целью организовать еще одну кровавую бойню, чтобы потом выбить для себя что-то наподобие третьего Минска, только на более выгодных условиях.

Мест, где российско-оккупационные войска могли бы перейти в решительное наступление, на линии разграничения более чем достаточно. Это и Светлодарская дуга, и Мариупольское направление, и Горловка с возможным выходом на Бахмут, и Авдеевская «промка», и Бахмутская трасса, где совсем недавно уже было достаточно неспокойно.

При активной поддержке регулярной российской армии, а точнее 300 тысяч человек, поднятых для участия в учениях «Восток 2018», у оккупантов есть некоторые основания рассчитывать на успех. Проблема в том, что любое успешное наступление на Донбассе будет стоить России куда больших жертв в живой силе и технике, чем обороняющейся Украине, и отправлением на убой донбасских ополченцев из числе местных люмпенов, которых не жалко, тут не отделаешься. Ряды люмпенов за четыре года войны заметно поредели, особенно за счет идейных бойцов за «русский мир», а нынешние находятся в рядах «ополчения» скорее ради выживания и пропитания, чем ради танкового марша на Киев и потому их боеспособность очень невысока.

Со стороны Украины в то же время, три линии обороны оборудованы, минные поля расставлены, американские радары и «Джавелины» тоже в наличии имеются. Так что цена «мести за Захарченко» может оказаться для Кремля неподъемной. Так что вариант серьезного наступления на Донбассе не слишком вероятен, хотя локальных обострений средней интенсивности, судя по всему, избежать не удастся.

Второй возможный сценарий – «большая война». Россия решается на открытое вторжение в Украину и не на Донбассе, где оборона самая сильная, а, например в направлениях Харькова, Чернигова и Киева, чтобы установить там марионеточный пророссийский режим. Таким образом Путин, наплевав на реакцию мирового сообщества, может попробовать быстро и окончательно решить украинский вопрос, рассчитывая, что ему, как и в случае с Грузией 10 лет назад, все может сойти с рук. В этом случае Кремлю придется применить всю свою боевую мощь и понести достаточно серьезные потери, но можно надеяться, что эйфория от окончательной победы над фашистской Украиной нивелирует возмущение вдов и матерей от потока «грузов 200».

В пользу возможности подобного сценария говорит то, что на убийство Захарченко быстро отреагировали и российский МИД, и сам президент России Владимир Путин. Последний назвал убийство главаря «ДНР» подлым. «Те, кто выбрал путь террора, насилия, запугивания, не хотят искать мирное, политическое решение конфликта, не хотят вести реальный диалог с жителями юго-востока. А делают опасную ставку на дестабилизацию ситуации, на то, чтобы поставить народ Донбасса на колени. Этого у них не получится», – заявил Путин, и нетрудно догадаться, кого он пусть и не прямо обвинил в терроризме.

Ну а в МИД РФ прямо обвинили в убийстве Захарченко Украину. «Есть все основания полагать, что за его убийством стоит киевский режим, который не раз использовал подобные методы устранения инакомыслящих и неугодных, – сказала спикер МИД РФ Мария Захарова. – Вместо выполнения минских договоренностей и поиска путей урегулирования внутреннего конфликта киевская партия войны реализует террористический сценарий, усугубляя и без того сложную обстановку в регионе».

Так что повод к большой войне у России имеется, даже если они и сами его себе создали. Но и в случае реализации сценария полномасштабной войны с Украиной, помимо реакции мирового сообщества и перспектив стать полным изгоем, для Москвы есть очень существенные риски. Украина несколько более протяженная страна, чем Грузия, а основная часть Киева расположена на труднодоступном высоком берегу Днепра, а ВСУ хоть и заметно уступают российским силам в численности, но уже давно не мальчики для битья. И не нужно забывать, что в резерве у ВСУ есть семь волн мобилизации, а это люди с реальным боевым опытом. Так что гипотетический российский блиц-криг рискует увязнуть в Украине всерьез и надолго и никакой маленькой и победоносной войны не получится.

Тем не менее, сейчас у Путина есть и повод, и возможности, чтобы запустить военный сценарий в Украине в «малом» или «большом» варианте. Разумеется, есть и третий относительно мирный вариант дальнейшего развития событий. Перезагрузив «власть» в «ДНР» и усадив в кресло «лидера республики» кого-то незапятнанного кровью, можно попытаться запустить новые переговоры по внедрению «ДНР» и «ЛНР» в тело Украины. Но далеко не факт, что сам Путин сейчас знает, какой именно сценарий он решит запустить.


Тарас Клочко / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

2 × 2 =