среда, 12 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Расторгуев, Михалков, Лещенко. Кто следующий за Кобзоном? Кремлю нужен новый Кобзон, причем нужен обязательно и срочно. Кто-то же должен вдохновлять на бессмысленную и беспощадную борьбу донбасских «ополченцев» и заблудившихся псковских десантников

После долгой и продолжительной болезни, не приходя в сознание, умер рупор путинского имперского реваншизма Иосиф Кобзон. И хотя «главный голос СССР» (как его окрестили российские СМИ сразу же после смерти) был уже далеко не молод и дотянул до 80-ти лет исключительно благодаря достижениям современной западной медицины (то есть смерть Кобзона была естественной и ожидаемой) Россия оказалась к ней совершенно не готова.

Теперь Кремлю нужен новый Кобзон, причем нужен обязательно и срочно. Кто-то же должен вдохновлять на бессмысленную и беспощадную борьбу донбасских «ополченцев» и заблудившихся псковских десантников, а осчастливленному оккупацией русскоязычному населению внушать, что матушка-Россия их никогда не бросит. Кобзон на роль главного певца оккупации подходил как никто другой. Обрусевший инородец, не запятнавший себя никакими дессидентскими замашками во времена СССР и проявивший не меньшую лояльность к путинской России, за что и дослужился до Государственной думы, Кобзон был монолитен и суров, воплощая в себе солидность и величие Российской империи.

Кто же в сегодняшней России способен взвалить на себя эту нелегкую ношу? Первым на ум приходит еще один доживший до наших дней мастодонт советской эстрады Лев Лещенко. Казалось бы, он главный кандидат. И фамилия украинская присутствует и верность Путину не меньшая, чем у Кобзона (и письмо в поддержку оккупации Крыма подписал, доверенным лицом Путина на выборах 2018-го назвался), и солидность советской эстрады имеется и баритон красив, и даже смешного кобзоновского парика нету… Но на роль нового Кобзона Лещенко не годится категорически. Все дело в том, что у Льва Валерьяновича совершенно ироничный и лекомысленный взгляд, да и в своей певческой карьере слишком уж часто пел легкомысленные песни в дуэтах с легкомысленными барышнями.

Возьмем, к примеру, эталонный советский эстрадный гимн времен расцвета застоя «И вновь продолжается бой» 1975 года. Вроде бы и все приличия соблюдены, и Лещенко как полагается серьезен, а вот глаза как-то подозрительно блестят из-за чего трудно отделаться от ощущения несерьезности всего происходящего.

Возможно именно поэтому пафосная песня перепевалась уже после краха СССР очень многими, от Егора Летова до Сергея Шнурова в качестве такого себе стеба над дурацкой советской действительностью.

Еще один кандидат в новые Кобзоны – Николай Расторгуев, певец из страшно популярной когда-то и, как говорят, любимой группы Птина «Любэ».

Этот помоложе Кобзона и Лещенко будет и расцвет его карьеры пришелся на девяностые и нулевые, но великодержавного русского патриотизма, как и идеализации советского прошлого ему не занимать, как и верноподданнического отношения к Путину. Расторгуев, к слову, тоже побывал депутатом Государственной думы. Проблема в том, что Расторгуев тяжело болен и уже почти 10 лет живет с пересаженной почкой, и очень маловероятно, что надолго переживет Кобзона.

Можно было бы поискать новых Кобзонов среди деятелей так называемого русского рока, где хватает свихнувшихся на Путине и великодержавии персонажей, вроде Константина Кинчеве, Вадима Самойлова или Владимира Шахрина, однако в прошлом каждого из них нелояльность к Советскому союзу, что категорически недопустимо. И сколько бы они сейчас не хвалили Путина, доверия к ним от системы быть не может в принципе.

Отдельно в ряду русских рокеров стоит Юлия Чичерина, которая была не слишком уж успешна в свои лучшие годы в конце девяностых и начале нулевых, но вернула в последние годы себе популярность в России не столько музыкой, сколько открытой поддержкой «ДНР» с «ЛНР», песнями про войну на Донбассе, выступлениями под аккомпанемент оркестра донецкой филармонии и даже получением паспорта и прописки в одной из «молодых республик». Однако Кобзона не получится и из нее, во-первых, она женщина, а подрывать патриархальные устои империи – это явная либерастия и вредительство, а во-вторых Чичерина больше похожа на наркоманку в завязке, чем на Родину-мать.

Остаются не совсем музыкальные кандидаты в новые кобзоны, вроде Никиты Михалкова или Захара Прилепина. Но аристократические замашки Михалкова донбасские люмпены явно не оценят, да и голос у него писклявый, а Прилепин не так давно сбежал из Донецка, бросив свой «батальон», который уже разоружили, да и не певец он, а писатель, а все те же люмпены даже идеологически правильных книжек не читают в принципе.

В общем и целом, достойных кандидатов в сменщики Кобзона у Кремля не осталось. Но на безрыбьи, как известно, сгодится и рак. Лучшим на сегодняшний день российским аналогом Кобзону оказывается якобы рэпер Тимати. Он, как и Кобзон, обрусевший нацмен, он всей душой предан Путину и российскому империализму, более того как образцовый мажор он плоть от плоти нынешней путинской системы. Ну а что касается татуировок по всему телу и других молодежных фишек, то Тимати уже 35 самое время переключаться с танцев и клубов на патетическую гражданскую лирику, что, собственно, репер и начал делать. Так что если в самом скором времени Тимати будет петь «Мой лучший друг – это президент Путин» дуэтом с Захарченко ненужно удивляться.


Виталий Дяченко / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

двадцать − тринадцать =