вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Из Сочи без прикупа: Почему Лукашенко не добился взаимности от Путина Лукашенко съездил в гости к Путину, стараясь договориться о восстановлении субсидирования Россией белорусской экономики. Но договориться не удалось

Путин и Лукашенко встретились в Сочи 22 августа после обеда – российский президент перед Лукашенко еще принимал президента Финляндии. До начала вечерней беседы с глазу на глаз в резиденции «Бочаров Ручей» начальник Беларуси перед телекамерами обрисовал двусторонние отношения осторожно: «У нас проблемы есть, которые решаются быстро или долго не решаются. Новые проблемы, к счастью, не появляются, как я проанализировал, за последнее время».

Накопилось…

Но это была чистая дипломатия, дежурный реверанс. На самом деле с весны нынешнего года в белорусско-российских отношениях накопилась огромная куча проблем. Это и «молочная война», и трения в пограничных, визовых вопросах, и неожиданно введенные Россией ограничения в нефтяной сфере, и разногласия по вопросу назначения нового российского посла в Минске, и «заморозка» российских кредитов. Причем широкая публика, возможно, еще далеко не все знает.

Собственно, Путин позвонил Лукашенко еще 23 июля – и пригласил в Сочи «в самое ближайшее время, обсудить двусторонние отношения». Но «ближайшее время» оказалось понятием растяжимым, и за прошедший месяц успело очень многое произойти.

Сперва Лукашенко открыл безвизовый въезд в Беларусь для граждан 80 стран мира – теперь они могут без визы приезжать на месяц. Это предсказуемо вызвало бешенство у российских силовиков, которые давно говорят о том, что Беларусь – «черная дыра» на западной границе России.

Прошло пару недель, и 10 августа стало известно, что Россия пошла на беспрецедентные меры: резко ограничила субсидирование белорусской экономики. Со ссылкой на внутренние документы белорусского правительства агентство Reuters сообщило, что Москва приостановила выплаты по механизму перетаможки нефти, хочет ужесточить условия поставок нефтепродуктов и заморозила кредитование на $1,2 млрд. Непонятно также, что будет с ценой на газ после 2019 г.

Поясним: перетаможка – по сути, гибридная форма субсидирования – давала Минску до сотни миллионов долларов ежемесячно. Так что Москва здесь надавила на весьма болезненную точку. А без российского госкредита на миллиард долларов в следующем году белорусскому правительству придется крайне сложно в 2019-м, когда предстоит много выплачивать по внешнему долгу.

Лукашенко ответил очень резким заявлением: «У нас сейчас тяжелый период – россияне ведут себя варварски по отношению к нам, публично об этом говорю. Они от нас требуют чего-то, как будто мы вассалы у них, а в рамках ЕАЭС, куда они нас пригласили, они выполнять свои обязательства не хотят. Вот они и создают неконкурентную ситуацию».

Через неделю Александр Григорьевич радикально поменял правительство – руководство Совета Министров и весь экономический блок. Неожиданно для всех, в Совмин пришли молодые либералы и реформаторы, что очень удивительно, если вспомнить, что сам Лукашенко реформы всячески отвергает.

Но вот после этого уже пришлось-таки ехать «на ковер» к Путину. Потому что после 10 августа только ленивый аналитик не написал о том, что через экономическое давление Москва старается сделать Минск более сговорчивым. То есть либо самого Лукашенко заставить уступить часть суверенитета, либо поменять, наконец, бывшего директора совхоза на более лояльного Кремлю «эффективного менеджера».

Здесь важно понимать: в российском руководстве воспринимают независимость Беларуси как историческое недоразумение, а саму Беларусь порой – как отдельный федеральный округ из шести областей, только со слишком строптивым руководителем. В обществе то же самое: рядовые россияне, приехав в Минск, искренне удивляются тому, что не могут рассчитаться российскими рублями, а дорожные указатели написаны на каком-то не очень понятном языке. Так что желание вернуть «Северо-Западный край» «в лоно матери-России» в Москве и окраинах, по большому счету, не пропадало никогда. И как только Москве прилетает очередной облом амбиций вроде новых американских санкций, там сразу начинают звучать голоса о том, что «хорошо было бы вернуть Беларусь, а то Батька зарвался совсем» и «хватит кормить Минск».

Российский анонимный телеграм-канал «Незыгарь» перед встречей, например, утверждал, что в Сочи «обсудят обеспечение преемственности власти в Белоруссии», поскольку-де Путин недоволен позицией Лукашенко по ряду принципиальных вопросов и рассчитывает на его добровольный уход. Однако в самой Беларуси слишком хорошо знают своего президента, чтобы всерьез говорить о его добровольном уходе. По ряду причин близка к нулю и вероятность «маленькой победоносной войны» против Беларуси, некого варианта аншлюса, – хотя этим, по мыслям многих конспирологов, Путин мог бы легко и быстро поднять свой поникший рейтинг.

Подарки с намеком и проваленные переговоры

Непосредственно перед переговорами в Сочи Лукашенко и Путин потроллили друг друга, обменявшись подарками с намеком. Лукашенко передал Путину икону «Ангел-хранитель» с пожеланием, чтобы она хранила и оберегала нового владельца. В ответ он получил тканую картину работы уральских мастеров. Вручая подарок, Путин подчеркнул, что пейзаж на ней – «это наши общие красоты».

А потом президенты двух союзных стран ушли в переговорную… и пропали. Не было (и нет до сих пор) никаких сообщений о результатах. Лукашенко и Путин не вышли к прессе по итогам, их пресс-службы молчат – нет не то что победных рапортов о том, что «проблемы разрешены», нет даже дежурных заявлений о том, что «переговоры прошли в конструктивном ключе». То есть нет вообще ничего. Вечером на соревнования по самбо президенты готовились пойти вместе – но глубокой ночью Путин на них появился в одиночестве. А его пресс-секретарь Песков сообщил, что у Лукашенко «появились другие планы».

Все это значит только одно: белорусский президент не смог выбить из Путина восстановления своего статуса «особого союзника» в комплекте с восстановлением финансирования. Собственно, тому торопиться некуда – у хозяина Кремля большой выбор возможных сценариев действий в отношении Минска и полное доминирование своих СМИ в медиа-пространстве Беларуси. А вот у Лукашенко «часики тикают»: через полтора года выборы, да и еще намного раньше прижмет внешний долг. Который даже обслужить будет сложно без российского перекредитования и без доходов от переработки беспошлинной нефти.

Жить будет труднее, но веселее

«Я думаю, что для российской стороны изначально и не стояла задача договариваться с Минском. Путин продемонстрировал Лукашенко новый, гораздо более низкий уровень взаимодействия с Кремлем, подчеркнув утрату Беларусью статуса эксклюзивного партнера для России, – сказал в комментарии для Деловой столицы глава аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. – Теперь отношения между двумя странами будут протекать в том же формате, как и с другими государствами СНГ. Это ожидаемый результат, к которому Россия шла довольно длительный период времени. Не считаю, что в Сочи от Лукашенко что-то требовали. Скорее всего, он столкнулся с ледяной стеной, о которую разбились все его претензии, просьбы и предложения».

То есть Москва демонстрирует дипломатическую вежливость, но навстречу Минску пойдет только на своих условиях. А вот что это будут за условия, покажет будущее, – полагает эксперт. Лично для Лукашенко наиболее опасно то, что он утратил статус основного переговорщика с Кремлем, который благодаря личным отношениям мог решить практически любой вопрос. «Это новая реальность для белорусского руководителя, которая требует от него определенных шагов. Но знает ли он каких и готов ли он к изменению своей политики – большой вопрос», – резюмирует Поротников.

Это значит, что субсидии для Беларуси Кремль урежет, но не сведет к нулю. Просто переведет своего белорусского союзника на финансово-экономическую диету. Скорее всего, это способ сделать Лукашенко более услужливым за меньшую цену. Хотя в то же время Кремль не заинтересован, чтобы белорусская экономика рухнула. Тогда хаос на территории союзника может стать неуправляемым, и в Москве боятся, что на эту территорию тут же позарятся НАТО и ЕС.

Если Лукашенко решит все-таки сражаться за свои интересы, то белорусско-украинское сотрудничество будет быстро развиваться. Да, белорусские нефтепродукты или исчезнут с рынка, или заметно подорожают. Зато вся прочая торговля будет развиваться – ведь Беларусь получает от Украины за свои товары неплохие деньги. Добавим сюда военно-техническое взаимодействие, очень активное с 2014 г. Теперь официальный Минск сможет сотрудничать в военной сфере открыто, без использования посредников и без оглядки на Москву.

Но если осенью Владимир Пути все-таки дожмет белорусского правителя, то все будет ровно наоборот.

Денис Лавникевич / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

19 + тринадцать =