вторник, 21 августа 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Дорогой гроб для бурятов: Почему в России похоронили «Армату» На днях случилось событие, о котором давно уже говорили, но в которое не хотели верить российские пропагандисты

Своим выступлением российский вице-премьер Юрий Борисов, курирующий в правительстве вопросы ВПК, фактически похоронил проекты перспективного танка «Армата» и БТР «Бумеранг», – пишет Михаил Жирохов для Деловой столицы. – Информационные агентства цитируют его слова: «Зачем «наводнять» «Арматами» или «Бумерангами» все Вооруженные силы? У нас танк Т-72 пользуется огромным спросом на рынке, его берут все. По сравнению с «Абрамсами», «Леклерками» и «Леопардами» по цене, эффективности и качеству он значительно их превосходит».

О таком варианте развития событий военные аналитики говорили давно – еще осенью 2017 г., когда был принят план развития Сухопутных войск РФ. В нем не нашлось места для танков Т-14 «Армата», а также 152-мм самоходных артиллерийских установок дивизионного звена «Коалиция-СВ» (замена для САУ 2С19 «Мста-С»).

Зато примерно тогда же появилось интервью начальника Главного автобронетанкового управления Минобороны России генерала Александра Шевченко, который прямо сказал, что до 2020 года принято решение о резком снижении темпов утилизации старых образцов боевой техники, выпущенной еще в советское время. Были обнародованы и цифры – если ранее в планах было отправить в мартены 10 тысяч сильно подержанных образцов бронетанкового вооружения, то теперь этот показатель был снижен до четырех. А оставшиеся 6 тысяч танков, которые десятилетиями ржавели на задворках баз хранения, будут отправлены на модернизацию.

Причина проста: денег на производство современной техники в объемах у Министерства финансов РФ нет, и в ближайшие годы не предвидится, тем более, на производство 2300 танков до 2020 г., как вещали пропагандисты из каждого утюга. Правда, постепенно «аппетиты» урезали. Так, в апреле 2016 г. заместитель гендиректора «Уралвагонзавода» Вячеслав Халитов сообщал, что в 2017-2018 гг. в войска поступит первая партия новых танков из 100 штук. Спустя всего четыре месяца, в сентябре, со ссылкой на неназванный источник в оборонно-промышленном комплексе заявил, что первая партия Т-14 будет состоять всего из 70 серийных танков, попутно сдвинув срок поставки с войска на 2019 г.

Последние же полгода те же пропагандисты рассказывают россиянам о том, как хороши новые модификации Т-72 (на вооружении с 1973 г.) и Т-80 (на вооружении с 1976 г.)

«Армата» – это был один из шансов выйти из того концептуального тупика, в которое зашло советское танкостроение. Самой главной проблемой всех советских танков была, и остается, автоматическая система заряжания и расположение боекомплекта, при котором детонация и гибель экипажа – довольно рядовое явление в бою. А при улучшении противотанковых средств потери танков советской разработки стали просто зашкаливать – достаточно посмотреть на фото с Донбасса или Сирии.

Понимая это, советские конструкторы стали заниматься с начала 1980-х гг. танками с необитаемой башней и с автоматом заряжания. В этих танках устройства с дистанционным управлением отвечают за наведение вооружения, подготовку орудия к выстрелу и т.д. Участие человека необходимо только при подготовке танка к выходу на поле боя. После этого все основные задачи берет на себя автоматика.

В Харькове в этом направлении был разработан проект «Нота»/»Боксер», в России с 2010 г. начали делать «Армату». В этом крайне инновационном танке все члены экипажа танка располагаются в передней части корпуса, в изолированной капсуле, что должно было позволить резко повысить безопасность экипажа за счет отделения его от боекомплекта и топлива. В то же время в конструкции использовали старую систему заряжания, что совершенно не решало основную проблему – при попадании снаряда или ракеты танк все равно взорвется. Просто рядом с останками боевой машины будет валяться и бронекапсула с экипажем.

Есть еще одна, но просто огромная проблема – для эффективной работы экипажа необходимы самые современные системы технического зрения и система управления огнем – датчики, видеокамеры, сенсоры, даже РЛС с фазированной решеткой как на истребителе 5-го поколения. Это крайне необходимо, так как «по старинке» своими глазами через триплекс или высунувшись в люк, вести обзор и прицеливание у экипажа возможности просто нет. А с электроникой в современной России беда – безнадежное отставание от Запада никуда не делось. В итоге практически всю современную электронику Россия была вынуждена покупать на Западе. После введения в 2014 г. санкций этот путь оказался закрыт, а на разрекламированную программу импортозамещения нет ни времени, ни денег, ни мозгов.

Причем изначально в проекте использовали заведомо спорные решения. Так, из-за отсутствия 152-мм пушки (которую кстати планировали ставить на харьковскую «Ноту» в том числе) оставили старую калибра 125 мм, которая применяется на танках семейства Т-64/72/80/90. Но при этом планировали разработать целый ассортимент новых снарядов – однако их на сегодня нет, не то что в серийном производстве, но даже на этапе испытаний.

И даже, оставляя в тени довольно посредственные характеристики танка, предназначенного для широкомасштабной войны как ее видели советские стратеги в 1960-х гг., стоит сказать о цене. В ценах 2013 г. серийная машина, по заявлению производителя, должна была стоить 250 миллионов рублей, то есть почти 8,5 миллиона долларов. И это до санкций, обвала рубля и инфляции до 15% в год.

И это при том, что западные танки стоят почти в два раза (!) дешевле: «Меркава» Мк4 оценивается в районе $4-4,5 млн в полной комплектации, а «Леопард-2А6» и «Абрамс» М1А2 – около $6 млн.

Таким образом, эпичный фейл с разработкой и принятием на вооружение достаточно современного образца бронетанкового вооружения показывает реальное, а не показушное состояние российского военно-промышленного комплекса. Который даже в условиях огромного финансирования в 2010-2014 гг. не смог создать пригодный для вооружения образец, а в условиях урезания финансирования работать вообще не смог.

Кстати, такие же процессы происходят и в российской армии. И если Украина, например, прямо заявляла, что летом 2014 г. на Донбассе мы использовали в качестве легкой пехоты десантников и спецназ, потому что у нас просто не было подготовленной мотопехоты. Те же россияне в ходе вторжения в августе 2014 г. также были вынуждены использовать десантно-штурмовые части, причем по той же причине, что и мы – из-за недостатка пехоты.

И теперь российская армия, которая усиленно готовится к большой войне, накачивается кое-как модернизированной техникой, которой уже 27-30 лет. А буквально пару лет назад в российской прессе было просто море негатива, когда Украина была вынуждена в условиях войны ставить в строй старенькие Т-64 и даже Т-72. А сейчас если и дальше пойдет такими темпами, то у нас больше шансов увидеть на параде на Крещатике новенькую «Ноту», чем россиянам на Красной площади – «Армату».


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

1 × 1 =