вторник, 13 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Крымская декларация: Почему у Трампа дали публичную пощечину Путину Этот четкий и логичный документ – похоронный звон по надеждам России на преодоление международной изоляции

Официальное заявление государственного секретаря США Майкла Помпео с описанием политики США относительно восстановления территориальной целостности Украины вышло неожиданным, – пишет Тарас Паньо для Depo.ua. – После переговоров в формате Трамп-Путин, после неоднозначных фраз американского президента об отношении к аннексии Крыма Россией, мы наконец имеем достаточно четкий, логичный и адекватно написанный документ, который расставляет внешнеполитические приоритеты США.

Которые заключаются в соблюдении принципа недопустимости изменения границ между современными странами с помощью силовых методов.

Документ написан четким и понятным языком, который не допускает каких-либо двойных трактовок. И отсылка к декларации Веллеса, принятой, кстати, тоже в конце июля 1940 года, здесь вполне уместна – документы весьма похожи. К слову, Крымская декларация получилась даже жестче декларации Веллеса, в которой Советский Союз, аннексировавший три балтийские страны, так ни разу и не был упомянут прямо –  его стыдливо назвали «одним из более мощных соседей».

Декларация вызвала безоговорочное одобрение европейских союзников США. Европейский Союз поддержал Крымскую декларацию и считает, что документ «отражает сильную и принципиальную позицию США». Министерство иностранных дел Великобритании объявило, что «поддерживает твердое заявление Соединенных Штатов о несогласии с незаконной аннексией Крыма Россией». С аналогичным заявлением выступил глава немецкого МИД. Вполне предсказуемо огрызнулись в Кремле. На фоне заявления о невозможности визита Владимира Путина в Вашингтон, эта декларация – похоронный звон по надеждам России на преодоление международной изоляции.

С одной стороны, в Крымской декларации нет ничего радикально нового. Фактически каждый ее тезис в тот или иной момент уже был озвучен западными дипломатами. Но одно дело – разговоры или интервью, а другое дело – документ, претендующий на определенную принципиальную роль в формировании внешней политики. Конечно, этот документ не утвержден ни Конгрессом, ни президентом США. Но аналогичная декларация Уоллеса действовала на протяжении более чем полувека, имея тот самый юридически-правовой статус, и ни один из президентов США не решился ею пренебречь.

А кроме того, Крымская декларация продемонстрировала глубокие методологические противоречия между президентом США и его собственной командой. Речь идет не о политическом антагонизме, хотя и он, конечно, имеется. Речь идет о крайне разных представлениях о том, как делаются важные дела.

Крымской декларацией Помпео пытается вернуть ясность, понятность и какую-то логическую последовательность международной политике США. Которая в последние несколько недель стараниями его босса превратилась в причудливую смесь взаимоисключающих заявлений, скандалов и непредвиденных, хаотических мероприятий.

Крымская декларация стала очевидной уступкой команды действующего президента США. Уступкой критикам в Конгрессе, которые начали сплачиваться против политики президентской администрации, забывая понемногу о партийных различиях. Уступкой рядовым американцам, больше половины которых, как показали недавние опросы, верит слухам о том, что в России есть компромат на Дональда Трампа, с помощью которого Кремль может влиять на его решение. Уступкой европейским партнерам, которые окончательно потеряли ориентиры в потоке непоследовательных внешнеполитических действий действующего президента США. Уступкой здравому смыслу, в конце концов.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

7 + семнадцать =