вторник, 13 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ошейник для олигарха: Почему Ахметов рискует под санкции России Санкционный удар, который Россия готовит по Украине, может оказаться гораздо больнее, чем потеря и так упавшего экспорта

У каждой уважающей себя страны должен быть закон о противодействии «врагам». Нечто вроде обязательной опции «крутизны». Именно так, видимо, подумали в Кремле и разработали закон, известный под названием: «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств», – пишет Алексей Кущ для Деловой столицы. – Теперь очередь дошла и до Украины, в отношении которой в ближайшее время может быть принят пакет российских санкций.

По той информации, которая проникает в прессу, ожидается введение ограничений в отношении нескольких сотен физических и юридических лиц, резидентов Украины. Предложения должны быть сформированы профильными министерствами и ведомствами и поданы в правительство, которое и сформирует общий список. А затем санкции будут введены специальным указом президента РФ Владимира Путина. Ожидается, что они коснутся блокировки активов украинских политиков на территории России, запрета вывода капитала за пределы федерации и ограничения на поставки некоторых видов продукции из Украины.

Пресса уже растиражировала как один из вариантов запрет импорта из нашей страны удобрений, что вызвало лишь гримасу удивления, ведь даже непрофильный эксперт знает, что Украина является крупнейшим импортером этого вида товара, но уж никак не экспортером. Высокие внутренние цены на природный газ остановили почти все наши химические заводы, в результате чего лишь по итогам прошлого года мы закупили азотных и смешанных удобрений на более чем $700 млн, в то время как суммарные поставки удобрений из нашей страны на рынки государств ЕАЭС составили всего лишь $1 млн.

Что касается вывода капитала, то в России уже заблокированы почти все платежные сервисы, которые осуществляли перевод денег наших трудовых мигрантов в Украину, а что касается банков с украинскими корнями, то «дочка» Приватбанка была зачищена еще в 2014-м, на заре конфликта, в качестве превентивной меры. Россияне, не в пример нам, понимают важность финансового сектора для нацбезопасности и не допускают работу банков, которые были бы напрямую связаны со стороной конфликта — в данном случае с Украиной. Ведь банк такой страны — это финансовый проводник самых разнообразных форм влияния на внутреннюю ситуацию, даже если это и не системное банковское учреждение.

Что же нам нужно знать о причинах появления российских санкций в качестве диспозиции для анализа? Первое – у Кремля есть «дорожная карта» по принуждению Украины обратно в «семью братских народов». И расписана она вплоть до начала нового политического цикла – то есть до весны следующего года. Второе – информация о введении санкций против Украины прозвучала аккурат на фоне встречи Путина и Трампа в Хельсинки. Третье – для анализа любого кремлевского хода необходимо вернуться на несколько итераций назад и попытаться все это смикшировать в единый коктейль для понимания, что будет несколько ходов спустя.

Очевидно, что ни первое, ни второе, ни третье качественно у нас не обсуждалось. Все ограничилось примерно следующими пассажами:

1. Российские санкции нам не страшны, так как торговый оборот и так уже упал до минимальных отметок, даже несмотря на существенное оживление по итогам прошлого года. Если мы переварили падение взаимного торгового оборота в 2014-2016 гг., то те миллиарды, которые пока остались, также сможем амортизировать.

2. Российские санкции вводятся для внутреннего потребителя с целью показать державную мощь, мол, смотрите, как мы наказываем «хохлов».

3. Если кто в Украине и пострадает от санкций, то сам и виноват, нечего было на пятом году войны иметь дело с россиянами.

4. Российские санкции будут столь популярны у наших политиков, что они даже приплачивать станут посредникам, чтобы их туда включили.

К сожалению, в нашей оценке российских санкций слишком много наивного инфантилизма и мало трезвого анализа. И если раньше советские критики Пастернака не читали, но при этом осуждали, то теперь многие наши политики ничего не знают о возможных санкциях, но абсолютно уверены в их безвредности.

По некоторым данным, на сегодня в Кремле рассматривается два пакета санкций: «лайт» и «хард».

Кроме того, в санкционном указе, вполне возможно, будет скрытая часть, которая не подлежит огласке.

Удар по самолетам и АЭС

С целью понимания возможных направлений санкционного удара вспомним основные тезисы санкционного законопроекта, разработанного в Думе в отношении Америки. К мерам противодействия тогда были отнесены:

• запрет ввоза или ограничение ввоза на территорию Российской Федерации сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия;

• запрет на въезд граждан иностранных государств по списку, определяемому федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере международных отношений Российской Федерации;

• прекращение или приостановление международного сотрудничества в атомной отрасли, в авиастроении, в ракетно-двигательной отрасли;

• запрет на допуск или ограничение допуска технологического оборудования и программного обеспечения;

• запрет или ограничение участия в приватизации государственного или муниципального имущества;

• исчерпание исключительного права на товарные знаки в отношении товаров;

• повышение сборов на аэронавигационное обслуживание воздушных судов;

• запрет или ограничение на привлечение к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранных граждан;

• запрет или ограничение ввоза на территорию РФ любых товаров иностранных государств по перечню, определяемому российским правительством.

Уже из этого списка можно почерпнуть несколько важных для нас тезисов.

Во-первых, РФ может отказаться от защиты интеллектуальной собственности, которая принадлежит нашему «Антонову», «Мотор-Сичи» и КБ «Южное», а также ряду других предприятий, в первую очередь оборонно-промышленного комплекса.

В результате санкционной политики Украины часть российских авиационных и космических программ, в том числе связанных с обслуживанием действующей техники, оказалась на грани полной остановки. Единственное препятствие, которое сдерживало россиян для реализации излюбленной стратегии импортозамещения, – права наших компаний на нематериальные активы в виде патентов и товарных знаков. Новый санкционный пакет может снять для них эту проблему. А если учесть, что при этом существенно усилится отток наших инженерных кадров в Россию, – проблема возникнет уже у нас.

Второй момент – сотрудничество в атомной энергетике. Несмотря на потерю значительной части экспортной выручки, россияне могут отказаться от поставок ядерного топлива на наши АЭС и приема на переработку ядерных отходов на своей территории. Хотя если для нас сокращение емкости «восточного» рынка на миллиард-другой не проблема, то почему для россиян утрата нескольких сотен миллионов станет камнем преткновения?

Кроме того, возможны и ограничительные меры по увеличению платы за использование воздушного пространства для авиационных компаний, которые осуществляют полеты в Украину. Данная мера может существенно ограничить наши планы по созданию «открытого неба» с ЕС.

Россия также может ограничить не только поставки угля, но и нефтепродуктов в Украину, в результате чего цены на топливо на наших заправках могут существенно «откорректироваться», хотя для этого придется залезть в карман некоторым нефтяным олигархам.

А теперь вернемся к началу статьи. Вспомним о базовых характеристиках российской политики в отношении Украины. Выполнение «дорожной карты» сейчас находится на этапе приближения к новому политическому циклу. В этой связи не исключено, что санкции будут персональным приветом некоторым ФПГ, изрядно завязанным на угольные активы в РФ. Любые ограничения для них в части поставок угля или металла могут существенно повлиять на уровень себестоимости конечного продукта и лишить их конкурентных преимуществ на международных рынках. Кроме того, несмотря на пятый год войны, значительные активы украинских элит продолжают храниться в российских банках. И санкционная удавка – это персональный ошейник, который будет на них одет. В Москве к «предателям» относятся жестче, чем у нас к коллаборантам. В условиях угрозы блокировки финансовых активов более сговорчивыми будут не только беглые элиты, но и часть действующих. Главный акцент данных санкций – правильно приложить вектор силы к будущим украинским выборам, тем более что в Кремле их рассматривают чуть ли не как последний шанс завершить все гибридно.

Бизнес на угле

Что касается сопоставления нынешних планируемых ограничений с прошлыми ходами Кремля, то их связь с блокадой наших азовских портов шита белыми нитками. Очевидно, что азовский этап — это силовая прелюдия к международной увертюре в виде отдельного санкционного пакета для нашей страны. И здесь также проглядывает желание надавить на бизнес Рината Ахметова. Который прекрасно адаптировался к действующей власти и явно рассматривается ею в качестве обладателя медийного и организационного ресурса, способного оказать важное влияние на ход предвыборной кампании.

Крупнейшим игроком во всех сферах, связанных с тепловой генерацией, является принадлежащий Ахметову энергохолдинг ДТЭК. По данным biz.censor.net.ua, в 2017 г. компания завезла 2,07 млн т угля и больше всего продала его дочерняя структура – шахтоуправление «Обуховское», которое добывает антрацит в Ростовской области РФ (Восточный Донбасс). Кроме того, по информации издания, со своих связанных шахт в России холдинг Ахметова завез 826 тыс. т угля для Луганской ТЭС, входящей в «ДТЭК Востокэнерго». Если россияне приостановят экспорт угля в Украину, это ударит как по тепловой генерации, так и по металлургии нашей страны. Добавим, что в украинском импорте угля доля из России в январе-мае текущего года, по данным ГФС, составила 66,19%.

А учитывая, что большой капитал у нас намертво сросся с большой политикой, то упоминаемый выше тезис о выходе санкций на пик к предстоящим выборам становится весьма вероятным.

Перечисленное выше вовсе не свидетельствует о том, что у нас нет эффективных инструментов для защиты. Просто у нас отсутствуют продуманная санкционная политика и долгосрочная стратегия. Мы долгое время подменяли национальный интерес частным, корпоративным и пытались идти в фарватере американских санкционных моделей, забывая, что США практически никак не зависят от россиян и у них всегда есть запасной вариант в виде нового «Хельсинки».


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

один × три =