вторник, 25 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Итоги «большой рыбалки»: Зачем ГПУ напомнила о деле Добкина Михаил Добкин – самый идеальный вариант не только для громкой посадки, но и своеобразной обкатки Высшего антикоррупционного суда

За два года генпрокурорства Юрия Луценко неприкосновенность по его представлениям была снята с восьми нардепов. Но ни одно из этих дел до сих пор не закончилось каким-либо судебным приговором, пишет Олег Полищук для Деловой столицы.

10 июля Генпрокуратура отрапортовала о завершении досудебного расследования относительно обвинений нынешнего нардепа от «Оппоблока» Михаила Добкина в злоупотреблении властью и мошенничестве во время его пребывания в кресле мэра Харькова. Теперь материалы дела, а это более 40 томов, прокуроры передали для ознакомления стороне защиты, после чего данный обвинительный акт будут рассматривать в суде уже по сути. Сам Добкин, конечно же, продолжает называть свое дело бездоказательным и даже просто «бредом», впрочем, к категоричным словесным эскападам Михаила Марковича все давно привыкли. А вот вопрос, способна ли власть показать хотя бы на добкинском примере результаты своей антикоррупционной борьбы, представляется действительно важным. Тем более что на носу старт активной фазы большого предвыборного цикла, а Петру Порошенко с посадками вип-коррупционеров пока похвастаться совершенно нечем.

Прикосновенный «юбилей»

По версии завершившегося главным следственным управлением ГПУ досудебного расследования, Добкин и несколько других экс-чиновников городской власти Харькова способствовали незаконному завладению земельными участками на вверенной им территории с общей площадью земли в 74 га. Суть схемы была в том, что «нужные» строительные фирмы действовали под видом липовых жилищных кооперативов, и, как подсчитали прокуроры, размер убытков, нанесенных ими территориальной общине Харькова, составляет более 230 млн грн.

Собственно, нечто похожее звучало в претензиях ведомства Юрия Луценко к Добкину сотоварищи еще год назад, когда Верховная Рада сняла с бывшего главного харьковского «регионала» депутатскую неприкосновенность, а также дала согласие на его задержание и арест. Тогда же Печерский суд Киева позволил Добкину гулять на свободе под залог в 50 млн грн, который за него внесли бывшие его соратники по Партии регионов Вадим Новинский и Борис Колесников. Очевидно, что о подобном прикосновенном «юбилее» обязательно бы вспомнили многие украинские СМИ, то есть в Генпрокуратуре попросту решили сыграть на опережение, вовремя отчитавшись перед общественностью о выполнении своего участка работы в этом громком деле.

Правда, если верить тому же Добкину, за весь последний год ГПУ не вызывала его на допросы, не проводила с ним очных ставок и вообще не производила в отношении подозреваемого каких-либо следственных действий, кроме недавнего предъявления ему уточненного подозрения. Хотя еще в августе 2017-го все выглядело многообещающе – Печерский суд в данном деле удовлетворил прокурорское ходатайство, арестовав два автомобиля, два дома, земельный участок и винный погреб Добкина. Однако этот арест не помешал ему продолжать пользоваться данным имуществом, не испытывая в связи с этим особого дискомфорта.

Более того, весьма комфортные «репрессии» лишь окрылили прикосновенного нардепа не только к дальнейшему сеянию ненависти в соцсетях, но и к эпатажному партстроительству собственного проекта «Христианские социалисты». Оно ведется преимущественно в виртуальной плоскости, не обрастая существенными политическими перспективами, но если бы перед Добкиным реально маячил тюремный срок, то на такие шалости у него банально не хватало бы ни времени, ни сил.

А так по статье 364 Уголовного кодекса (злоупотребление властью) в ноябре 2018 г. у него истекает 10-летний срок давности после правонарушения, а в обвинениях по статье 190 (мошенничество) в судах нередко возникают сложности даже в случаях рядовых мошенников. Таким образом, в «земельно-кооперативном» деле Добкина де-факто установлен дедлайн – либо решить его в суде ближайшей осенью, либо оно полностью разваливается со всеми вытекающими из этого, прежде всего имиджевыми, последствиями.

Спокойствие «большой рыбы»

«Текущий год будет годом восстановления доверия общества и большой рыбалки на большую рыбу», – объявил в июне 2016 г. свеженазначенный генпрокурор Луценко, выступая в Европарламенте, о своих ближайших планах в новой должности. И уже через несколько дней направил в ВР первое свое представление на снятие депутатского иммунитета по известному «газовому делу» с члена депгруппы «Воля народа» Александра Онищенко, который перед финальным голосованием в парламенте по своему вопросу успел благополучно ретироваться заграницу.

Второй удар ГПУ был нанесен по более богатому олигарху из бывшей ПР, воцерковленному «оппоблоковцу» Вадиму Новинскому – коллеги-депутаты лишили его неприкосновенности в декабре 2016-го, руководствуясь прокурорским подозрением об организации им совместно с Януковичем и экс-главой МВД Захарченко похищения архиепископа Александра Драбинко – личного помощника ныне покойного главы УПЦ МП Владимира. Однако Новинский с тех пор чувствует себя весьма преспокойно, вояжируя в интересах Московского патриархата по православному миру и даже бахвалясь, что продолжает проходить в собственном деле как свидетель.

Год назад Луценко поставил настоящий рекорд, отправив в Верховную Раду одновременно шесть представлений о снятии депутатской неприкосновенности. Результат оказался успешным «на две трети». Двое – «фронтовик» Евгений Дейдей и «радикал» Андрей Лозовой – вообще отделались легким испугом (им предъявлялось незаконное обогащение и уклонение от уплаты налогов). «Янтарная парочка» Борислава Розенблата и Максима Полякова своего иммунитета лишилась, правда, без ощутимых последствий. Аналогично произошло и в случае с вышеупомянутым Добкиным, и с Олесем Довгим, подозреваемым также в земельных махинациях в его бытность секретарем Киеврады в «молодой команде Черновецкого».

Наконец, в марте этого года сначала сняли неприкосновенность с «оппоблоковца» Евгения Бакулина в деле о «вышках Бойко» (на спокойную жизнь Бакулина это нисколько не повлияло, ведь он как был, так и остается заграницей), а затем – с Надежды Савченко, которой инкриминируют подготовку теракта и госпереворота. Кстати, только последняя оказалась в СИЗО, имея, впрочем, хорошую перспективу скоро оттуда выйти. В итоге за два года генпрокурорства Луценко неприкосновенность по его представлениям была снята с восьми нардепов. Но ни одно из этих дел до сих пор не закончилось каким-либо судебным приговором. Более того, разбирательства по ним в судах только предстоят.

Судебные перспективы громких дел

Перспективность всех восьми обозначенных дел в лучшем случае выглядит 50 на 50. Само собой, добраться украинскому правосудию к Бакулину и Онищенко пока не представляется возможным – оба ныне находятся за пределами юрисдикции Украины, так что любые претензии на этот счет к нашей правоохранительной и судебной системам можно считать не совсем уместными. Дело Савченко – особый случай, его также стоит смело выносить за скобки. Значительная политическая и даже геополитическая составляющая есть с Новинским, поэтому в ожидании предоставления Украинской православной церкви Томоса от патриарха Константинопольского на самом высоком уровне решено, видимо, подойти по принципу «не навреди».

Дело Полякова-Розенблата является компетенцией НАБУ, то есть его результативность не зависит ни от Луценко, ни от возглавляемой им Генпрокуратуры. Зато подозрения в адрес Довгого и Добкина относительно киевского и харьковского дерибанов земли – именно то, на чем может выехать не только генпрокурор, но и вся президентская вертикаль в целом. И нет ничего удивительного, что начат переход в сугубо судебную плоскость как раз с Добкина. Этот одиозный персонаж стал настолько одиозен, что разругался даже со своими коллегами из «Оппоблока», то есть никто прикрывать его своим политическим зонтиком уже не будет. Ну а Довгий, который последний год ведет себя тише воды, ниже травы, может еще пригодиться своими навыками организовывать правильные голосования нардепов из «Воли народа». Хотя предвыборная логика требует от власти идти на определенные «жертвы», одной из которых может стать скандальный экс-секретарь Киеврады.

Однако Добкин – самый идеальный вариант не только для громкой посадки, но и своеобразной обкатки Высшего антикоррупционного суда, особенно после принятия поправки об апелляции всех громких антикоррупционных дел непосредственно в ВАС. Ведь его обвинения в земельных махинациях являются коррупцией и по сути, и по форме. Единственное, что для всего этого требуется, так это пресловутая политическая воля, контрольным тестом на наличие которой у власти выступает опять же дело Добкина.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × один =