пятница, 16 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Совсем всех переиграл: Как Путин сливает китайцам Россию Пекин по максимуму дожимает путинский режим, не отдавая взамен ничего существенного, и желая получить лучшие куски от раздела распадающейся России

Не попав на саммит G7, куда его чуть было не пригласил – но все-таки не пригласил! – Дональд Трамп, Владимир Путин направился в Китай: сначала в Пекин, на встречу с Си Цзиньпином, а затем  в Циндао, на саммит ШОС, – пишет Сергей Ильченко для Деловой столицы. – Туда же, в Циндао, направился и Александр Лукашенко, уже встречавшийся с Си Цзиньпином в Пекине месяц назад.  У бацьки, которого Трамп даже не собирался  никуда приглашать,  альтернатив вообще не было. В последнее время отношения между  Минском и Москвой переживают кризис, и Лукашенко, опасаясь недружественного поглощения, жмется к Китаю, резонно полагая, что Москва не посмеет пойти наперекор планам Пекина относительно Беларуси.

Сюзерен и вассал

Си Цзиньпин принимал обоих диктаторов с предсказуемой благосклонностью. Китай охотно втягивает в свою орбиту страны, неспособные, в силу слабого развития, напрямую интегрироваться в Запад, но, в тоже время, представляющие интерес как источник ресурсов или транзитные территории. А поскольку альтернатив уходу в орбиту Пекина ни у России, ни у Беларуси уже нет, интерес в обоих случаях был обоюдным.

Протокольная часть визитов была оформлена в лучших традициях Поднебесной Империи, с восточной витиеватостью и гостеприимством, прикрывавшими прагматичную твердость хозяев. Путина покатали на скоростном поезде, дав почувствовать разницу между цивилизованным Китаем и дикой российской Ордой, наградили большим и красивым, на большой и красивой цепи, в общем, прямо из Али-экспресса, Орденом Дружбы, специально учрежденным для награждения полезных варваров, падких на блеск – и Путин стал первым, кто получил эту награду. Кремлевского гостя также сводили и на хоккейный матч юношеских команд, где тот смог вволю полапать красивого мальчика из российской юниорской сборной.

Награждая Путина, председатель Си назвал его основателем нынешних китайско-российских отношений, и даже своим самым хорошим и близким другом, а Путин в ответном слове обратился к Си Цзиньпину как к «товарищу», чего раньше не делал. Все это выглядело как оформление отношений вассала и сюзерена, чем в действительности и было.  Конечно, не о том мечталось Путину еще лет десять, и даже пять лет назад, а мечталось о членстве в западном клубе, но там Путин оказался не нужен. От обиды он, в точности, как в песне Слепакова, пригрозил переменой вектора – мол, уйду дружить к Китаю. Но угроза тоже не возымела действия, и Москве, рвавшейся в Европу и мнившей себя частью Запада, пришлось совершить азиатский каминг-аут.

Несвоевременный Трамп

Единственным, кто в эти дни вспомнил о Путине на Западе, стал Дональд Трамп, заявивший, что, мол, Россия нужна за переговорным столом в G8, но не встретивший поддержки остальных членов семерки. Это заявление было естественным для Трампа: ведь если Си Цзиньпин осуществляет курс по дальнейшей индустриализации Китая с целью вывода его на этап постиндустриализации, в результате чего Китай вступил сейчас в империалистическую фазу промышленного развития, и нуждается в колониях, то Трамп пытается вернуть США назад, из постиндустриальной эпохи в индустриальную, и, если бы это ему удалось, то Россия пригодилась бы Америке как младший партнер. Но, поскольку в отличие от предельно конкретных планов Си, планы Трампа слишком неопределенны, а перспективы их реализации сомнительны, заявление эксцентричного президента в России восприняли прохладно. Пресс-секретарь Путина, Дмитрий Песков ответил, что российская сторона в настоящее время заинтересована «в иных форматах общения», и вообще, «актуальность G7 постепенно снижается».

Действительно, постиндустриальная G7 неинтересна Москве в силу российской доиндустриальной отсталости. По тем же причинам, из-за желания отмотать пленку лет на 50 назад, в эпоху промышленного господства США, G7 раздражает и Трампа. Это и привело к скандалу на саммите, причем претензии Трампа полностью отразили его архаичные позиции.

Лукашенко выкрутился. Как всегда

Что касается нынешних китайско-российских отношений, то они складываются вполне гармонично. После того как США и их партнеры ввели санкции против Москвы из-за военных авантюр за рубежом и попыток дестабилизации западных стран, Россия все чаще обращается к Китаю за инвестициями, и рассчитывает на него как на политического союзника.

Китай понемногу и очень поддерживает компании, принадлежащие людям из окружения Путина, а также умеренно поддерживает Россию в ООН, но этим и ограничивается. В остальном же Пекин рассматривает московского партнера как источник сырья в ближайшей перспективе, а в перспективе среднесрочной – как обширную, но почти не населенную территорию, подлежащую освоению и заселению.

Характерно, что транзитный проект «Новый Шелковый путь» был запущен в обход территории РФ. Это стало серьезным ударом по экономическим интересам России, но Пекин не волнуют ее внутренние проблемы. Россию в Китае считают слишком нестабильной и недостаточно освоенной для развертывания через нее по-настоящему важных транзитных коридоров.

Таким образом, «Новый Шелковый путь», срок прохождения грузов по которому составляет 6 дней, вместо 25-40 по устаревшему Транссибу, стал еще одним шагом по изоляции России в логистический тупик, где над ней будет, уже безраздельно, господствовать Китай.

Зато судьба Беларуси, с которой Китай сможет теперь общаться в обход России, через «Новый Шелковый путь» и страны ЕС, представляется более благоприятной. Ей отведена роль сборочного цеха и промзоны Китая, выдвинутой к ЕС, и обеспечивающей экспорт китайской продукции в Европу.

На встрече 16 мая Си Цзиньпин обнадежил Лукашенко, сообщив ему, что Китай «рассматривает возможность выделения Беларуси кредита в 1 млрд. долларов для завершения модернизации нефтеперерабатывающих заводов».

Это крайне важно для Минска: эпоха «нефтяного офшора» закончилась, маржа на переработке российской нефти упала, а, значит, рентабельность НПЗ достижима только за счет большей глубины переработки.

Кроме того, Си пообещал позаботиться и о личной безопасности минского диктатора, создав совместную рабочую группу «по борьбе с цветными революциями и противодействию международному терроризму, внутреннему сепаратизму и религиозному экстремизму».

В Минске, правда, уже раздаются голоса, что, мол, беларусы станут для Китая дешевой рабсилой. Но Беларуси, загнанной в тупик инертностью большей части ее населения, терпящего Лукашенко в президентском кресле уже почти четверть века, перебирать вариантами не приходится. К тому же, роль дешевых  рабочих на китайских производствах имеет неплохие перспективы на будущие улучшения, и в этом плане значительно лучше того, что Пекин, по соглашению с Путиным, приготовил для России.

Из нынешней поездки Лукашенко привез два важных трофея. Во-первых, по итогам переговоров, проведенных на полях саммита ШОС, Беларусь заключила ряд соглашений на общую сумму порядка 1,5 миллиарда долларов. Во-вторых, Лукашенко и Си Цзиньпин подписали в Циндао документ о введении взаимного безвизового режима между Беларусью и Китаем, что, с учетом открытия «Нового Шелкового пути» крайне важно и актуально для Минска – недаром же Николай Лукашенко-младший интенсивно изучает китайский язык.

Что Китай будет делать с Россией?

Помимо сырьевого придатка и колонизируемых территорий китайские лидеры видят в России еще и «большую КНДР» – средство противостояния США без выхода на прямой конфликт между Вашингтоном и Пекином. Эта роль России стала особенно актуальна после того, как авторы стратегии национальной безопасности США, выстроившие ее в рамках видения ситуации Трампом, назвали Китай «главным противником Америки».

Ввиду такого подхода Россия и Китай в последние годы активизировали военное сотрудничество – так, в прошлом году они провели совместные учения в северной части Тихого океана и в Балтийском море. «Россия все чаще выступает в команде Китая в качестве младшего партнера, – считает эксперт Московского центра Карнеги Александр Габуев. – России не под силу решать геополитические вопросы, и она делает то, на что китайцы не способны или не осмеливаются».

И даже протокольный обмен подарками между Путиным и Си Цзиньпином был осуществлен в духе символизма «старшего и младшего». Кремлевский гость подарил Си коробку русского мороженого, того самого » вкусного пломбира», изготовленного по забытым уже и в самих США американским рецептам 80-летней давности, закупленным некогда Микояном на деньги, полученные за отобранный у крестьян хлеб; а также баню-сруб из 200-летней алтайской лиственницы – точнее, чертеж бани и образец дерева. Саму же баню должны возвести на указанном им китайской стороной месте российские рабочие.

В ответ Си Цзиньпин подарил Путину чжучжэнский гуцинь – древний семиструнный щипковый музыкальный инструмент (такой же инструмент он подарил и Лукашенко) и тяньцзиньскую глиняную статуэтку нижэньчжан с лицом Путина. Символизм даров очень точен и тонок: российская сторона предлагает Китаю высококачественное сырье с низкой степенью обработки, а Китай готов поделиться с Россией культурой и идеологией, поработав над ее новым лицом.

В рамках той же символики Путин попрактиковался в приготовлении местной еды: в Тяньцзине, куда его привезли на скоростном поезде, он помог сделать традиционные блинчики, в которые заворачивают овощи и мясо, а также гоубули – разновидность пельменей. Результаты кулинарных опытов Путина были опробованы им совместно с Си Цзиньпином. Трудно сказать, уловил ли выходец из питерской коммуналки тонкий символизм этого действа – но председатель Си наверняка знал, что делает. А вот есть русское мороженное Си Цзиньпин, вероятно, не станет – бог знает, чего туда могли плеснуть россияне, причем, даже не со зла, а просто по дурости. Да  и париться в бане, если ее и вправду будут собирать российские рабочие… ну, в общем, вы понимаете.

Экономическая часть визита Путина

Здесь любезности были окончены, и начался жесткий, чтобы не сказать – жестокий прагматизм. Пекин сегодня по максимуму дожимает путинский режим, не отдавая взамен ничего существенного, и желая получить лучшие куски от раздела распадающейся России. При этом, понимая, что российским партнерам нельзя доверять ни рубля, ни юаня, Пекин жестко контролирует любые инвестиции и кредиты, загоняя их в рамки «согласованных между сторонами проектов».

Именно на таких условиях Государственный банка развития Китая подписал соглашение с Внешэкономбанком о возможном кредитовании на сумму до 65 млрд. юаней, что эквивалентно примерно 600 млрд. рублей. Впрочем, по сути, это пока что не более, чем протокол о намерениях. Еще более неопределенным является «обсуждение возможности» вхождения Китайской национальной нефтегазовой компании (CNPC) в проект строительства по сжижению природного газа «Арктик СПГ-2».

Что же касается конкретики, то подписанный в мае 2014 года газовый контракт между «Газпромом» и CNPC по строительству газопровода «Сила Сибири», с общей стоимостью в $400 млрд заморожен на неопределенный срок.

Как оказалось, российский газ Китаю просто не нужен, во всяком случае, по цене  «Газпрома». Потребление газа в КНР несколько снизилось из-за замедления экономического роста; Китай успешно добывает газ на своей территории, есть также газовый импорт из Туркменистана – около 30 миллиардов куб.м. в год с перспективой роста до 60-70 миллиардов к 2020 году. Кроме того, Китай постепенно сворачивает нефтегазовую энергетику в пользу более прогрессивных и экологичных источников энергии.

Словом, попытка «Газпрома» впарить китайцам газ по европейской цене, заставив их к тому же вложиться в дорогостоящий газопровод большого интереса в Пекине не вызвала. Китайская сторона, поманив «Газпром» «Силой Сибири»  будет теперь выжидать, когда тот дозреет до ее ценового предложения – либо, как вариант, подождет полного краха России, когда Китай просто получит часть Сибири вместе с месторождениями нефти и газа.

Китайские банки проявляют все большую осторожность, избегая, по возможности, межбанковских операции с российскими партнерами и сокращая участие во внешнеторговых сделках с Россией.

Некоторое исключение делается только для пограничных провинций КНР, чтобы не тормозить бизнес с сопредельными российскими территориями, которые Китай рассматривает как уже де-факто свои, и которые страдают от сокращения поступления валюты, в частности долларов США и евро, в Россию. Подобная уступка становится платой за сохранение высоких темпов освоения этих территорий и распространения на них операционного поля юаня.

Зато в земельном вопросе налицо серьезные и быстрые продвижения, причем зачастую все решается на уровне местных властей. Так, в Забайкальском регионе России в настоящее время идет оформление в 49-летнюю аренду компании Huae Xinban 300 000 гектаров земли по цене менее 5 долларов за гектар.

Еще одним регионом, вызывающим повышенный интерес Китая, стала Магаданская область с ее запасами золота и серебра. Китайская Юго-Западная горнопромышленная компания намерена в нынешнем году вложить в ее до 400 млн. рублей, потратив их на строительство дорог, разведку полезных ископаемых и добычу серебра и других драгметаллов в уже известных месторождениях. Ранее Россия не допускала Китай к своим месторождениям в Сибири и на Дальнем Востоке, но сейчас Москва загнана в угол.

Конечно, 400 млн. рублей – сумма, в принципе, небольшая, это скорее пробный шар. Китай еще недостаточно уверен в российском партнере, чтобы инвестировать крупно, и не хочет прибегать к насилию в случае попыток отыграть назад. Но у Пекина, помимо продажности российских властей, по всей их вертикали, сверху донизу, есть в запасе еще одно оружие – демографическое.

При этом речь идет даже не о замене русского населения китайским, а о его гибридизации и частичной ассимиляции. Работящий и непьющий муж-китаец мало-помалу становится символом жизненного успеха у женщин, живущих за Уралом, а по федеральному каналу Россия-24, в пакете, предназначенном для Дальнего Востока и Сибири, подробно разъясняют преимущества, которые получат россиянки, выйдя замуж за граждан Китая. Ведь в Китае, в связи с половым дисбалансом населения, есть миллионы неженатых мужчин, в то время, как в России множество женщин не могут найти себе пару.

Конец России

Еще в 2014 году, тогдашний зам.председателя КНР Ли Юаньчао, выступая на Санкт-Петербургском экономическом форуме заявил: «…в России обширная территория , а в Китае самый трудолюбивый в мире народ. Если мы сможем сочетать эти факторы, то получим существенное развитие. В России большая территория и мало народа, в Китае – наоборот».

Это  предложение было услышано и понято. В итоге Путину действительно удалось переиграть всех, по крайней мере – всех россиян. В обмен на сдачу России Китаю он получит  пожизненное президентство. Когда же Путина вывезут из Кремля  на пушечном лафете, его заменит «китайская статуэтка», назначенная из Пекина – и не суть важно, как будет называться ее должность.  Для россиян, это хорошая новость. Возрождение в качестве части Китая много лучше их нынешнего прозябания.

А для Украины есть две новостеи: хорошая и тревожная. Хорошая новость в том, что свихнувшаяся русская обезьяна с ядерной гранатой, возможно, будет аккуратно разоружена и сдана на перевоспитание и очеловечивание в китайский приматник уже в ближайшие лет 20. В этом случае, территория от Тихого океана до Урала, вероятно, просто станет Китаем, а европейская часть России будет находиться если не под китайским протекторатом, то, по меньшей мере, под сильнейшим китайским влиянием. Это не означает наступления Pax China – Пекин просто займется индустриализацией отсталой территории бывшего СССР, пострадавшей от тупиковых социальных экспериментов.

Таким образом, по факту Китай будет граничить с ЕС, и это уже мало-помалу реализуется через «Новый Шелковый путь». На месте одряхлевшей России возникнет нечто принципиально иное. Это хорошая новость для Украины.

Тревожная же новость в том, что сами мы не в достаточной еще степени перестали быть Россией. По этой причине мы рискуем разделить российскую судьбу, и быть поглощенными Китаем, не состоявшись как Украина. Это пока не приговор, но уже тревожный звонок. Времени для структурных реформ у нас осталось совсем немного.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

четыре − один =