воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Двойной удар по Украине: Как нам выдержать дорогой доллар Что не так с мировой экономикой и почему под угрозой в первую очередь развивающиеся страны, среди которых и Украина

Американский инвестор-миллиардер Джордж Сорос спрогнозировал глобальный финансовый кризис из-за усиления американского доллара. Главный удар, по его мнению, придется по развивающимся странам. И Сорос не одинок в своем пессимизме, пишет Алексей Шевнин для Деловой столицы. Такое развитие событий все чаще видят ведущие экономисты, правда, не всегда говорят о глобальном кризисе. Однако неутешительные прогнозы для рынков таких стран, как Украина, похоже, объединяют экспертное сообщество. Разберемся, что не так с мировой экономикой и почему под угрозой в первую очередь развивающиеся страны.

Календарное проклятие

Первое, о чем следует упомянуть, — это периодичность мировых экономических кризисов, которые характеризуются спадом производства или темпов роста, дисбалансом спроса и предложения, разрывом налаженных деловых связей и повышением безработицы. Последние пять глобальных кризисов обычно датируются так: 1973-1975 гг., 1980-1982 гг., 1990-1991 гг., 1997-1998 гг., 2008-2012 гг., из чего выводится некая закономерность: семь-десять лет — и падение.

Но неужели достаточно посмотреть на календарь, чтобы поверить Соросу?

Конечно, все не так просто. Волнообразная природа кризисов такой частоты — это все же не закон природы. Несмотря на нее, ведущие международные организации, в том числе МВФ, ожидают в ближайшие годы стабильный темп прироста мирового ВВП на 3% и выше. В отчете World Economic Outlook April 2018 прогнозируется и существенный ежегодный рост реального ВВП Украины от 3,2% в 2018-м до 4% в 2023 г.

Однако вспомним, что не все кризисы сопровождались спадом ВВП и — что важнее — осенью 2008 г. МВФ также уверенно прогнозировал рост мировой экономики на 2,2% на следующий год, когда производство в итоге сократилось.

Великое «переселение» капитала

В глобализированном мире попытки побороть негативные экономические процессы в одном месте рискуют обернуться кризисом в другом. Так, США как крупнейшая экономика может неосторожным (или продуманным) движением придавить развивающиеся рынки. А двигаться нужно, ведь изменились приоритеты монетарной политики.

После последнего мирового кризиса Федеральная резервная система США стимулировала деловую активность увеличением денежной массы в обращении на триллионы долларов. Для этого она выкупала на рынке казначейские и ипотечные облигации. Денег становилось больше, поэтому такая политика называется «количественным смягчением».

Но сейчас темпы роста экономики США ускоряются, и на первый план вышла проблема инфляции как следствия увеличения денежной массы. Ответ на повышение уровня цен должен быть симметричным с точностью до наоборот: сделать доллар дефицитным и дорогим. Вот ФРС и принялась его укреплять. А делается это с помощью так называемой политики «количественного ужесточения», то есть изъятия из оборота «лишних» долларов в обмен на казначейские облигации. Как результат, доходность этих ценных бумаг (отношение суммы купонных платежей за год к текущей рыночной стоимости облигации) под конец мая достигла 3,1% по 10-летним бондам. Кроме того, ФРС по сути увеличивает плату за пользование деньгами — повышает целевую процентную ставку по федеральным фондам (в марте — с 1,5 до 1,75%). Это приводит к подорожанию доллара, ведь американские банки теперь должны брать кредиты под больший процент.

И такая политика американских финансовых властей продолжится. До конца года, по прогнозам JPMorganChase&Co, ставка ФРС может быть увеличена еще три раза — до 3,5-3,7%. В этой ситуации инвесторы переориентируются на США, забирая капиталы из развивающихся стран: лучше купить безрисковые облигации страны с крупнейшей экономикой доходностью 1,75% и тем более 3,7%, чем, к примеру, украинские евробонды, хоть и с доходностью в разы выше. Поэтому есть большой риск, что приток капитала в развивающиеся страны уменьшится и их национальные валюты упадут.

Не удивительно, что не только Сорос, а и другие известные финансисты и экономисты прогнозируют новый финансовый кризис в развивающихся странах. Так, нобелевский лауреат Пол Кругман провел параллели с событиями в Азии конца 1990-х.

«Теперь стало, по крайней мере, возможно представить классический, в стиле 1997-1998 годов, постепенно усиливающийся кризис: валюта развивающихся рынков падает, в результате чего задолженность компаний резко возрастает, что приводит к проблемам в экономике, вызывая дальнейшее падение валюты», — написал Кругман в своем микроблоге Twitter.

Впрочем, глобального кризиса он не ожидает: «Грядет что-то не столь пугающее».

Примечательно, что даже в МВФ заявляют о негативных последствиях для развивающихся экономик из-за ужесточения монетарной политики в таких странах, как США. «Инфляция может ускориться быстрее, чем ожидается, возможно, из-за значительного расширения бюджетных мер, принятых в США. Центральные банки могут отреагировать на повышение инфляции более решительно, чем ожидается в настоящее время, что может привести к резкому ужесточению финансовых условий. Это ужесточение может сказаться на ценах на рискованные активы, на рынках долларового финансирования банков, а также на странах с формирующимся рынком и странах с низкими доходами. Для минимизации данных рисков центральным банкам следует проводить нормализацию денежно-кредитной политики, постепенно и четко информировать о своих решениях, чтобы не помешать подъему экономики», — отмечается в Докладе МВФ по вопросам глобальной финансовой стабильности за апрель 2018 г.

Ни дать ни взять по-украински

Если финансовый кризис разразится, он точно не обойдет Украину. Нам и так приходится перекрывать заимствованиями дефицит счета текущих операций платежного баланса (отдаем за границу больше валюты, чем получаем). Так, в 2017-м Украина разместила на внешних рынках 15-летние еврооблигации доходностью 7,375% годовых на сумму $3 млрд, большинство их которых, правда, сразу же ушли на погашение долгов. А в этом году Минфин повадился занимать крупные суммы, выпуская облигации внутреннего госзайма (ОВГЗ) средней доходностью в 17% годовых. Высокие ставки компенсируют значительные риски инвесторов, вкладывающих в Украину. При таких раскладах повышение доходности облигаций США может еще больше снизить привлекательность украинских ценных бумаг. При этом и так небольшое количество желающих одолжить нам денег уменьшится. Вот и отток капитала, о котором говорит Сорос.

А займы понадобятся. По мнению экспертов МВФ, дефицит текущего счета платежного баланса Украины в этом году составит 3,7% ВВП, в следующем — 3,5%.

Но это не все проблемы. В развивающихся странах, в том числе Украине, большую долю экспорта составляет сырье. А в период «дорогого доллара» цены на него падают. «Инвесторам становится невыгодно вкладываться в развивающиеся рынки, они вкладываются в американские, а сырье при этом дешевеет. То есть идет двойной удар по рынкам, которые развиваются. С одной стороны — отток инвестиций, а с другой — снижение сырьевых рынков», — пояснил в комментарии финансовый аналитик Алексей Кущ.

Вспомним, что Украина торгуют в первую очередь черными металлами и зерном — 22,6 и 14,1% в товарной структуре внешней торговли за первый квартал текущего года. Если экспорт по этим сырьевым позициям существенно просядет — дефицит текущего счета платежного баланса увеличится еще на миллиарды долларов. И круг замкнется: для его покрытия придется занимать еще больше денег, а привлечь кредиторов, как отмечалось, будет еще сложнее. Вследствие недостатка валюты курс гривни пойдет вниз, если Нацбанк не решит «спалить» золотовалютные резервы.

Формула кризиса

Конечно, Украина не была в фокусе внимания Сороса и других финансистов, предрекающих глобальные финансовые потрясения. Дестабилизировать мировую финансовую систему в первую очередь способны проблемы в крупных развивающийся странах, особенно в Китае, Турции, Аргентине. Однако в любом случае первопричиной будет американская политика «дорогого доллара», и Украина от нее пострадает.

При этом Сорос видит причины возможного финансового кризиса и в геополитических проблемах, таких как срыв ядерной сделки с Ираном, Brexit, миграционное давление на Евросоюз и разрушение «трансатлантического альянса ЕС и США». Когда в «формуле кризиса» столько составляющих, рассчитать его последствия крайне сложно. Но ясно одно: отток капитала из развивающихся стран будет важнейшей переменной, величина которой прямо зависит от способности национальных банков и правительств предупреждать финансовые дисбалансы.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 + 5 =