воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Война идет на восток: Как ВСУ подбираются к Донецку С началом Операции объединенных сил ситуация на марьинском направлении резко обострилась

Нынешнее обострение на линии соприкосновения крайне ограничено локальными стычками и артиллерийскими перестрелками на трех-четырех узких участках: на Светлодарской дуге, Горловке и Приазовье. Однако есть еще как минимум два-три направления, которые обе стороны держат что называется «на контроле», пишет Михаил Жирохов для Деловой столицы.

Речь идет, прежде всего, об окрестностях Донецка – Марьинке, вентстволе шахты Бутовка, треугольнике у Песков и позициях севернее Авдеевки. При этом стоит отметить, что наиболее уязвимы позиции российско-оккупационных войск именно на марьинском направлении.

Понимание этого у противника есть еще с лета 2014 г., когда наши добровольцы и бойцы 93-й мехбригады буквально «на плечах» отступающего противника смогли войти непосредственно в Петровский район Донецка. К сожалению, на тот момент не было сил и средств, да и командование сектора и всей операции крайне осторожно относилось к боям в городской застройке. Ведь в таком высокоурбанизированном пространстве, как Донецк (больше 1 млн жителей на начало войны), даже в случае довольно незначительных боев потери гражданского населения были бы велики.

Понимали свою слабость и пророссийские боевики, которые в июне 2015 г. попытались взять под контроль Марьинку, чтобы обезопасить себе это направление. Но после довольно значительных потерь в Дебальцевской операции зимой именно бои под Марьинкой стали первой ласточкой того, что украинская армия быстро учится. Кроме уничтожения атакующей штурмовой группы, наша артиллерия еще на подходе практически полностью выкосила оперативные резервы боевиков. Впервые в войне активно использовались американские противоминометные РЛС, которые и стали тем самым секретным компонентом победы.

После этого марьинское направление надолго стало болевой точкой, где рейдовые действия сторон не прекращались практически ни на один день. Вполне обыденными стали снайперские дуэли и минирование прифронтовых территорий.

С началом ООС ситуация и тут резко обострилась. По всей видимости, обе стороны стали активно «щупать» действиями диверсионно-разведывательных групп оборону противника. Иначе сложно объяснить события 15 мая, когда в ходе рейдовых действий разведчиков 30-й мехбригады были захвачены три 120-мм миномёта 2Б11. Обстоятельства этого события пока доподлинно неизвестны — официальная версия звучит: «их просто «угнали» в «серой зоне», когда группа прикрытия ушла с позиции».

А 21 мая во время очередного обстрела боевиками из крупнокалиберных пулеметов Марьинки был убит прямо во дворе своего дома мирный житель. По словам военного губернатора Донецкой области Павла Жебривского: «…Михаил, так звали мужчину, вышел в свой двор на окраине Марьинки в то время, когда боевики вели огонь по городу из стрелкового оружия. Одна из пуль попала прямо в него. Скорая, приехавшая по вызову, констатировала смерть. Но забрать мужчину не успели – боевики усилили огонь, и медикам пришлось отъехать на безопасное расстояние».

Этот случай может свидетельствовать только об одном – позиции сторон уже находятся практически друг против другая и о «серой зоне» можно забыть. Таким образом, можно в очередной раз констатировать, что тактика жабьих прыжков, которую практиковали наши военные последние пару лет, приносит свои плоды – маятник войны движется на восток.

Несмотря на широко разрекламированную боевиками и российскими СМИ «победу в ДАП», реально ситуация на северных окраинах Донецка серьезно не изменилась. Взлетная полоса по-прежнему остается в зоне огневого поражения, а основа нашей обороны тут – позиции на месте бывшей воинской части ПВО – так называемый «Зенит» – по прежнему являются головной болью для российского командования «корпусов».

Мало того, ценой достаточно больших потерь нашей группировке зимой 2017 г. удалось значительно улучшить позиции в районе Авдеевской промки, создав серьезный задел в качестве плацдарма для возможного наступления в направлении Ясиноватой. Кстати, и тут начиная с начала мая неспокойно – противник, пользуясь общим обострением, что называется «под шумок» нанес несколько ударов реактивными «Градами» прямо из жилой застройки Ясиноватой. Хотя потерь наши военные не понесли – слишком уж вгрызлись в землю за пару лет войны, однако этот факт может свидетельствовать о намерениях боевиков не оставлять опасное направление без внимания.

Неопределенной остается ситуация и в районе Донецкой фильтровальной станции. Этот объект, критически важный как для оккупированных территорий, так и для Авдеевки, регулярно подвергается обстрелам. 18 мая после очередного обстрела боевиков она в очередной раз была обесточена и снова заработала 23 мая. При этом крайне тревожным является сообщение ОБСЕ о том, что поврежден был один из резервных хлоропроводов. Что будет, если шальной снаряд попадет в основную линию, сложно даже представить.

Таким образом, можно говорить, что, несмотря на обозначенные «горячие точки», вполне вероятно, что основные события горячего лета могут развернуться не только там. Возможностей для нашей группировки более чем достаточно. А вот сможет ли вести полноценные уличные бои российско-оккупационная армия – очень большой вопрос. Для этого нужна прежде всего серьезная мотивация, которой у «пятнадцатитысячников» остается все меньше.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемь + пятнадцать =