четверг, 19 апреля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Уничтожить животное: Какой может быть российско-американская война в Сирии Американская атака на Сирию может поставить в неловкую ситуацию как Россию, так и, в конечном итоге, США и Дональда Трампа

3 апреля Дональд Трамп сообщил, что собирается «очень быстро» вывести войска из Сирии. 4 апреля он сообщил, что «передумал» их выводить. 11 апреля он сообщил, что американские ракеты «на подходе» к Сирии – «красивые, новые и «умные». Еще через час он предложил «прекратить гонку вооружений», пишет Тарас Паньо для Depo.ua.

Это могло бы быть смешным – если бы речь не шла о поведении руководителя последней на планете сверхдержавы, и его планах пустить в ход стратегические ударные силы своей страны. Это могло бы выглядеть как безумие – если бы не был известен тот факт, что Дональд Трамп – человек эмоциональный. И ему, как руководителю США, пришлось посмотреть видеоряд из города Дума, где асадовцы при согласии – или поддержке россиян совершили то, что совершили. Говорят, подобные кадры очень влияют на американского президента. Как и на его дочь Иванку Трамп, которая, тоже по слухам, имеет весьма значительное влияние на отца. Да и обещание российских дипломатов «сбивать американские ракеты и средства их запуска» тоже не способствовала хорошему настроению Дональда Трампа.

Поэтому относительно американской атаки на режим сирийского диктатора возникают скорее вопросы «когда» и «как».

С чисто военной точки зрения, расстановка сил выглядит следующим образом. У России по состоянию на сейчас в Средиземном море действуют около 15 боевых кораблей и судов обеспечения Черноморского флота. Реальной ударной силой явно являются фрегаты «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен», вооруженные крылатыми ракетами «Калибр», а также подводные лодки со своими модификациями этих ракет. В случае необходимости, с Балтфлота Россия может перегнать еще один свежий фрегат, «Макаров» – также с «Калибрами». «Полная боевая готовность кораблей, которые остались в Севастополе – это фактическая фикция. Кроме ракетного крейсера «Москва», почти все, что там осталось после выхода на Сирию современных фрегатов – это коллекция «винтажных» десантных кораблей, ржавых минных тральщиков и ракетных катеров, среди которых есть и относительно свежие, но к дальним походам вряд ли приспособленные.

У США флота в Сирии практически нет. Есть вооруженный «Томагавками» эсминец «Дональд Кук» – в 100 километрах от российской базы. Есть эсминец «Портер», который вот-вот туда прибудет («вот-вот» наступит дней через 5). И есть ударная группа американских кораблей во главе с авианосцем ВМС США «Гарри Трумэн», которая сегодня, по слухам, покинет военно-морскую базу Норфолк в штате Виргиния и направится в сторону Европы и Ближнего Востока. В рамках плановой ротации, поскольку авианосная группа с «Теодором Рузвельтом», патрулировавшая этот район, его уже несколько недель назад покинула.

Хотя все эти оценки сил и средств, на самом деле, не имеют особого смысла. Ибо при дальности действия современных «Томагавков», приблизительно в 2 тысячи километров, не так уж и необходимо подходить к Сирии вплотную. А штаб-квартира 5-го оперативного флота США находится в крайне недалеком от места событий Бахрейне. О насыщенности региона американскими военно-воздушными базами – хоть со стороны Турции, хоть со стороны ОАЭ, или даже из Сицилии, откуда самолеты США с легкостью могут принять участие в антиасадовской миссии, и говорить не приходится. Поэтому с возможностями нанесения удара по Асаду у США все обстоит хорошо. Как, в конце концов, определенные возможности попробовать этот удар отбить есть и у России. Все-таки, если верить информации российского МО, в Сирии развернута глубоко эшелонированная противовоздушная оборона.

Но, если от возможностей переходить к вероятному практическому использованию, здесь случается очевидный конфуз.

Поскольку Россия, скорее всего, даже не попытается сбивать американские ракеты. Даже два американских эсминца возле места событий могут провести сотню запусков – что явно истощит способность российских систем ПВО. Если же при этом вдобавок к крылатым ракетам по целям начнет работать авиация США, используя ракеты большого радиуса действия и держась в стороне от сирийского воздушного пространства, шансы защитить хоть что-то – включительно с авиабазой Хмеймим – стремительно снизятся. Если же учесть тот факт, что США вряд ли станут атаковать места постоянной дислокации россиян – то лучшей тактикой в данной ситуации будет повторение прошлогоднего трюка «насздесьнет», блестяще выполненного российскими силами ПВО во время американской атаки на базу Асада в Шайрате.

Впрочем, и с американским ударом по силам Асада не все так просто. Даже в прошлом году, когда удар был нанесен относительно внезапно, его последствия не впечатляли. Вполне вероятно, что стоимость израсходованных «Томагавков» существенно превышала стоимость уничтоженной асадовской техники.

Зато в этом году, когда сирийский диктатор имеет достаточно времени, чтобы подготовиться к американской атаке, передислоцировать, замаскировать и рассредоточить все свои не слишком многочисленные силы, эффект от атаки может быть даже меньшим, чем в прошлый раз. Безусловно, победные реляции американских моряков и авиаторов, и, возможно, даже красивые кадры со взрывами нам гарантированы. В случае определенного везения, удастся даже уничтожить существенную часть уцелевшей асадовской авиации.

Но повлияет ли это на ситуацию в Сирии коренным образом? Вряд ли. Хлор и зарин переместятся из «бочковых бомб» в артиллерийские снаряды, Асад – из резиденции в какой-то бетонный бункер, только и всего. Не исключено, что через несколько месяцев мы станем свидетелями нового зверства асадовцев.

Потому что радикально проблему с сирийским диктатором и его российскими союзниками надо решать не кавалерийскими воздушными рейдами, а долгой и кропотливой работой на земле. Когда российские военные будут бояться не американских ракет, которые летят «по асадовцам» и могут ненароком упасть возле них, а мин и пуль оппозиции, которая возьмет Хмеймим в плотное кольцо – только тогда можно будет говорить о военном успехе. А когда Сирия будет разделена на три или четыре независимых государства – тогда можно будет говорить и о перспективах мира.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

1 × один =