вторник, 25 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Крах уже близок: Кремль «понесло», как Остапа Бендера В России власть удерживает группа лиц, которая ведомственные интересы ставит выше государственных. Это означает, что эта страна смертельно больна

В Лондоне еще 5 марта чем-то неизвестным отравили бывшего российского военного разведчика Сергея Скрипаля и его дочь Юлию. Они до сих пор в больнице в критическом состоянии. У британской полиции есть веские основания считать преступление делом рук России, в частности, потому, что такой же яд, очень вероятно, был использован при штурме захваченного террористами театрального центра в Москве в 2002 году. По крайней мере, британская разведка (МИ-5) практически не сомневается, что речь идет о спонсированной государством попытке убийства. Конечно же, британские СМИ вспоминают при этом и другое отравление, тоже в Лондоне радиоактивным полонием бывшего сотрудника российской ФСБ Александра Литвиненко в 2010 году.

Официальные лица Великобритании уже пообещали «решительный ответ» России, если следствие предоставит доказательства вины в преступлении, ее официальных структур. В частности, министр иностранных дел Борис Джонсон не исключил даже бойкот сборной Англии по футболу финала чемпионата мира, который должен состояться в России летом.

Сразу уверенно можем заметить, что России на английский футбольный бойкот глубоко наплевать. Вот если бы финал чемпионата вообще забрали – тогда да, это был бы сильный удар. А бойкот одной сборной, даже если эта сборная – сама Англия, для Кремля ничего не значит.

И все это, конечно, далеко не главное в этой истории.

Сосредоточимся на вопросе: зачем Россия это делает (будем считать, что это все же ее работа)?

Каждая спецслужба сталкивается с проблемой измены в своих рядах. «Предатели», как и провалы, – это неизбежные издержки производства в этой сфере, без которых не обойтись и с которыми, тем не менее, надо бороться. Как наказывать «изменника», чтобы другим, потенциальным, не хотелось предавать – каждая спецслужба решает по-своему, в том числе – таким радикальным способом как отнять жизнь. Однако каждая спецслужба ограничена в этом деле не только законом, запрещающим убийства (они знают, как его обойти), не только моральными нормами (циников везде хватает), но и интересами тех, кто имеет власть над спецслужбами, от кого они напрямую зависят. Это – государство. Спецслужба не может переходить в своей деятельности определенную грань, за которой эта деятельность вредит уже не врагам, а собственному государству. Если же вдруг такое произошло и грань перейдена, то это – чрезвычайное происшествие, и государство жестко накажет виновных.

Спецслужба всегда заинтересована, чтобы наказание «предателя» носило, так сказать, максимальное воспитательное значение. То есть было, по сути, публичным, как когда-то в средневековье преступника публично казнили на главной площади города. Однако наказывать лишением жизни кого-то на чужой территории не разрешалось даже в средние века. Тем более этого нельзя делать в наше время. Поэтому естественное желание спецслужбы наказать бывшего «своего» ограничено государством, которое эту спецслужбу содержит. Государство может дать негласное разрешение спецслужбе на убийство «предателя», при условии, что все будет сделано «чисто», но государство при этом обязательно взвешивает: не будет заслуженное наказание «предателя» слишком дорогим удовольствием?

«Предатель», в отношении которого возникает проблема с наказанием, всегда находится под защитой другого государства, то есть – для его наказания надо нарушить законы другой страны. И стоит заранее просчитать, чем может закончиться наказание, если другое государство поймает твою спецслужбу на преступлении. Или даже будет уверена, пусть и без юридических доказательств, что это работа твоей спецслужбы. Для «решительного ответа» бывает и этого достаточно.

Правило обязательного разрешения государства своей спецслужбе на убийства на территории другого государства, разумеется, действительно и для России. Россия имеет едва ли не самый большой в мире опыт наказания «перебежчиков» из числа сотрудников своих спецслужб, начинался он еще с 20-годов прошлого века. Невозможно перечислить все жертвы, которые образовали в совокупности упомянутый опыт. Их десятки, если не сотни. Добавьте сюда еще и убийства политических противников Кремля, которые тоже, как и прежние кадры спецслужб, находились под защитой другого государства. Как наших Евгения Коновальца и Степана Бандеру. Однако все эти убийства российские спецслужбы совершали с разрешения или по приказу высшего руководства в Кремле.

Так в России происходит и сейчас: без санкции Кремля убить кого-то в Великобритании российская спецслужба не может. Однако принципиальный признак нынешнего времени в том, что у России сегодня уже нет границы между интересами государства и интересами спецслужбы. Произошло это потому, что руководители спецслужб стали хозяевами в Кремле, стали государством и сделали интересы спецслужбы тождественными интересам государства.

Убийство Александра Литвиненко полонием полностью отвечает интересам российской спецслужбы (в том случае – ФСБ): публично и с особой жестокостью (то есть, с ужасными страданиями жертвы, не меньшими, чем когда человека четвертовали). Но российское государство очень много потеряло: способ наказания Литвиненко оказался опасным для мирных граждан Великобритании, что не могло остаться без реакции ее правительства. Нет, войну России не объявили, санкции не ввели, но межгосударственным отношениям был нанесен непоправимый (в перспективе) вред. Если бы в Кремле на то время составляли высшую власть не бывшие чекисты, а политбюро ЦК КПСС, то ни Сталин, ни Хрущев, ни Брежнев, ни Горбачев, ни Ельцин (уже без политбюро и без КПСС) никогда бы дали разрешение на такой способ убийства. Подчеркнем: не на само убийство, а на его способ. Потому что отношения с Великобританией для государства Россия всегда были важнее наказания какого-то одного предателя. Однако, повторим, сегодня в Кремле общегосударственные интересы менее значимы, чем ведомственные интересы спецслужб.

История с отравлением полонием Литвиненко показала полное отсутствие государственного мышления у нынешних хозяев Кремля. История с отравлением Сергея Скрипаля показывает, что чекисты в Кремле меняться не желают. Вновь избран опасный не только для “предателя” способ наказания (будем надеяться, что организм Скрипаля победит яд), более того – вместе с ним уже пострадала его дочь, а она отнюдь не «предатель». Похоже, Кремль уже «понесло», как Остапа Бендера. А, может, такая бессмысленная и опасная для государственных интересов России жестокость – косвенное доказательство, что количество «предателей» (в том числе потенциальных) в России растет в геометрической прогрессии? И Путину с другими генералами-чекистами приходится уже так защищаться?

Какой бы ни был ответ на эти вопросы, очевидно одно: правление чекистов уверенно ведет государство Россию к краху. Конечно, эта дорога не будет короткой, возможно даже, что чекистов еще смогут отстранить от власти, но сам факт, что в такой мощной и огромной ядерной державе, как Россия, к власти на десятилетия (!) может прийти группа лиц, которая свои узкоклановые (ведомственные) интересы ставит выше государственных, свидетельствует, что эта государство уже смертельно больно. И без надежды на выздоровление.

Юрий Сандул / Укринформ
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

9 + восемнадцать =