вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Чем может пригодиться Украине беглый министр из Дагестана У официального Киева может появиться довольно важный козырь для противодействия Москве

От российских силовиков, предположительно в Украину, сбежал исполняющий обязанности министра архитектуры и ЖКХ Республики Дагестан Ибрагим Казибеков. Об этом российскому «Интерфаксу» сообщил источник, которого издание охарактеризовало как «информированного».

Он рассказал следующее: «По некоторым сведениям, Казибеков покинул республику. Предположительно, он может находиться в Украине. Эта информация уточняется». (Хотя, по данным дагестанского издания «Черновик», Казибеков в тот момент находился в Москве, где лечился его сын). Поэтому пока рано говорить, что у украинских правоохранительных органов может появиться важный свидетель в делах против России (или просто очередная головная боль из-за обвинений в укрывательстве коррупционеров).

Делать ноги министру пришлось из-за того, что утром 27 февраля к нему домой и в рабочий кабинет с обыском нагрянули силовики. Казибекова подозревают в махинациях с бюджетными средствами (согласно УК РФ, «присвоение или растрата, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере» и «мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере»). Предположительно, он был соучастником ранее арестованного Абдусамада Гамидова, теперь уже бывшего врио премьера Дагестана. Якобы они, реализуя адресную программу по переселению граждан из признанного аварийным жилья, завышали цены на постройку новых домов.

Упоминание Гамидова в деле Казибекова означает, что разработка министра стала частью масштабной операции российских силовиков против дагестанской элиты, обвиняемой в коррупции. Началась она в середине января, когда якобы за попытку завысить цену дагестанской газотранспортной сети, которую хотел купить «Газпром», был уволен министр имущества и торговли республики. Тогда же за земельные махинации был арестован мэр Махачкалы Муса Мусаев (позже, 2 февраля, задержали главного архитектора Махачкалы Магомед-Расула Гитинова), а в Дагестан приехали представители Генпрокуратуры РФ, возглавляемые замруководителя ведомства. В результате Гамидов, два его зама и министр образования оказались в СИЗО.

7 февраля в особняках арестованных руководителей республики при соответствующей медийной поддержке прошли обыски. Похоже, это помогло дагестанскому парламенту утвердить в качестве нового премьера указанного Москвой кандидата – бывшего министра экономики Татарстана Артема Здунова. Он стал уже вторым «варягом» в руководстве Дагестана, так как в сентябре прошлого года врио главы республики был назначен бывший руководитель фракции «Единой России» в Государственной думе (он же экс-заместитель министра внутренних дел РФ) Владимир Васильев.

Таким образом, Кремль не только нарушил модель распределения властных институтов многонациональной республики между представителями основных населяющих республику этносов (даргинцев, аварцев, табасаранов), но и поставил местную элиту перед угрозой утраты коррупционной ренты, а также свободы. Ведь расследуются дела не местными силовиками, высокопоставленных представителей которых тоже арестовывают, а федеральными. К тому же арестованных вывозят в Москву, где меру пресечения им устанавливает придворный Басманный суд.

Поэтому у дагестанского истеблишмента возникли резонные подозрения.

Первое из них касалось того, что Дагестан избран в качестве «витрины» для показательной порки местных элит перед президентскими выборами. Ведь о том, что в других российских регионах дела обстоят ничуть не лучше, даже официальные кремлевские СМИ периодически заикаются. В общем, не повезло. В этом случае трудности для структуры в целом можно считать временными.

Второе куда менее радужно: Путину зачистку Махачкалы преподнесли как то ли антикоррупционную, то ли предвыборную технологию. При этом преподнесшие просто выдавливают местных из лакомых сфер (напомним одну деталь: аресты в Махачкале начались не с приезда нового главы региона, а с отказа удовлетворить пожелание «Газпрома» выкупить дагестанскую газораспределительную сеть). Поэтому в республике продолжает генерироваться недовольство. Вряд ли оно может вспыхнуть в ближайший год настолько, чтобы ослабить позиции Владислава Суркова на встречах с Куртом Волкером, но и такой вариант не исключен.

С учетом всех этих обстоятельств Украине стоит с особым вниманием отнестись к возможному появлению Ибрагима Казибекова на нашей территории. Отказ от его выдачи сразу же будет преподнесен как наличие у киевских коррупционеров связей с махачкалинскими (могут начать хотя бы с того, что одним из предполагаемых мест получения российского гражданства одесским мэром Геннадием Трухановым является тот-таки Дагестан, а на поруки его, как известно, взял депутат от президентской фракции).

С другой стороны, Казибеков может обладать интересной информацией как о кавказских боевиках в составе террористических организаций «ДНР-ЛНР», так и о том, каким образом и сколько дагестанцев попало в Ирак и Сирию, чтобы повоевать за Исламское государство. Ведь о причастности к подобным трансферам ФСБ упоминалось не так уж и редко, а Дагестан часто назывался и как более питательная среда для ваххабизма, нежели Чечня, и как лидер среди российских регионов по поставке «рекрутов» террористам. Да и наличие кавказцев в составе проасадовских сил, в свете их преступлений против мирного населения в Восточной Гуте, также может быть важным для Гааги, Брюсселя и Вашингтона.

Американцы, как мы видели по разгрому ЧВК «Вагнера» в Дейр-эз-Зоре, очень резко реагируют на попытки атаковать их (или их союзников) в Сирии. Поэтому знания Казибекова, если он все же объявится в Украине и захочет сотрудничать с нашими правоохранительными органами, могут поспособствовать ускорению оборотов американской санкционной машины, за которой хоть и со скрипом, но рано или поздно последует европейская.

Так что у официального Киева может появиться довольно важный козырь для противодействия Москве. И новая важная задача: если Украина собирается предъявлять свидетелей из России в Гаагском трибунале, возникает потребность сохранить их в целости и сохранности, а не позволить им последовать судьбе Павла Шеремета или Дениса Вороненкова. И, конечно же, не нужно следовать примеру нардепа Алексея Гончаренко, заявившего относительно Казибекова, что «вряд ли кого-то из украинских политиков он вообще может заинтересовать». Свидетели, знакомые с политическими российскими реалиями изнутри, для Украины могут оказаться очень нужными.

Руслан Весел / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

двадцать − пятнадцать =