суббота, 21 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Что убило русскую патриотку в днепровском СИЗО Марина Меньшикова, разбившая молотком голову участнику АТО, повесилась в камере днепровского СИЗО

24 октября 2016 г., находясь в театре в Днепре, Марина Меньшикова, 1972 г. р. активная участница различных пророссийских митингов, сознательно спровоцировала скандал с военнослужащим ВСУ, пришедшим в театр в форме вместе с женой – назовем эту пару по именам, Константин и Наталья, пишет Сергей Ильченко для Деловой столицы.

В театр с молотком

В ответ на попытки ее успокоить Меньшикова набросилась сначала на Наталью, порвав ей платье и цепочку, а затем на Константина, пытавшегося Наталью защитить. При этом Константин лишь удерживал Меньшикову за руки. Когда он отпустил ее, та выхватила из сумки деревянный молоток и нанесла Константину удар по голове. Поход в театр с молотком Меньшикова объяснила тем, что носила его для самообороны – но, как видим, и для нападения тоже, что вполне в духе сторонницы «русского мира».

Что было дальше

Было возбуждено уголовное дело, по пустяковой статье 125 ч.1 УК «Умышленное легкое телесное повреждение». Очевидно, что голова у пострадавшего оказалась крепкой, и он проявил великодушие, не став связываться с явно неадекватной женщиной.

Будь это не так, все можно было бы развернуть серьезнее, но Меньшиковой повезло. В самом худшем случае ей грозило до года – нет, не лагеря, а всего лишь исправительных работ, да и то исключительно в теории. На практике ей вырисовывался максимум год условно, если, конечно, не делать попыток прибить молотком еще и судью.

Но молоток у Меньшиковой к тому времени, вероятно, забрали. Впрочем, и год условно надо было еще выпросить, очень постаравшись, поскольку, дело, возбужденное по такой статье и при таких обстоятельствах, давало массу шансов соскочить с него, вообще не понеся наказания, либо отделавшись смешным штрафом.

Словом, бояться Меньшиковой было нечего. Ей не грозил арест. Она даже могла бы, при желании, приобрести новый молоток и носить его в сумочке взамен старого, приобщенного к делу как вещественное доказательство.  Ей требовалось просто аккуратно сходить по повесткам к следователю – примерно раз пять, а потом в суд – раза три, и вести себя там если не покаянно, то хотя бы мирно, не нарываясь на новый скандал.

Бег до СИЗО

Но Меньшикова ударилась в бега. Она пробегала около года, время от времени попадаясь полиции: сначала была предупреждена, потом посажена под домашний арест, потом водворена в СИЗО. Добиралась и до Крыма, откуда была выдворена дважды: в феврале и сентябре 2017-го, за нарушение 90 дневного срока пребывания. В последний раз получила пять лет запрета на въезд и содержание под стражей до депортации в Украину.

Вернувшись, скрывалась в Днепре у родственников и, наконец, была выловлена и водворена в СИЗО в январе. Поскольку статья о легких телесных повреждениях не позволяла поместить Меньшикову в СИЗО, а иного способа удержать ее на месте, и передать дело в суд у следователей просто не было, обвинение переквалифицировали на злостное хулиганство. Хотя мера была чисто технической, новая статья обещала уже до семи лет, притом не исправительных работ, а полновесной отсидки. Но то в теории, а на практике вырисовывалось от силы года три, что, конечно, неприятно, но все же не смертельно. К тому же, и в новой ситуации у Меньшиковой имелись шансы отделаться сравнительно легким приговором.

В январе неугомонная Меньшикова была отправлена в СИЗО, а ее дело – в суд.  Держали Меньшикову в 4-местной камере, но три сокамерницы как-то упустили ее из виду под утро, и она повесилась на решетке, на простыне, не дождавшись приговора. Звучит дико, но… так тоже бывает.

В теории могли, по многим причинам, крепко спать, и не услышать. Или не пожелать услышать, если Меньшикова очень уж сильно их достала, впрочем, это маловероятно. Как маловероятна и другая сторонняя «помощь», чья бы то ни было. Ни с чьей стороны не просматривается смысла в таких действиях. Меньшикова слишком мелкая сошка, и, в конце концов, она никого не убила. А самоубийство в камере – это проверки, дознания, обыски и инспекции, всеобщий перетряс, который никому не нужен. Ни сидельцам, ни охранникам.

Не исключено, к слову, что Меньшикова как раз и рассчитывала, что ее возню услышат и вынут ее из петли, надеясь в итоге соскочить «по дурке». Правда, и «по дурке» она могла бы уйти изящнее и безопаснее, но человек, ухитрившийся всего за год так осложнить свое положение, как это удалось ей, способен на очень неожиданные действия.

Без диагноза

Была ли Меньшикова вменяемой? Формально, вероятно, да. Во всяком случае, сведений о ее психиатрическом диагнозе нет. Что касается существа дела, тот тут вопрос сложный. С одной стороны, все ее поведение выглядит крайне неадекватным. С другой, оно ничем не отличается от поведения других сторонников «русского мира», что в России, что в Украине.

Честный диагноз, вероятно, выглядел бы примерно так: реактивный психоз, ставший следствием просмотра российских телеканалов и воздействия российской пропаганды, как прямого, так и опосредованного, со стороны окружения погибшей, вызвавший в итоге самоубийство. Конкретные причины мы уже едва ли узнаем. Возможно, Меньшикова вообразила себе, что ее все семь лет будут пытать страшные бандеровцы. Возможно, что-то ей привиделось еще – человек, насмотревшийся российского ТВ, может вообразить себе все, что угодно.

Неизвестно, был ли в камере телевизор. Если нет, перед нами пример пролонгированного действия российской пропаганды. Либо абстинентного синдрома, поскольку на воле, она, вероятно смотрела российские каналы регулярно.

Помогли умереть

Налицо, несомненно, доведение до самоубийства, которое останется безнаказанным. Хотя преступник известен: Меньшикову довела до самоубийства Россия. Но не какое-то конкретное лицо, а Россия в целом, как система, бессмысленная машина, крушащая и перемалывающая всех, кто окажется рядом с ней.  Ей искалечили психику пропагандой, а потом выкинули вон, вместе с ее любовью к России, как ненужный хлам. Независимо от отношения к этой даме надо признать, что она такая же жертва кремлевских негодяев и останкинских исполнителей, как, к примеру, три сотни идиотов, перемолотых в Сирии. Или несколько тысяч ихтамнетов, уничтоженных ВСУ на Донбассе. Или, по большому счету, 140 миллионов россиян – правда, те еще живы. Надолго ли? Ну, тут как кому повезет.

Полезные советы и пожелания

Не смотрите российское ТВ. Не будьте как Меньшикова. Не позволяйте российским пропагандистам довести себя до самоубийства. Здоровья вам и хорошего настроения.


Поделитесь.




Новости партнеров



2 комментария

  1. Иосиф Берия on

    не простит вас бог ни за что , ни за невинных убитых на майдане , ни за детей ДНР и ЛНР, на за доведение до самоубийства этой несчастной женщины, ни вас тварей ни того судью который как типичный хохол отправил её из Крыма на верную смерть на растерзание взбесившимся бендеровцам
    будьте вы прокляты

  2. Нестор Махно on

    Не зависимо от причины смерти этой руской падали, она получила то что несла людям в сумке в виде молотка. Пора народу самому судить этих озверевших руских тварей приговаривать и приводить в исполнение. Только так мы очистим Украину от нечисти и Бог нас простит. Аминь.

Оставьте комментарий

семнадцать − 11 =