четверг, 18 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Климовский: Москва у разбитого корыта в Сирии Эрдоган таки выкрутил руки Путину, и не удивительно, что тот от бессилия роняет стулья: два года войны в Сирии улетают коту под хвост

Российские СМИ заполнены триумфальными реляции о новом дипломатическом прорыве Кремля в Сочи во время встречи Путина с Эрдоганом и Рухани. Опять совковая эпохальщина, но одно маленькое событие пропагандисты стараются затушевать, так как оно портит радужность картину.

В первый день встречи 22 ноября Путину в Сочи позвонил премьер-министр Израиля Нетаньяху и вежливо сказал приблизительно так: «Это хорошо, что вы там собрались и обговариваете достижение мира в Сирии. Но, пожалуйста, без иранских войск. Вот этого точно не надо». Один звонок, и вся встреча насмарку. Потому, что если Израиль против, то не проходит вариант: центральная Сирия делится между Турцией и Ираном, а Россия прихватывает ее приморскую часть.

Звонок Нетаньяху настолько испортил всё настроение и планы Путину, что тот со злости опрокинул стул Эрдогана. Из-за этого Эрдоган и его охрана посмотрели на Путина так, что космические силы РФ в Сирии должны были почувствовать себя очень неуютно, и только Хасан Рухани был спокоен и невозмутим как персидский кот.

Рухани знает: без него русским в Сирии долго не продержаться. Если бы не Хезболла и персидская пехота, то сирийская авантюра Кремля давно накрылась бы медным тазом. Поэтому Рухани спокоен, – он чувствует себя хозяином положения, который диктует свои условия русским, и за их спиной может торговаться с турками и американцами, а через тех и с Нетаньяху. Рухани прекрасно знает: он может договориться с Нетаньяху в обход русских, если согласится на создание на юге Сирии буферного с Израилем государства друзов. Проблема лишь в технике реализации и в мешающем всем Асаде.

В Израиле идея создания такого государства витает давно, а война в Сирии делает ее вполне реальной. Друзы – специфические мусульмане, верующие в переселение душ, и стать друзом еще сложнее, чем иудеем. Друзы частично живут на Голанских высотах, служат в армии Израиля и находятся в дружеских отношениях с евреями. Израиль сразу предупредил Асада: друзов не трогай, это наши друзья. В свою очередь друзы обещали не трогать Асада, и подконтрольная тому южная часть Сирии – это территория, где друзы в большинстве. Неподконтрольная – это где друзы в меньшинстве, но местные повстанцы тоже тайно пользуются поддержкой Израиля. Тайно, так как около 70 лет для мусульман из-за палестинцев считается неприличным дружить с евреями.

Это тайна настолько не тайна в Сирии и окрестностях, что стала смущать израильтян, и они прибегли к спецоперации. 5 ноября повстанцы из «Армии Мухаммеда» выбили отряд асадистов с территории около 10 кв. км возле границы с Израилем и соединили два своих района. Израиль осудил это, на что «Армия Мухаммеда» заявила: вот видите, Асад – «под крылом» у сионистов и война с ним священна. С этой мотивировкой «Армия Мухаммеда» собралась отбить у Асада поселок, населенный друзами, что взволновало приграничных друзов с Голан. Они после дебатов с израильскими пограничниками все-таки отогнули металлический щит забора, и как были в тапочках и халатах, так и пошли в эту дырку на войну с «Армий Мухаммеда». Но война не состоялась, так как Израиль потребовал, чтобы «Армия Мухаммеда» вернула Асаду эти 10 кв. км горной пустоши, что та и сделала. Через три дня ЦАХАЛ для приличия обстрелял автомобиль «Армии Мухаммеда». Никто не пострадал, но все очень удивились, и никто не поверил, что Асад – тайный сионист. На этом евреи свернули спецоперацию, поняв: им не удается врать напропалую как русским.

Так как Путин отдает Ирану именно юг Сирии, то Рухани вполне может реализовать свой план «коридора» от Ирана до Ливана, если не будет мешать появлению государства друзов и рядом еще одного для успокоения Иордании, что в нее пределы тоже не будут вторгаться. Для реализации этого Ирану даже не надо признавать существование Израиля, всё можно сделать тихо, по-восточному. Поэтому Рухани был спокоен, а Путин кипел, – получалось, это не русские использовали персов по полной программе, а наоборот, и теперь диктуют им свои условия.

Условия русским диктуют и турки, почему Путин с досады и опрокинул стул Эрдогана. У Эрдогана изначально была идея: ввести армию в Сирию и за 2-3 месяца очистить ее от всех сомнительных элементов: ИГ, Асада, Рабочей партии Курдистана, Хезболлы, персов и русских, но его сдерживал Обама, рассказывая что-то умное. Теперь сдерживает Трамп, который дает понять: я тоже хочу ввести войска в Сирию и устроить большую чистку. Но Трампа сдерживает Конгресс, где пока нет единого мнения. Пентагон на всякий случай заявлял: в Сирии 500 военнослужащих США. Но скоро он сообщит более реалистичную цифру – 2 тысячи, с намеком: можем увеличить. Трамп в предвкушении, что ему дадут свободу рук, уже пообещал 24 ноября Эрдогану по телефону прекратить поставки оружия курдским марксистам в Сирии. Радость Эрдогана была велика, вырисовывается приятная ему картина – я, Трамп, Сирия и никого больше.

Эрдоган готов принять план Путина о разделе Сирии на «зоны деэскалации», но только как промежуточный, и с условием, что русские уйдут из Алеппо и Африна, иначе никаких зон. Путину ничего не остается, как обещать Эрдогану начать уходить после Нового года. Путин знает, после этого Алеппо и часть Африна займет Сирийская Свободная армия при поддержке турок, но ничего сделать не может, – без этого с Эрдоганом не договориться, и лишь просит, – пусть всё это произойдет, когда в России закончатся выборы. Эрдоган таки выкрутил руки Путину, и не удивительно, что тот от бессилия роняет стулья: два года войны и прочих затрат России в Сирии улетают коту под хвост.

Единственная мысль, которая согревает Кремль – через план с «зонами деэскалации» в перспективе можно будет столкнуть турок с персами, а себе создать роль посредника как в Карабахе. Но для этого придется вывести русские войска так же из Хамы, чтобы у турок и персов появилась линия соприкосновения, и возможно, передать Дамаск шиитам Рухани, иначе те могут отказаться играть по московскому сценарию в «зоны деэскалации». Пока нет прямых признаков, что Рухани требует Дамаск, но всё возможно. Если с Дамаском пока непонятно, то Пальмиру точно придется отдать, так как «коридор» из Ирана в Ливан возможен только через нее.

Таким образом, в результате реализации своего плана с «зонами деэскалации» Москве остаются только две ее любимые военные базы в приморской алавитской части Сирии – королевстве Асада, и возможно, Дамаск. При этом не факт, что алавиты будут всегда в восторге от Асада, – можно взглянуть на Абхазию, где в 2014 и 2016 г. бунтовали против назначенцев Москвы. Для поддержки лояльности алавитов Москве надо будет заливать их деньгами, или превращать эту территорию в третий после Абхазии и Крыма курорт. Зная ситуацию с Крымом и Абхазией, Россия будет выглядеть как старуха у моря с разбитым корытом, продающая из-под него оружие Хезболле и другим шиитским группировкам под патронатом Ирана. Сменить ориентацию в Сирии с Ирана на Турцию, она тоже не может, поэтому Рухани в Сочи был спокоен и уверен в себе. Он лучше всех понимает смысл слов Обамы: «Россия – региональная держава».

Смена ориентации на Турцию ничего России не дает, кроме всё тех же двух военных баз и проблем с Ираном, а потому бессмысленна. Если Рухани согласен удовлетвориться «коридором» в Ливан и войной исподтишка с турками в Сирии, то Эрдоган настроен на «большую зачистку» в ней. Если не сейчас, то в будущем. В благодарность, если РФ не будет мешать «зачистке», Эрдоган согласится оставить ей эти две любимые базы.

При этом не факт, что Эрдоган и Рухани вообще пойдут на поводу у Москвы, и станут конфликтовать между собой в Сирии. У Ирана есть заветная мечта – земля обетованная в Израиле, для достижения которой ему совсем не нужны Алеппо и Идлиб, и Рухани может вполне договориться с Эрдоганом. Москва и тут рискует остаться у разбитого корыта.

Атака Ираном «по коридору» Израиля гипотетически возможна, поэтому Нетаньяху и звонил Путину с предупреждениями на этот счет. Но именно гипотетически и в будущем, а пока Нетаньяху своим звонком испортил всю игру Кремлю, дав понять, – без него этот план с деэскалаций невозможен. В результате все участники встречи в Сочи заявляли: она не альтернатива переговорам под эгидой ООН в Женеве, а лишь их ответвление. Если встреча Нетаньяху с Рухани выглядит фантастикой, то соглашение между ними через посредников о буферном государстве друзов вполне реально. В этом случае Москва опять остается с корытом Асада и двумя базами, а ее мечта о войне между Ираном и Израилем остается лишь мечтой.

Вопреки уверениям Кремля в желании сохранить целостность Сирии, его план с зонами деэскалации на практике ведет к ее распаду и закладывает возможность войны Ирана с Израилем, США и Турцией. Но России еще предстоит поработать, чтобы спровоцировать ее. Это второй бонус, после апробации оружия, который Кремль может извлечь из своей сирийской авантюры. Но это перспектива, а пока Кремль остается с «корытом Асада», разбитым воздушно-космическими и другими силами России, и двумя базами, против которых никто изначально не возражал. Даже в случае победы в Сирии демократических сил, их оставили бы или оставят России для успокоения ее имперского самолюбия. Проще дождаться, когда там все заржавеет, чем штурмовать.

В итоге двух лет войны России в Сирии имеем: Асад спасен, но потерял свою ценность даже для Кремля, его королевство стало «разбитым корытом», чинить которое у Москвы нет желания и средств, а есть лишь желание по-тихому уйти, оставив на память две базы. Это желание растет по мере общения с президентом Судана Омаром Баширом, который предлагает создать базу РФ на Красном море. Москвой после пристрастия к «собиранию земель» явно овладела страсть к собиранию военных баз.


Сергей Климовский / Обозреватель
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

3 × пять =