понедельник, 20 ноября 2017 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Зачем Генштаб ВСУ ликвидировал донецкий «фронт» Сокращение количества оперативных направлений может свидетельствовать об изменении стратегии на Донбассе

На фоне новости о назначении нового командующего группировкой на Донбассе как-то в тень ушла другая новость, которая гораздо более выпукло может свидетельствовать об изменении нашей военной стратегии в зоне противостояния, пишет Михаил Жирохов для Деловой столицы.

Речь идет об изменении количества оперативных направлений (ОТУ по терминологии военных) – с трех «Луганск», «Донецк» и «Мариуполь» до двух – все тех же, но без «Донецка». Судя по открытым источникам, это преобразование произошло числа 5-6 ноября (вместе с назначением нового руководителя сил АТО).

Это не первое с начала войны такое масштабное изменение в структуре войскового управления. Первоначально вся группировка была разделена на четыре оперативных направления (сектора) со своими штабами, названных на американский манер первыми буквами латинского алфавита: A – луганское направление (кроме западных районов), B (или «Б») – участок фронта западнее Донецка, C – северные районы Донецкой области и западные районы Луганской, D (в документах чаще всего как «Д») – приграничные районы Донецкой и Луганской областей.

Летние бои внесли свои коррективы – после тяжелейших сражений в приграничье после 7 августа перестал существовать сектор «Д», фактически расформирован 24 августа. Тогда же был создан и новый сектор «М», куда вошли районы противостояния вокруг Мариуполя.

Бои на Дебальцевском направлении, насыщение «первой линии» новыми подразделениями потребовало изменения системы управления на тактическом уровне и с декабря 2015 г. были созданы оперативно-тактические направления «Донецк», «Луганск» и «Мариуполь». Все это сопровождалось уменьшением количества штабных структур и улучшением управляемости подразделений. Хотя столкновения к тому моменту перешли на уровень позиционной войны, однако в случаях локальных обострений такая система действовала весьма эффективно.

К осени 2017 года управление было отработано до мелочей, причем «заточена» система была исключительно под позиционные бои.

И вот в начале ноября происходит очередное изменение, причем, что характерно, в сторону дальнейшего увеличения управляемости подразделений (за счет уменьшения уровней командования) и фактически складывается универсальная группировка, которая может вести как наступательные действия (а оставили только «фланговые» оперативные командования), так и оборонительные.

Второй момент – такая реорганизация крайне необходима и по причине изменения качественного состава группировки. Впервые за последние полтора года на передовые позиции вывели как минимум две аэромобильные бригады и части Национальной Гвардии Украины. Естественно, что их огневые и людские возможности несколько ниже, чем у механизированных бригад, которые они сменили и поэтому возникла необходимость переформатирования зон ответственности в ту или иную сторону.

Еще одна важная деталь – фактическое переформатирование военной группировки происходит перед самым моментом возможного принятия закона о деоккупации (или правильнее «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях»), в котором, напомню, прописан и такой момент, как создание на Донбассе одного из элементов структуры оперативного управления территорией – Объединенного оперативного штаба Вооруженных сил Украины.

Согласно внесенного президентом законопроекта, на такой штаб предлагается возложить не только руководство всеми силами и средствами Вооруженных сил, других военных формирований, Министерства внутренних дел, Национальной полиции и Государственной службы по чрезвычайным ситуациям, которые привлекаются к мерам по обеспечению национальной безопасности, сдерживанию и отпору российской вооруженной агрессии на Донбассе, но и координацию и контроль за деятельностью военно-гражданских администраций.

Мало того, начальник штаба будет контролировать и самостоятельно определять порядок въезда/выезда лиц, перемещения товаров на временно оккупированных территориях, а также режима вдоль линии разграничения

Фактически командующий силами АТО после принятия этого закона автоматически становится начальником штаба и будет неким губернатором как Донецкой, так и Луганской областей.

В этой связи становится несколько понятна и логика выбора нынешних направлений – ведь часть Донецкой военно-гражданской администрации находится именно в Мариуполе – и назначения такого командующего как генерал Забродский.

Генерал новой когорты, фактически «выросший» в должности уже во время войны является непререкаемым авторитетом для своих подчиненных. Мало того, фактически он не связан как с местными, так и с киевскими элитами. Зато своей карьерой обязан не только своим, без сомнения, выдающимся качествам офицера, но и персонально Порошенко и Муженко. Выводы напрашиваются сами по себе…


Поделитесь.


Новости партнеров



Оставьте комментарий

4 − 3 =