понедельник, 20 ноября 2017 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Триада по-украински. Станет ли ГБР круче НАБУ и ГПУ Не позже 20 ноября должны быть назначены директор ГБР, его первый заместитель и заместитель

Вечером 9 ноября состоялось заседание комиссии по проведению конкурса на занятие должностей в Государственном бюро расследований (ГБР). Имелось 19 кандидатов на должности директора, первого заместителя и заместителя директора ГБР, в том числе 16 – на должность директора. Это те, кто уже прошли собеседование, спецпроверку согласно закону «О предотвращении коррупции», проверку согласно закону «Об очищении власти» и психологическое тестирование на благонадежность, пишет Юрий Вишневский для Деловой столицы.

С 30 октября все они поочередно были пропущены через психофизиологическое исследование с применением полиграфа, и подведение итогов этого этапа числится первым пунктом повестки дня заседания конкурсной комиссии 9 ноября. А вторым пунктом стоит «организация проведения повторного собеседования с кандидатами». Из этой формулировки можно сделать вывод, что 9 ноября комиссия еще не отберет долгожданную триаду руководителей ГБР, а вместо этого отправит кандидатов на дополнительный, внеплановый этап отбора.

Впрочем, десяти дней вполне может хватить комиссии, чтобы провести повторное собеседование и определить триаду лучших. После этого, согласно закону о ГБР, премьер должен автоматически внести президенту представление на назначение директором ГБР именно того кандидата, которого отберет на эту должность комиссия, а президент – автоматически назначить его директором ГБР. В свою очередь, вновь назначенный директор ГБР должен автоматически назначить своими первым замом и замом именно тех кандидатов, которых комиссия отберет на эти должности.

Почему 20 ноября – крайний срок

8 ноября, накануне заседания конкурсной комиссии, ход отбора кандидатов в ГБР обсуждался на заседании профильного парламентского комитета (по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности), возглавляемого представителем «Батьківщини» Андреем Кожемякиным. Там выступил генпрокурор Юрий Луценко и заявил: «С моей точки зрения, эксперимент по назначению ГБР не удался. Я думаю, что если до нового года этот механизм не сработает, необходимо вносить изменения в закон и прописывать другой механизм создания Государственного бюро расследований». При этом он подчеркнул, что выступает за создание ГБР и не против самого закона о его создании.

Действительно, нельзя исключать такого варианта, что в комиссии просто не наберется голосов ни за какого кандидата на должность директора ГБР. И тогда будет логично ставить вопрос не просто о новом конкурсе, а сначала о новой редакции закона о ГБР и затем уже о новом конкурсе, естественно, с новой конкурсной комиссией.

Но все же имеются веские основания предполагать, что процедура отбора и назначения триады руководителей ГБР будет завершена к 20 ноября, несмотря на то что ранее конкурс всячески затягивался. Дело в том, что 19 ноября (это будет воскресенье) исполнится пять лет со дня вступления в силу действующего сейчас Уголовного процессуального кодекса. В конце этого кодекса записано, что со дня начала деятельности ГБР, но не позднее пяти лет со дня вступления в силу этого кодекса вводится в действие ч. 4 ст. 216 этого кодекса, которая отбирает у Генпрокуратуры и передает ГБР досудебное расследование любых преступлений, совершенных экс-президентом Януковичем, нынешними народными депутатами, членами правительства, главами местных госадминистраций, другими высокопоставленными чиновниками, включая руководителей Генпрокуратуры, а также судьями всех уровней, работниками правоохранительных органов, служебными лицами НАБУ, прокурорами Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП), за исключением тех коррупционных дел, которыми должно заниматься НАБУ.

На данный момент создание ГБР – это одно из самых серьезных обязательств Украины перед международными кредиторами и западными партнерами, которое до сих пор не выполнено. Более того, процесс проведения конкурса сопровождали представители офиса Совета Европы в Украине и консультативной миссии ЕС. Поэтому вряд ли власть решится на провал конкурса. Скорее комиссия все же определит триаду победителей и они сразу же будут назначены на должности. И тогда Киев сможет предъявить кредиторам и партнерам: все, ГБР создано, дороги назад нет.

Ради чего тормозился конкурс

Тут, конечно, может возникнуть вопрос: а зачем было затягивать конкурс, если все равно есть четкий дедлайн? Напомним, что конкурс был объявлен еще 10 мая 2016 г., то есть полтора года назад. Список из 19 кандидатов, которые успешно прошли собеседование и психологическое тестирование, был утвержден комиссией 23 декабря. Спецпроверка их была завершена 25 апреля, а 11 мая Кабмин утвердил порядок проведения психофизиологического исследования с применением полиграфа. Однако почти полгода комиссия тянула с этим этапом, тем самым дав повод для разговоров о срыве конкурса.

В действительности затягивание конкурса имело очень даже большой смысл. Оно уже привело к тому, что ГБР не сможет начать работать с 20 ноября, даже если к тому дню будет назначена триада руководителей ГБР. Та же самая конкурсная комиссия должна будет еще провести отбор кандидатов на должности директоров территориальных органов ГБР, руководителей подразделений центрального аппарата ГБР и работников подразделений внутреннего контроля ГБР, и только после этого бюро сможет приступить к расследованиям.

Всего предстоит набрать до 1500 человек. По закону ГБР должно иметь семь территориальных управлений (во Львове, Хмельницком, Николаеве, Мелитополе, Полтаве, Краматорске и Киеве), охватывающих по несколько регионов каждый. Причем никакая «командировка» кадров из ГПУ в ГБР, чтобы «продолжить начатые расследования», не допускается. Весь состав ГБР должен формироваться с нуля.

Согласно закону следственные подразделения ГБР должны не более чем на 30% комплектоваться следователями прокуратуры, не более чем на 19% – следователями других органов, а свыше 51% их сотрудников должны составить другие лица с опытом работы в отрасли права. Аналогично в оперативно-розыскных подразделениях, а также в подразделении внутренней безопасности ГБР должно оказаться не более 40% лиц, которые на протяжении последнего года занимались оперативно-розыскной деятельностью, а свыше 60% сотрудников надлежит набрать из числа других лиц с опытом работы в отрасли права. Эти нормы специально задумывались для того, чтобы избавиться от старых коррумпированных смычек между сотрудниками, которые ранее работали в одном подразделении.

По объективным оценкам, на формирование ГБР, прежде чем бюро сможет полноценно работать, потребуется как минимум год. Между тем ГПУ с 20 ноября должна полностью лишиться следственных функций. У нее останутся такие функции, как поддержание публичного обвинения в суде, организация и процессуальное руководство досудебным расследованием, контроль за негласными и другими следственными и розыскными действиями органов правопорядка, а также представительство интересов государства в суде (в исключительных случаях). Но свои уголовные производства ГПУ должна передать ГБР и НАБУ.

На заседании профильного комитета парламента Луценко рассказал, что сейчас в следственных органах ГПУ и военной прокуратуры находятся свыше 35 тыс. уголовных производств. Из них около 15 тыс., как подчеркнул Луценко, «подследственны ГБР, которого нет», а остальные, то есть около 20 тыс., будут переданы в НАБУ. «И это для них проблема, учитывая и необходимость вхождения в суть дел, и количество детективов НАБУ и прокуроров САП», – заявил Луценко, тем самым прозрачно намекнув, что НАБУ не справится с этим валом.

Тем не менее с передачей дел в НАБУ генпрокурор, судя по всему, уже смирился. По его словам, сейчас «огромное количество дел большого объема уже сшивается и готовится к передаче в НАБУ». Но вот что будет с делами, которые необходимо передать ГБР, остается пока большим вопросом.

Каких сюрпризов ждать до нового года

Президент два месяца назад в своем ежегодном послании к Верховной Раде довольно четко обрисовал дальнейший план действий: «Уже несколько раз переносился запуск Государственного бюро расследований. Мы снова оказались перед необходимостью вносить изменения в закон и подвигать дедлайн – 20 ноября. До названной даты следует как минимум выбрать руководителя ГБР, который сможет за дополнительный переходный период сформировать и запустить бюро».

От депутатов можно услышать рассказы о том, что законопроект об отсрочке передачи дел из ГПУ в ГБР уже готов и скоро будет внесен. По-видимому, парламенту придется принимать его по сокращенной процедуре, чтобы не оставить подвисшими 15 тыс. дел.

Можно предположить, что Луценко и сам был бы не прочь избавиться от некоторых дел. Например, от расследования гибели Небесной сотни и других преступлений режима Януковича во время Майдана. Но ГПУ не может какие-то дела оставить за собой, а от других отказаться. Так что, по-видимому, Луценко опять придется делать хорошую мину при плохой игре и рассказывать в четвертую годовщину революции, что расследования и судебные процессы продолжаются и кто-то из виновных, быть может, будет посажен.

Однако не следует думать, что все уже наперед предрешено. Прежде всего сейчас неизвестно, на какой срок будет отложена передача дел из ГПУ в ГБР. Петра Порошенко, наверное, устроила бы отсрочка на два года, чтобы ГБР заработало уже после президентских выборов. Но депутаты могут заупрямиться и дать согласие на отсрочку только на год.

К тому же в проекте госбюджета-2018 на ГБР предусмотрено более 650 млн грн. Этого вроде бы должно хватить на запуск работы бюро.

Луценко не случайно, выступая на парламентском комитете, упомянул возможность, что «до нового года этот механизм не сработает» и тогда придется прописывать в законе другой механизм создания ГБР. Для этого необязательно срывать конкурс. Срыв может произойти уже после назначения триады руководителей ГБР, внутри нее самой.

Особенностью ГБР, отличающей его от любых других правоохранительных органов, является именно тройственность руководства. Директор ГБР, согласно закону, часть своих полномочий (в том числе по кадрам и финансам) реализует не единолично, а по согласованию со своими первым замом и замом. То есть под соответствующими решениями должны быть подписи всех членов триады. Потому и отбираются все трое на одном конкурсе. И разделить между собой обязанности они тоже должны совместно.

При этом конкурсная комиссия тоже тройственная. В ней девять человек: по три от президента, правительства и парламента. Причем членов от парламента подбирал комитет Кожемякина. Потому не исключено, что внутри комиссии будет достигнут компромисс, результатом которого станет назначение в руководство ГБР людей, скажем так, плохо совместимых друг с другом.

Сейчас внимание масс-медиа сфокусировано на вопросе о том, кто будет директором ГБР. Однако не менее важно, кто займет должности его первого зама и зама. Возможны разные варианты их совместной работы. В том числе и такие, когда один из триады захочет заблокировать работу ГБР или же двое из триады будут настаивать на таких решениях, которые третий сочтет неприемлемыми.

Если же триада сработается, то ГБР имеет шансы стать более крутым органом, чем НАБУ и ГПУ вместе взятые. Более того, триада, если захочет, сможет начать расследования деятельности директора НАБУ и генпрокурора. Поэтому цена вопроса очень высока.


Поделитесь.


Новости партнеров



Оставьте комментарий

двадцать − семнадцать =