четверг, 18 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Черед олигархов: Как российский бизнес готовится к персональным санкциям США Основание для тревоги участников списка Forbes – закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций», который Дональд Трамп подписал 2 августа

Богатейшие люди России с тревогой ждут февраля 2018 года – нанимают юристов, задействуют лоббистов и контакты в Вашингтоне, опасаясь персональных санкций США. В зоне риска – «олигархи», которые не входят в традиционный круг «друзей» Владимира Путина, пишут Ирина Малкова и Светлана Рейтер для The Bell.

Основание для тревоги участников списка Forbes – закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), который президент США Дональд Трамп подписал 2 августа. Под противниками в нем имеются в виду Иран, Россия и Северная Корея. В законе говорится, что в течение 180 дней, то есть примерно к февралю 2018 года, министерство финансов США вместе с директором Национальной разведки и госсекретарем должны представить в профильные комитеты Конгресса детальный отчет о российских «олигархах» и высших должностных лицах, задействованных во внешней политике.

Попадание в этот отчет может грозить введением персональных санкций, следует из документа. Обычно они предусматривают запрет на въезд на территорию США, замораживание активов и запрет на ведение дел с американскими гражданами и компаниями.

Кто в зоне риска?

Мы поговорили с десятком участников списка Forbes. Почти все они в курсе этого положения закона и признаются, что крайне озабочены тем, как не оказаться в готовящемся списке. Чтобы навести справки о том, что происходит, приходится летать в Вашингтон, рассказал один из собеседников The Bell. Но пока никаких разъяснений от американских властей не получено. «Непонятно ничего: ни кто работает над этими санкциями, ни кто составляет санкционный список, ни какие в нем будут критерии, ни источники информации, которые лягут в основу», – перечисляет собеседник The Bell. Выяснить это, по его словам, не могут даже местные лоббисты.

Конкретные фамилии в законе не упоминаются. Между собой бизнесмены обсуждают, что больше всего рискует оказаться под санкциями Олег Дерипаска — к нему у американских властей накопилось много вопросов, самый актуальный из которых — связи с бывшим главой штаба Дональда Трампа Полом Манафортом. Представители Дерипаски на запрос The Bell не ответили.

Также в зоне риска может быть «Альфа-групп» и ее акционеры во главе с Михаилом Фридманом. Группа упоминается в скандальном досье бывшего сотрудника британской разведки Кристофера Стила, которое было опубликовано в прошлом году в BuzzFeed. В нем говорится, что «Альфа» якобы выполняла поручения Путина и содействовала вмешательству в американские выборы. Сейчас совладельцы «Альфа-групп» судятся и с изданием, и с заказчиком досье, требуя опровергнуть не соответствующие действительности сведения.

Представители Алишера Усманова и Романа Абрамовича, которого СМИ часто называли одним из самых близких к Владимиру Путину бизнесменов, от комментариев отказались.

Нервничают не только бизнесмены из первых десятков списка Forbes – достаточно было хоть раз оказаться в СМИ, например, в рейтинге крупных господрядчиков, и теперь ты уже не можешь спать спокойно, объясняет помощник одного из бизнесменов.

В администрации Барака Обамы на вопросы российских бизнесменов мог бы ответить координатор санкционной политики Госдепартамента США, эксперт вашингтонского Атлантического совета Дэниел Фрид. Но он ушел в отставку сразу после выборов, и по состоянию на июль его позиция была вакантна. «С кем теперь консультироваться – в принципе непонятно», – говорит один из участников российского списка Forbes.

«Я воспринимаю это так, что американцы сигнализируют нам: разбирайтесь там сами со своим Путиным, а к нам не лезьте», – добавляет другой собеседник.

Российские власти хорошо осведомлены о том, что у крупного бизнеса могут возникнуть проблемы. Владимир Путин еще полтора-два года назад собрал всех крупных российских бизнесменов, чтобы предупредить их о риске персональных санкций, рассказали двое участников того совещания. Уже тогда Путин предполагал, к чему все идет и советовал по возможности обезопаситься, говорит один из собеседников. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков не ответил на вопросы.

Что грозит олигархам и их бизнесу?

Из текста закона, подписанного Трампом, следует, что к февралю американские власти должны:

  • Определить круг высших должностных лицах, задействованных во внешней политике и олигархов, приближенных к российской власти;
  • Установить, в каких отношениях они находятся с Владимиром Путиным и другими представителями российской правящей элиты;
  • Выяснить, есть ли в действиях этих лиц признаки коррупции;
  • Оценить размер состояний и источники доходов этих лиц и членов их семей — жен, детей, родителей, братьев и сестер (включая активы, инвестиции, любые другие бизнес-интересы и значимые доли в любых компаниях);
  • Определить, есть ли у них бизнес-связи и активы за пределами России;
  • Оценить потенциальной эффект введения санкций против «олигархов», государственных и полугосударственных компаний на них самих, на экономику России, США и их союзников.
  • Наконец, в законе есть поручение оценить возможный эффект от введения против российских «олигархов» вторичных санкций. И это очень серьезная мера. Под вторичными санкциями подразумеваются ограничения, которые распространяются за пределы США — на третьи страны (если вы попадете в такой «черный список», вы не сможете, к примеру, найти финансирование не только в американских, но и в европейских банках).

Введение санкций против конкретного бизнесмена не означает, что под санкциями автоматически оказывается и весь его бизнес, объясняет доцент кафедры международного права МГИМО Илья Рачков. Но чаще всего персональные санкции и санкции против компаний, связанных с тем или иным лицом, идут рука об руку. В любом случае, для любого крупного бизнесмена попадание в «черные списки» несет огромные риски. Во-первых, американские и европейские власти в вопросах санкций стараются не отставать друг от друга. Во-вторых, в случае вторичных санкций, власти США жестко следят за их соблюдением по всему миру и нарушителям грозят большие штрафы.

За составление санкционных списков отвечает Office of Foreign Assets Control (OFAC) – подразделения Минфина США. Именно это ведомство в 2014 году включило в санкционный список SDN (Specially Designated Nationals) Геннадия Тимченко, Аркадия и Бориса Ротенбергов и Юрия Ковальчука, мотивировав это тем, что они входят «в личный круг президента Путина». Позже к ним добавилось много других россиян, включая, например, главу «Роснефти» Игоря Сечина.

OFAC может самостоятельно расширять перечень ограничений, практически ни с кем не согласовывая свои решения. Вот лишь несколько фактов об этом ведомстве (в 2014 году РБК написало о нем большой текст):

  • Агентство может заморозить американские счета, ограничить иностранцам и зарубежным организациям доступ к финансовой системе США и запретить американским банкам сотрудничать с любой финансовой организацией в мире;
  • Обход санкций грозит серьезными штрафами;
  • Попав в «черный список» OFAC, выбраться из него чрезвычайно сложно. Четкого порядка обжалования такого решения не существует – подать жалобу можно, но у OFAC есть право ее просто проигнорировать.
  • Чтобы заморозить счета бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи на общую сумму около $30 млрд, OFAC в феврале 2011 года понадобилось только 72 часа.

Как готовятся?

«К такому не подготовишься», – вздыхает один из участников списка Forbes. Но несколько собеседников рассказывают, что плотно работают с юристами. Сами юридические фирмы тоже гастролируют с мастер-классами. Но ничего особенно утешительного юристы не говорят, признается один из собеседников. Самым надежным способом консультанты называют развод с женой с оформлением на нее активов, рассказывает он.

Самая громкая похожая история за последнее время – это расставание Романа Абрамовича с Дарьей Жуковой. Официально пара объявила об этом 7 августа (через пять дней после подписания закона), но решение было принято гораздо раньше и с санкциями не связано, утверждает источник в окружении Абрамовича.

Вчера стало известно, что в октябре владелицей почти 7% акций холдинга En+ (владеет UC Rusal и энергетическими активами) Олега Дерипаски стала его жена Полина. Пакет оценивается в $500-600 млн. С возможными санкциями эта сделка не связана, также утверждает знакомый Дерипаски. Имеет ли она отношение к матримониальному статусу супругов и каков он сейчас – неизвестно.

Еще одна опция – распродажа активов. Активнее многих этим в последнее время занимается владелец «Онэксима» Михаил Прохоров. Правда, он начал выходить из разных бизнесов еще в прошлом году. Очередные 7% акций UC Rusal Прохоров продал 10 августа – через 8 дней после подписания санкционного закона Трампом, а недавно – решил сократить его еще немного.

Есть ли шанс, что санкций не будет?

На прошлой неделе Трамп начал передавать отдельные полномочия по реализации этого закона различным ведомствам и органам исполнительной власти (положение об олигархах пока никому не расписано). Одновременно двое сенаторов – Бен Кардин и Джон Маккейн – обратились к Трампу и к его администрации с призывом «реализовать закон в самом полном объеме».

Наша Рада
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

7 + 4 =