среда, 17 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Убить Михо». Почему во всех политических покушениях видят уши Путина Украина была и остается ареной для сведения счетов с неугодными Кремлю или провокаций с целью повернуть ход нашей истории в удобное для Москвы русло

В среду журналист Айдер Муждабаев сообщил о подготовке российскими спецслужбами покушения на бывшего президента Грузии. Это, по его информации, может произойти во время анонсированной акции 17 октября. «Саакашвили грозит убийство, возможно, 17 октября. За ним следят агенты российского ГРУ, и в случае приказа из Москвы они сделают свое дело. Отдадут ли приказ – вопрос. Но если отдадут, то потом, конечно, будет попытка переложить вину за это на украинскую власть в целом, и косвенно – на президента Порошенко», – написал Муждабаев в Facebook.

Существует ли реальная опасность жизни Михаила Саакашвили? Истории заказных убийств известного журналиста Павла Шеремета, руководителя спецназа разведки Максима Шаповала, депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова свидетельствуют, что такая опасность действительно есть. Впрочем, непонятно поведение Муждабаева, который должен был бы сразу пойти в полицию или СБУ, однако, вместо этого, он пишет в соцсетях. Мол, смотрите, как осведомлен…

Стоит отметить, что следы большинства политических покушений, совершенных в Украине, вели именно за поребрик. Можно вспомнить попытку покушения почти двадцатилетней давности на лидера ПСПУ Наталью Витренко. В октябре 1999 года, во время встречи с работниками Ингулецкого Гока в Кривом Роге, рядом с Витренко взорвались две гранаты. Соратники политика получили осколочные ранения, пострадали 45 человек. Сама кандидат в президенты отделалась испугом. В 2001 году Днепропетровский областной суд по этому делу приговорил доверенное лицо другого кандидата — Александра Мороза – Сергея Иванченко и его брата Владимира к 15 годам лишения свободы. Впрочем, тогда звучала мысль, что покушение могло быть выгодно России, чтобы свалить на тогдашнюю власть убийство пророссийского политика.

Следует упомянуть и убийство журналиста Георгия Гонгадзе в 2000 году. До сих пор не понятно, кто именно был заказчиком этого преступления: цепочка, похоже, оборвалась на исполнителях. Возможно, Москва и не имела к убийству прямого отношения, но появление «пленок Мельниченко» и раздувание скандала вокруг них – явно заслуга «кремлевцев». Которые тогда делали все для того, чтобы не дать Украине активнее двигаться в сторону Европы. Для этого на ноги Леониду Кучме повесили гири в виде подозрений в страшном преступлении.

Что же касается не менее таинственной истории с отравлением Виктора Ющенко в сентябре 2014 года, то «российская» версия до сих пор остается одной из основных. Однако это дело затормозилось, и, похоже, правду о нем мы узнаем не скоро.

Уши россиян торчат и из не менее странного случая – похищения, а затем чудесного появления в Киеве депутата Госдумы Ивана Рыбкина весной 2014 года. На России устроили масштабную истерику: тамошние СМИ обвиняли соратников Виктора Ющенко, приводя эпопею с Рыбкиным как доказательство тесных контактов «оранжевых» с российским опальным олигархом Борисом Березовским. Которого очень не любил Путин. Это мутное событие было использовано Кремлем для дискредитации команды Ющенко, но реальных последствий не получило. До сих пор так и не понятно, зачем того Рыбкина сюда привозили, должны ли были его убить и на кого был рассчитан этот цирк.

В контексте российских разборок на нашей территории стоит вспомнить и убийство Максима «Бешеного» Курочкина, которое произошло в Киеве в 2007 году. Снайпер попал политику с криминальной биографией прямо в сердце, когда тот находился во внутреннем дворике Святошинского районного суда после окончания судебного заседания по его делу. Многие назвали это бандитскими разборками, а не политикой, но не следует забывать, что Курочкин в Украине был проводником интересов одной из «башен Кремля». В частности, он выступал спонсором «Русского клуба», который фактически превратился в место контактов пророссийской интеллигенции и политтехнологов из Москвы.

После Революции Достоинства кровавые провокации в Украине при участии российских спецслужб стали обыденностью. Недавно Генпрокурор Юрий Луценко похвастался о раскрытии убийства Дениса Вороненкова возле отеля «Премьер-палас» в центре столицы, которое произошло в марте этого года. Следствие вывело на заказчика — российского криминального «авторитета» Владимира Тюрина. По словам Луценко, Тюрин мог получить заказ от ФСБ.

Напомним и другие провокации, объектами которых становились украинские чиновники. В декабре 2014 года возле гостиницы «Киев» гражданин Российской Федерации бросил под ноги тогдашнего секретаря СНБО Андрея Парубия боевую гранату Ф-1. Заказчиком покушения на убийство назвали Станислава Шуляка, бывшего командующего Внутренними войсками МВД Украины времен Януковича, который осел на России. Были задержаны три соучастника преступления.

По неудачному покушению на «фронтовика» Антона Геращенко, который, по словам главы СБУ Василия Грицака, «планировался, готовился и контролировался с территории РФ», суды продолжаются с июля. Грицак утверждал, что киллеры хотели взорвать автомобиль депутата, но их заблаговременно раскрыли.

Но вернемся к посту Муждабаева. Саакашвили действительно легкая мишень: он не скрывается за спинами охранников, тесно общается с людьми. Его убийство, не дай Бог, серьезно ударит по имиджу украинской власти. Другое дело, что в окружении Саакашвили (и об этом неоднократно писали СМИ) столько проходимцев, что охрана СБУ может не помочь. Ведь необязательно устраивать публичный атентат. Доказано трагической судьбой перебежчика на Запад Александра Литвиненко, отравленного полонием.

Дмитрий Писарчук / Depo.ua
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × три =