суббота, 21 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Мустафа Найем: Мы точно хотим легализовать Минские соглашения? Три важных вопроса к законопроекту о временно оккупированных территориях

Врать тоже нужно учиться. Вчера по залу гуляли три версии законопроекта об оккупированных территориях, и во всех трех был пункт, накладывающий на нас обязательства по выполнению Минских соглашений. Когда я спрашивал, правда это или нет, мне достаточно агрессивно кричали: «Это бумажки, которые мы комментировать не будем!», «Где вы взяли эти писульки?!» и «Пусть комментируют те, кто вам их дал».

Ну, ок. Дождались официальной регистрации, и оказалось, что… таки да, Минск хотят легализовать – статья 7 законопроекта об оккупированных территориях.

Этим пунктом мы впервые вводим в украинское правовое поле Минские соглашения, не являющиеся источником права, поскольку они не подписывались субъектами международного права и не были ратифицированы украинским парламентом. До этого минские договоренности упоминались лишь однажды, косвенно и только в рамках постановления о парламентских слушаниях.

В связи с чем, у меня три простых вопроса.

Вопрос №1. Мы точно хотим внести в наше правовое поле документы, подписанные Захарченко и Плотницким? Мы в этом уверены?

Вопрос №2. Согласно новому законопроекту Петра Порошенко, украинскими органами власти и чиновниками «обеспечивается приоритетность выполнения» так называемых «безпекових положень» минского протокола и минского меморандума.

Простите, а что такое «безпекові положення» минских протоколов и меморандума, которые мы должны выполнять? Где они прописаны и выделены?

Откройте оба эти документа – там нет таких подразделов. Это два цельных документа, без какого-либо деления на политический блок или блок безопасности. (В меморандуме в принципе нет ничего другого, кроме вопросов безопасности; а в сентябрьских протоколах 2014 года львиная доля пунктов вопросов безопасности вообще не касаются).

Вопрос №3. Правильно ли мы понимаем, что если мы берем на себя обязательство выполнять одну часть этих договоренностей, это автоматически накладывает на нас обязательство выполнять и оставшиеся пункты протоколов? Например, проведение выборов до установления контроля над границей?

Что делать?

Между первым и вторым чтением буду вносить поправку об изъятии этого пункта из текста документа. Это, конечно, не будет все по беспределу и закон не продавят через колено.

В остальном скажу так, полной зрады нет. В целом законопроект неплохой. Россия признается агрессором, четко прописано понятие вооруженных формирований, косвенно поддерживаемых Россией, определяется статус оккупированных территорий и даже есть большой гуманитарный блок. И честно говоря, малопонятно, почему администрация президента устраивала этот цирк с секретностью. Детский сад.

Мустафа Найем / Facebook
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

2 + тринадцать =