суббота, 21 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Дмитрий Орешкин: Путин сильно заблуждается насчет ЕС У Кремля какая логика? Если вам хуже – то нам будет лучше. Но России лучше не будет

Это нормальное развитие территориально-хозяйственных структур развитого общества. Кремль в меру сил старается подлить масла в огонь, керосинчика, но это не его заслуга. Это объективное следствие развития объективных процессов. Для примера давайте вспомним Югославию. Там история началась с того, что самой богатой и самой продвинутой республике из всех югославских, а именно Словении, стало непонятно – зачем платить все налоги Белграду. А конкретно – господину Милошевичу.

Такая модель государства была создана еще в те времена, когда необходимо было иметь большую территорию и большое количество рекрутов, чтобы защититься от внешней угрозы.

Если иметь в виду возможную экспансию Турции, то да, эта страна должна быть достаточно большой, чтобы можно было мобилизовать людей и вести войну. Как только внешняя угроза, условно говоря, Турции, исчезает, возникает вопрос – с какой радости Любляна должна кормить Белград? Ей деньги для себя нужны – строить инфраструктуру, образование, медицину.

После того, как Словения приняла решение, что ей в одиночку жить будет легче, Белград постарался вернуть ее силой. Для господина Милошевича Словения была личной кормушкой. После этого началась 10-летняя война.

Аналогичный процесс в Испании. Каталония – одна из самых продвинутых регионов Испании, с замечательным географическим положением и туристическим бизнесом. Зачем ей делиться всем этим с Мадридом? Конечно, центр государства этому всегда сопротивляется. Только какими способами?

Испанцы это делают довольно жестко, потому что они не самая продвинутая страна в ЕС.

Почему-то в Кремле считают, что таким образом распадается ЕС, а если он распадется, то это усилить их влияние. Это большое заблуждение, потому что у Кремля, по сути, нет влияния. Он может испортить жизнь, подбросить перца или подлить керосинчику, это да. Но представить альтернативную программу он не в силах.

Я с трудом могу себе представить, чтобы Каталония, отделившись от Испании, перебралась под контроль Кремля. Кремль с этого позитивных выгод не получает. Только негативные в том смысле, что ослабляет позиции Европейского Союза. С точки зрения Кремля это реализуется в терминах 19-го века.

На самом деле ЕС воевать с Россией ни в коей мере не собирается. Поэтому разваливая, как кажется кремлевским, единство ЕС, он ищет для себя какие-то преимущества. У Кремля какая логика? Если вам хуже – то нам будет лучше. Но России лучше не будет.

Аналогичная ситуация с Британией. Вот провели они референдум, а потом испугались. Вроде бы Лондон уже согласен заплатить за выход, а что он приобретает? У Лондона и так было много преимуществ в ЕС. Но приняли решение – значит приняли. Уходят мирно, и ЕС не пытается ввести туда полицейских с резиновыми пулями, как поступает Мадрид.

Но ситуация имеет свою внутреннюю логику. Если Британия отделяется, а в Шотландии тоже есть свои националисты и свои соображения. И они говорят, что против выхода, что хотят остаться в составе ЕС. Соответственно, им тогда надо отделяться от Британии. Каждая территория хочет управляться своей властью. Вот в России, например, Сибирь рано или поздно поймет, что ей выгоднее иметь дело с Китаем или Японией, чем с Москвой, которая решает – давать Сибири денег или нет. Но это будет еще не скоро.

Вот в Канаде несколько лет назад тоже был референдум. Квебек, франкоязычный регион, захотел отделиться от Канады. Примерно по тем же соображениям. Но 52% высказались, что им удобнее жить в цельной Канаде. Референдум там не состоялся, так как его норма подразумевает, что слово «да» говорит большая часть от списочного состава избирателей. То есть всего населения, имеющая право голоса.

Мадрид же спустил это все на тормозах. Половина населения пришла на участки и из них 90% проголосовали «за». Но это меньше, чем половина всего населения. Так что Испания не столь продвинутая в правовом отношении территория, как англо-британский мир. Поэтому там и не обошлось без силовых акций.

Дмитрий Орешкин / Facebook
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

девятнадцать − десять =