субота, 18 травня 2024 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Сергей Климовский: У России формируется третий фронт в Африке Боевые действия в Африке только начинают разворачиваться и будут идти по очень интересным сценариям

Статья в «Блумберг» 23 марта о том, что Пригожин собрался вернуть «Вагнер» в Африку и его рассуждения на эту тему быстро обросли спекуляциями о новом обострении конфликтов между кланами в Кремле. В реальности он всего лишь вербовщик солдат и эта его болтовня вызвана трудностями их набора и теми проблемами, которые возникают у РФ в Африке.

Вербовка заключённых в тюрьмах РФ для войны с Украиной не ноу-хау Пригожина. Эта практика имела место ещё в 2014-2015 г. в тюрьмах Сибири, в частности вокруг Тюмени, но была свёрнута в связи со снижением интенсивности военных действий в ОРДЛО. Пригожин с сентября 2022 г. лишь возобновил её по указанию Кремля, когда оккупационная армия РФ начала испытывать острый дефицит в более-менее мотивированных солдатах. Для генштаба РФ этот дефицит стал неожиданным и неприятным фактом после Изюмско-Балаклейского наступления ВСУ, начатого 6 сентября, когда фронт у рашистов посыпался.

В Москве исходили из того, что ВСУ не смогут собрать значительные силы для крупного наступления из-за огромной общей длины фронта, превышавшей 2 тыс. км, если учитывать границу с Беларусью и постоянно обстреливаемые Черниговскую, Сумскую и Харьковскую области. Незаметно для разведки точно не смогут. Генштаб Герасимова не исключал такого контрнаступления ВСУ, но полагал, что сможет без особого напряжения сил купировать его, как в апреле к северо-востоку от Харькова. В этом их убеждали не только апрельские бои по оси Харьков – Казачья Лопань, но также наши наступления под Ореховом, Гуляй Полем и на правобережье Херсонской области.

Помимо такой самоуверенности на генштаб Герасимова влияла и доктрина «завоевания Украины руками самих украинцев». Кремль, исходя из этой доктрины, считал, что сможет избежать массовой мобилизации в РФ и продолжить следовать той стратегии, которой он придерживался с 2014 г. – загонять на войну жителей оккупированных районов Украины.  Если до 24 февраля в распоряжении Москвы было 2,5-3 млн. жителей Донецкого-Луганской агломерации, то после 24 февраля число людей, оказавшихся в её распоряжении выросло. Проблемы со снарядами и с вооружением у ВСУ, длиннейшая линия фронта и ещё с десяток факторов убеждали Кремль и его генштаб, что если РФ не будет предпринимать крупных наступлений, то сможет достаточно долго поддерживать войну в режиме самообеспечения за счёт мобилизаций в оккупированных областях. Лавров, и не он один, издевательски называли это войной до последнего украинца, и требовали заключить мир «с признанием реалий на земле», чтобы у Москвы остались украинцы для новых войн.

Изюмско-Балаклейская операция ВСУ полностью перечеркнула эту стратегию Кремля – с 21 сентября он был вынужден объявить мобилизацию в РФ, Пригожин с «вагнеровцами» стал рыскать по тюрьмам и начались другие эксперименты с комплектованием армии. Одна из причин – мобилизация в феврале 2022 г. 150 тыс. в Донецко-Луганской агломерации, а затем в захваченной в марте части Луганской области ещё 50 тыс. человек, не закрыли потребности оккупационной армии РФ в новых солдатах. Пришлось массово залезть за ними в российские закрома, так как попытки набрать их в Сирии, Ливане и в других местах за рубежом не дали нужных результатов.

Кремль мог возложить на тюремные администрации вербовку заключённых для войны, но получил бы крайне низкие результаты, как как сотрудничать с государством – это «западло» для лиц криминальной культуры. Давить на жалость и любовь к родине, как при Сталине, не получилось бы по той причине, что это родина напала на Украину, а не наоборот, и война идёт не под Москвой. Поэтому патриотическое единение тюремщиков и заключённых для защиты родины исключалось. Администрации тюрем, угрожая и уговаривая, какое-то число заключённых для фронта, безусловно, наскребли бы, но не столько, сколько хотел Кремль.

Поэтому в Кремле сделали умный ход – отправили по тюрьмам Пригожина, которого там из-за его криминального прошлого воспринимали как своего. Вербовал он не в армию, а в свою банду «Вагнер». Тем самым все условия высокой российской тюремной культуры были формально соблюдены, и Пригожин получил тот результат, которого администрации зон не добились бы никогда. Пригожин дорожку в тюрьмы протоптал и теперь по ней двинулись вербовщики Шойгу. После того, как несколько десятков тысяч зеков записались в «Вагнер» записываться в «ЧВК» Шойгу уже не «западло». Те, кто придерживается тюремных канонов могут не записываться, но запретить другим записываться не могут.

Пригожин эту методику для Кремля наладил, но ресурс зеков, годных к боевой службе, ограничен, как и запасы нефти в РФ. Поэтому Кремль ставит ему задачу освоить новые площадки и методики для вербовки, используя свой сирийско-африканский имидж. От него требуют именно мотивированных рекрутов, а не чмобиков – этих Кремль и без Пригожина может наловить в большом количестве. Новыми площадками для вербовки должны стать спортзалы и клубы боевых искусств. Поэтому Кремль потребовал от Пригожина открыть в 42 городах вагнер-центры под надзором и при участии сотрудников ФСБ. Без разрешения ФСБ московские попы даже пасху не освятят.

Схема для вербовки выглядит приблизительно так, если вы крутой, сильный, хотите посмотреть мир, испытать себя и не находите места в серой действительности РФ, то вам в «Вагнер». Не бойтесь, не в Украину, а в Африку. Если настаиваете на Украине, то тоже не проблема, но вообще «Вагнер» и Пригожин возвращаются в Африку. В Африке свобода, экзотика, нет снарядного голода, фанерного маршала Шойгу и тыловых крыс. Зато есть настоящее военное братство, романтика, мало стреляют и много платят. На штурмы Соледара или Бахмута каждый день ходить не надо. Африканцы, не все, но большинство относятся к нам хорошо, так как ещё плохо знают россиян, а мы помогаем им бороться с колониализмом и империализмом. Если вы левак, то вам однозначно к нам и в Африку. Пригожин – он тоже борец за справедливость и права человека, почему и ругается с генералами и губернаторами.

Фронда Пригожина и его угрозы вернуться в Африку, оставив Герасимова одного брать штурмом Бахмут и Авдеевку, – это необходимые и достаточные компоненты для того, чтобы центры вербовки «Вагнера» могли работать в спортзалах столь же продуктивно, как они поработали в тюрьмах. Никто кроме Пригожина в РФ проделать такую работу для Кремля не может.

КПРФ Зюганова заточена под то, чтобы нудить о советско-немецком конфликте 80-летней давности и о том, как Гитлер без объявления войны напал на СССР, чтобы Сталин не напал на него раньше. Африка в их нарратив вписывается крайне плохо, так как многие там считали Гитлера другом, который освободит их от британцев, а не врагом. У КПРФ нет и своих ЧВК, поэтому она всех желающих повоевать может отсылать только в военкоматы, но оттуда за россиянами и так приходят. Вдобавок КПРФ часть государства, а «Вагнер» – частная контора, что имеет свои ситуационные преимущества. Другие партии для такой работы тоже плохо подходят. Банда Пригожина самый удобный пиар-проект для этой работы.

Африка сейчас важна Кремлю и по трём собственным причинам, независимо от новой миссии по вербовке рекрутов, возложенной на Пригожина.

Во-первых, Африка, как и Беларусь, становится готовым учебным центром для подготовки солдат. При этом там стреляют по-настоящему и по людям, а не на полигонах как в Беларуси. Психологическая и мотивационная обработка тоже другая. Тем, кого обкатали на полигонах в РФ и Беларуси, только скажи, что они могут разойтись по домам, и большинство их исчезнет мгновенно. Большинство из тех, кто пройдёт обкатку в Африке, легко запишутся на любую войну исключительно из любви к процессу. Три месяца в Африке – и их можно переводить в Украину на три месяца, а затем обратно. Получаются солдаты-призраки очень удобные для очень грязной работы в любой точке мира.

Вторая причина – в Африке у РФ формируется третий фронт, если считать Сирию вторым фронтом с сентября 2015 г., когда туда официально вошли войска РФ. Боевые действия у РФ в Африке только начинают разворачиваться и будут идти по очень интересным сценариям. Насколько Кремль там планирует всё всерьёз и надолго, можно судить по тому, как лавров срочно метнулся в Сочи на встречу с главой МИД Эритреи, когда Си Цзиньпин ещё был в Москве. Экстренная переброска тела лаврова из Москвы в Сочи связана не только с тем, что РФ и Китай одинаково хотят иметь военно-морские базы в Эритрее, но и с далеко идущими планами Москвы в отношении неё и Эфиопии. Московия без военно-морской базы ощущает в Африке определённый дискомфорт, так как нельзя опираться лишь на две базы в Сирии, которые в любой момент могут стать объектами атак.

Третья причина, на середину лета анонсирован второй форум Африка-россия, который в прошлом году не состоялся из-за вторжения российских войск в Украину. После ордера на арест путина число причин для Москвы, чтобы провести его резко выросло. Но Кремлю для того, чтобы его провести уже недостаточно только денежных раздач в Африке и обещаний новых. Российской армии надо совершить до форума ещё и какие-то убедительные подвиги в Африке, и совершать их целесообразней под вывеской Пригожина, а не Шойгу.

Так что, карты велят Пригожину заниматься переворотами в Африке, а не в Москве или в Свято-Ленинграде, как прогнозируют «хорошие русские». Доверять прогнозам «хороших русских» можно не больше, чем бюллетеням профессора Соловья о здоровье путина. В этом ряду и их прогнозы о «феодальных армиях», которые появятся после требования Кремля к субъектам РФ формировать воинские части по территориальному принципу.

В реальности это ещё один эксперимент с комплектацией армии по принципу землячества. Методика не новая, применялась в Австро-Венгерской и Российской империях перед первой мировой войной. Её цель минимизировать межэтнические конфликты в многонациональных армиях империй, облегчить слаживание в воинских коллективах и т.п. Насколько Кремлю удалось решить эти задачи пока сложно установить, но очевидно другое – такие землячества гораздо активней пишут жалобы, что им чего-то не дали и воинские начальники их обижают, чем подразделения, сформированные не по территориальному принципу.

Первые пишут жалобы губернаторам как своим шефам, назначенным Кремлём, что никак не регламентировано законодательством, в отличие от подачи рапортов и жалоб в армии, что требуется делать строго по инстанциям. Нельзя написать письмо Герасимову раньше, чем подав рапорт командиру полка и получив от него ответ, а затем взяв у него разрешение на обращение к Герасимову в случае несогласия с ответом. Зато писать письма губернаторам или мэру Москвы Собянину можно без разрешений воинского начальства и хоть каждый день. Не факт, что губернатор письмо прочтёт и ответит, но если зачитать его в Ютубе и разогнать в соцсетях, то какую-то реакцию вызвать можно.

Назвать такую переписку и такие воинские части «феодальными армиями» могут только фантасты из «хороших русских», озабоченные тем, чтобы не допустить распада империи. В реальности это больше похоже на жалобы крепостных барину в стиле – спасай нас батюшка иначе сгинем тут в Украине почём зря, и кто же тогда у тебя работать будет.

В Кремле об этой переписке мобиков с губернаторами знают, поэтому и озадачили Шойгу с Пригожиным набрать 200 тысяч нормальных контрактников, которые будут воевать, а не письма писать. Справятся оба с данной задачей или нет – неизвестно, но её постановка не отменяет всеобщую чмобилизацию в РФ в апреле.

Зимние наступления на восточном фронте вылезли Герасимову боком. В результате он оказался перед дилеммой – ждать наступления ВСУ и измотать наши силы в нём, или самому предпринять наступление, чтобы сорвать наше. Похоже, Герасимов берёт оперативную пазу на две недели для размышлений, а Шойгу и пропагандисты начнут говорить о пасхальном перемирии. Вот только забыли, что даты Пасхи у нас уже де-факто разные, а с сентября будут разными и де-юре. Поэтому московиты постараются подключить китайцев, не только как специалистов по вычислению даты Пасхи, но и поскольку у Си Цзиньпина в кармане лежит мирный план, который он по ряду причин не торопится огласить. Украине пора назначать даты событий по своему календарю, а не по московскому или китайскому.


Сергей Климовский / Facebook
Поділіться цим