четвер, 20 червня 2024 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Игорь Тышкевич: Поедет ли Путин в Гаагу? Ордер на арест от МУС является мощным политическим сигналом. И фиксирует статус президента РФ как изгоя на западном направлении. И токсичную персону на других континентах. Для полноты понимания: Башар Асад, генерал Хафтар не преследуются МУС, Владимир Путин – преследуется

Международный уголовный суд  (ICC) заявил о выдаче ордера на арест президента РФ Владимира Путина и уполномоченной по правам ребенка в администрации российского президента Марии  Львовой-Беловой.

Ордер выписан в связи с расследованием дела о массовой насильственной депортации и похищению детей на оккупированных территориях Украины. Такой факт действительно есть и речь идет не о сотнях и тысячах, а о десятках тысяч детей. Часть из которых забирают у родителей и опекунов.

Примечательно, что РФ после аннексии Крыма (точнее в 2016 году) отозвала свою подпись под Римским статутом и на эту страну не распространяется юрисдикция суда. Зато она распространяется на преступления, совершенные в Украине – эта страна подписала РС, но пока его не ратифицировала.

Возникает вопрос: так будет ли Путин арестован и передан Международному уголовному суду? В ближайшее время нет. В случае поражения России выдача Путина МУС так же, увы, маловероятна. Об этом свидетельствует практика выдачи подозреваемых различными государствами мира.

Получается, что Путин может спать спокойно? А вот тут ответ однозначен – НЕТ. Ордер на арест от МУС является мощным политическим сигналом. И фиксирует статус президента РФ как изгоя на западном направлении. И токсичную персону на других континентах. Для полноты понимания: Башар Асад, генерал Хафтар не преследуются МУС, Владимир Путин – преследуется.

Но еще более мощным сигналом наличие ордера станет для российских элит. Независимо от того, на каких позициях они стоят. Ведь даже для крайних ипмерцев, мечтающих о «великой России», переговоры с Западом выглядят логичным механизмом политики. А для «восточных» и «южных» партнеров президент должен быть рукопожимаем.

Поэтому как для сохранения системы власти в РФ, как для демократизации (что сегодня маловероятно) и даже для имперского проекта Путин становится препятствием. Не сразу. Не сейчас, но понимание к его окружению начинает приходить. А к Путину приходит тревога за его будущее.


Игорь Тышкевич / Facebook
Поділіться цим