понеділок, 15 серпня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Сергей Климовский: Ракеты для Украины и плохой август для РФ В Вашингтоне до 1 августа был неустойчивый компромисс – ракеты Украине передавать, но не завтра. Этот компромисс имеет очевидную тенденцию вылиться в решение – передали, три дня назад

Вслед за утверждением о том, что письма к Байдену от конгрессвумен Виктории Спартц – это спецоперация Кремля, начали внедрять и мнение: колебания США передавать Украине или не передавать ракеты к системам Хаймерс с дальностью полёта 300 км – это тоже рука Кремля. При этом авторы «забывают» сказать, что проект «Буратино», он же «Слуга народа», изначально был спецоперацией Кремля на паях с Коломойским и К⁰, но в него вошли те, кого не звали, и оказалось, путин совсем не корифей в «многоходовочках».

Кто считает проект «Буратино» выдумкой «порохоботов», может вспомнить трёхлетний сериал писем Портнова к двум генпрокурорам, шашлыки вместо войны и многое другое. В политической мифологии Украины всесильные «порохоботы» заняли то место, которое в менталитете россиян занимают масоны, евреи и план Аллена Далесса. Так что, вполне естественно, что Спартц пишет письма Байдену на ту же тему, что и фильм Христо Гроздева о «Вагнергейте», показ которого сорвало вторжение 24 февраля. Её письма – это дальняя волна от проекта «Буратино», на которую аффилированные с офисом Ермака лица отвечают «Сама ты шпионка». Начала разыгрываться пьеска-реприза в жанре «95 квартала». Можно ожидать, что против Спартц выставят Марьяну Безуглую, ментальную сестру Нади Савченко, и устроят женский бокс через океан.

Но пока просматривается тенденция обвинить Спартц в том, что она своим письмами мешает и без того сомневающемуся Байдену принять решение о передаче Украине ракет с дальностью полёта 300 км. При этом внедряется ошибочная мысль, что если такие ракеты у нас появятся, то мы победим рашистов в кратчайшие сроки, а виноваты в том, что их у нас нет – Спартц, трамписты и, разумеется, «порохоботы», как же без них.

При этом замалчивается, что максимальная глубина оккупации Украины рашистами – 150 км, если не считать глубину Крыма. Так что, освободить эти местности можно и ракетами к Хаймерсами с дальностью 80 км, которые у нас есть, и которыми ВСУ третью неделю бьют по целям в тылу противника на глубину 50 км. Случаев поражения ими целей на расстоянии 80 км от фронта не больше двух. Вернуть Изюм, Балаклею или Пологи можно и без ракеты с дальностью полёта 300 км. Но разговоры об их отсутствии удобный предлог, чтобы отвлечь от вопроса, почему эти и другие города ещё не освобождены. Это избавляет и от ответов на такие неудобные вопросы, как кадровые назначения, в том числе в армии, о прорехах в её снабжении, о том, почему журналиста Юрия Бутусова не пускают на передовую, а Марьяна Безуглая пытается руководить операциями, и почему Арестович озвучивает информацию с фронта зачастую раньше Генштаба, и где он её берёт.

Вопрос о ракетах дальностью 300 км – это вопрос скорее политический, а не военный, так как они нужны для поражения целей в глубоком тылу государства-агрессора. До Москвы не долетят, но до Воронежа достанут. Но «бомбить Воронеж» – это сакральный долг спецслужб Кремля. У нас более земная задача прекратить обстрелы рашистами приграничных районов Сумской, Харьковской и Черниговской областей, а для этого такие ракеты не нужны. Так что нам более актуальны близлежащие цели, чем ракетный удар по военной части в Воронеже. Совершать такие террористические ракетные удары запугивания, какие армия РФ нанесла по малым и большим городам во всех областях Украины, в наши планы не входит по очевидным причинам.

Единственный военный смысл получения таких ракет – нанесение ударов по военным объектам врага в оккупированном Крыму. В том числе и по его военным кораблям, которые явно стали препятствием для вывоза зерна из Одессы уже на следующий день после того как шойгу подписал в Стамбуле договор, что не будет препятствовать этому. Обстрелы армией РФ портов в Одесской области 23 июля, а также 25, 27, 30 и 31 июля, не оставляют сомнений, что Москва всеми силами стремится его не допустить. Первый выход судна с зерном из порта Одессы, анонсированный на 27 июля она сорвала обстрелом. Целью обстрела 31 июля было сорвать вторую попытку отправить зерно, намеченную на 1 августа. Очевидно, что 1 августа следует ждать очередного обстрела порта Одессы, тем более, что 29 июля в Одессу приезжал Зеленский.

Правительство «95 квартала» никак не усвоит три простые вещи. Первая, что он давно уже не на сцене и поэтому пародировать может только себя. Вторая, пообещал, это ещё не значит сделал, как бы не убеждали в обратном пиар-технологи, ссылаясь на Берлускони. Третья, не сообщайте врагу дату и место события, если это не операция по его дезинформации. Если это дезинформация, то делайте поправку на её восприятие им. В случае с русскими это особенно важно из-за их менталитета.

В ситуации с вывозом зерна из Одессы мы несём материальные потери, они имиджевые, и этот баланс потерь станет понятен после 5 августа, когда Эрдоган встретится с путиным. То, что баланс будет в нашу пользу обнадёживает лишь то, что Ибрагим Калын, пресс-секретарь президента Турции, заверил: она обеспечит 1 августа выход из Одессы каравана из 16 судов с зерном. Обстрел его станет ударом не только по Украине, но и по Турции, и логичен вопрос: решится ли на это РФ и когда.

Похожий вопрос – решится ли правительство Украины применить ракеты дальностью в 300 км по военным кораблям РФ и её оккупационным войскам в Крыму, если получит их. Это не праздный вопрос, когда все ждут с дня на день нашего наступления и освобождения Херсона или их наступлений на Запорожье, Кривой Рог и Николаев. В такой ситуации удар ракетами по мосту в Крым, по мостовым переходам и железной дороге из него, а также по скоплениям военных кораблей РФ в его бухтах вполне логичен. Но есть ли политическое решение о его нанесении? Тем более, что вторую неделю циркулирует слух: такие ракеты в Украине уже есть.

В Москве этого явно ждут, нервничают и не знают, что делать. Это не памятники коту и оккупанту ставить в Крыму. Поэтому решили символически слегка бомбить Севастополь, а не Воронеж, и не пустой сарай, а штаб своего флота, руководствуясь правилом: перед войной обязательны провокации на границе. Но поскольку после ударов крылатыми ракетами по городам Украины известие о падении взрывпакета с дрона на сарай в Севастополе никого, кроме крымчан не впечатлит, и в мировые СМИ не попадёт, то решили пожертвовать газоном во внутреннем дворике штаба флота. Чувствуется профессиональный рост в спецслужбах РФ, но не дотянули даже до твёрдой тройки. Для твёрдой тройки надо было развалить минимум 50 кв. м здания и показать кусок ракеты с гравировкой «Сделано в США». В итоге даже сами не смогли толком прокомментировать эту халтуру.

Сложилась интересная ситуация – в ставке Зеленского никак не могут принять решение, наносить удары по территории РФ и аннексированному ею Крыму, кражу которого русские вписали в свою конституцию как великое достижение, или воздержаться, во избежание роста эскалации, как выражаются друзья Украины за рубежом. В бункере путина в свою очередь не могут принять решение как должна выглядеть такая эскалация, хватит ли на неё сил, и какой эскалацией Запад ответит на неё.

В Вашингтоне мнения тоже разделились, что и вылилось в дискуссию: передавать или не передавать Украине запрашиваемые ракеты, и до 1 августа был неустойчивый компромисс – передавать, но не завтра. Этот компромисс имеет очевидную тенденцию вылиться в решение – передали, три дня назад. Массовое убийство рашистами украинских военнопленных из Мариуполя в тюрьме Оленивкы в пятницу 29 июля, уже названное украинской Катынью, будет работать на такое решение. Бойцы полка «Азов» даже после своей смерти защищают Украину.

Рашисты устроили это убийство в пятницу, чтобы иметь около трёх суток времени, пока парламенты и бюрократия в большинстве стран выйдут на работу и начнут обсуждать, как на это реагировать. Москва эту информационную операцию с массовым убийством в Оленивци и с популяризацией видеозаписи пыток и кастрации украинского военнопленного запустила накануне ожидаемых наступлений, чтобы её солдаты не сдавались в плен, опасаясь, что с ними в отместку поступят также. Эта гнусная операция для повышения боевого духа в своих рядах методом поднятия общего уровня агрессивности.

Но запуская её, Москва держала в уме, что это может привести к передаче Украине ракет и ещё каким-то эскалациям, чего ей не хочется. Лавров не случайно именно 29 июля звонил Блинкену с предложение обменять двух граждан США на одного россиянина, а шойгу 31 июля пригласил экспертов ООН и Красного Креста осмотреть тюрьму в Оленивку. Этим в Москве предусмотрительно пытаются смягчить реакцию в мире на садистское сожжение ею заживо военнопленных и создать повод для разговоров с ней о чём-нибудь ещё, кроме как о выводе российских войск из Украины.

Гитлер тоже прибегал к подобны трюкам – приглашал Красный Крест и нейтралов в Катынь на эксгумацию поляков, и пытаясь обменять евреев на снисхождение к себе. Путин его превзошёл и убил свыше 50 людей лишь для того, чтобы создать повод к разговору, так как Великобритания и США не хотят говорить с ним, как и с Гитлером, ни о чём другом, кроме как о капитуляции. В Москве также утешают себя мыслю, что американцы панически боятся смерти и если им показывать трупы из Украины, то они станут уступчивей. Для этого Кремль и объявил о трёх смертных приговорах двум пленным британцам и марокканцу. Но всё это такие же заблуждения, как и вера генералов Вермахта в то, что те, кто танцует рок-н-ролл и не прошёл прусский вышкол, не умеют и боятся воевать.

Москва пугает военной эскалацией, но судя по её действиям в последнюю неделю июля, сама боится её, если это приведёт к поражениям на юге Украины, или к переносу боевых действий на территорию РФ. Даже к просто ракетным ударам по ней на глубину 100 км, а не 300 км. Боится, так как не знает, как на это реагировать, и что из этого получится. Это видно по её реакции на миномётные, артиллерийские и другие дуэли на пограничье, которые она начала с апреля. Москва постоянно кричит об обстрелах ВСУ, а правительство Украины в израильском стиле старается это не комментировать, но в отличие от Израиля старается их и не наносить. Такая ситуация длится четыре месяца, а разговоры в Вашингтоне о передаче нам ракет дальностью в 300 км явно потеряли роль сдерживающего фактора для Москвы. В мае – июне подобные разговоры шли о передаче ракет дальностью 80 км. Лондон их дал, вопреки колебаниям Вашингтона, и даже сказал, что мы имеем законное право нанести ими удар по территории РФ. Ставка такого политического решения не приняла, и проиграла бункеру в «смотрелки», где поняли, что могут безнаказанно обстреливать Харьков и пограничье.

Бодрые слова о битве за Донбасс, которую мы обязательно выиграем, затем о наступлении на Херсон, которое в итоге некто Арестович откладывает, ведёт к потере кредита доверия, и это не прикрыть разговорами, что всему виной колебания Байдена с ракетами, письма Спартц и «порохоботы». От «порохоботов», по крайней мере, пахнет порохом, а не бестолковостью с душком зрады и постоянными разговорами: союзники опять что-то не додали и всё пропало.

Путин до весны ещё может сохранять на фронте состояние близкое к позиционной войне и рассказывать, что оккупация Украины идёт по плану. Но Зеленский не может долго говорить о грядущем освобождении Херсона и не освободить по пути Мелитополь и Изюм, тем более, что август в представлении россиян плохой для них месяц. Поскольку плохой и эскалация им не нравится, то потерю нескольких городов в Украине они примут как должное. Путин им когда-то объяснил, что плохой, так как в августе 1998 г. у них был дефолт, в августе 1991 г. ГКЧП и роспуск СССР, а в августе 1914 г. началась Первая мировая война. Но умолчал, что август плохой месяц, так как в августе 2008 г. Грузию формально усмирял Медведев, а не он. Не стоит их разочаровывать в этом, тем более, что первый день августа начался с эмбарго ЕС на уголь из РФ.


Сергей Климовский / Facebook
Поділіться цим