пятница, 21 января 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Как Зеленский воскресил брата Порошенко Президент Владимир Зеленский и его молодая команда во дворе здания Офиса Ермака открывали Йолку. Год прошел хорошо, глава государства блестяще справился со всеми кризисами и успешно породил новые, впервые за всю историю Украины по-настоящему честные и человечные. Однако президент не собирался останавливаться на достигнутом, ведь впереди его ждало самое главное событие года – запись новогоднего поздравления. Удачное открытие Йолки было важнейшим этапом на этом пути и очень хорошей приметой

— Ах, куда делся Гогилашвили, неделю назад ведь он был с нами, — печально пел президент старую русскую песню, аккомпанируя себе на детском рояле, невзирая на то, что на улице стоял мороз, а сам он был одет Снегурочкой. — В черном кафтане, розовых джинсах, с белым кайфом в кармане…

Он посмотрел на Деда Мороза, как бы ища сочувствия, но исполнявший его обязанности Андрей Ермак, закутанный с ног до головы в огромную бороду из ваты, молча сидел под Йолкой и аппетитно кирял виски из горлышка, запивая его белым вином, пепси-колой и зеленым банановым ликером. В целом такое поведение для Ермака было нехарактерно, однако Зеленский объяснял это высокими нагрузками и своего рода заместительной терапией, позволявшей друзьям справляться с трудностями, наступившими после увольнения замминистра Гогилашвили.

— Йоба! — сказал Дед Мороз. — Ыыыы.

— Мне, пожалуйста, то же, что и ему, — небрежно сказал Арахамия. Он тоже страдал от ухода Гогилашвили, но крепился. Арахамия был одет зайцем.

— Можно я скажу, можно? Нет, нельзя, — отрезал Зеленский, пряча окоченевший смычок под шубу. — Сначала Йолку откроем, это сейчас самое главное в стране. Потому что как Йолку откроешь, так весь год потом и проведешь.

— Ну так давай уже откроем, и мать ее так, — нетерпеливо сказал Арахамия, подходя к розетке, чтобы сунуть в нее вилку йолочной гирлянды. — Раз, два, три, Йолочка, г…

В тот же момент свет во всем правительственном квартале погас, потом загорелся вполсилы, замигал, снова погас, снова замигал. Арахамия зайцем отскочил от розетки.

— О боже, веерные отключения! — воскликнул он. — Но это же невозможно в нашей стране.

— Спокойно, это Игорь Валериевич биткоины майнит, — отмахнулся Зеленский. — И вообще, куда ты так торопишься, еще телевидение не прибыло. Ну, мне так кажется.

— Йоба! — крикнул Дед Мороз, едва выговаривая слова. — Сне-гу-р… р… ррр…

— Очка, — устало закончил за него депутат Богдан Яременко.

— А я вот думаю, что Гогилашвили пострадал ни за что, — прогудел спикер Стефанчук, поедая куриную ножку в кляре с повидлом и кокосовой стружкой. — Всем критикам, которые посвящают ему свои выступления, хочу напомнить, что Луценко вообще бухал в аэропорту, а его за это Порошенко не только не снял, потому что президентом тогда был Ющенко, но еще и назначил генпрокурором, а потом еще и брата убил.

— Да ты что! — удивился Зеленский. — И Луценко брата убил?

— Ну не то чтобы прям убил, — замялся Стефанчук. — Но порезал очень сильно.

Свет вокруг окончательно погас. На столбе со стороны Грушевского что-то бахнуло и вспыхнуло, полетели искры.

— О, Игорь Валерьевич первый биткоин намайнил, — заметил Зеленский, повеселев. — Сейчас еще парочку нафигачит и на несколько часов успокоится. Как же это все-таки прекрасно — передовые технологии. Вообще, Украина, без всякой лишней скромности, является лидером демократических преобразований в регионе.

— В каком регионе? — удивился Корниенко.

— Если нужно объяснять, — назидательно ответил Зеленский, — то не нужно объяснять. Ну, мне так кажется. Я вот, например, в Брюсселе просил президента Азербайджана помочь Украине с освобождением пленных.

— А он их брал, что ли? — снова удивился Корниенко.

— Можно подумать, Саакашвили брал, — иронически сказал Зеленский. — А между тем, я планирую его тоже попросить помочь нам с освобождением пленных, уж кому, как не ему, понимать, как это важно, нельзя просто так сидеть сложа руки, надо искать пути, а вот и телевидение.

Во двор Офиса Ермака, полыхая переносными софитами, входила съемочная группа обновленного телеканала «Рада», которую возглавлял белый политтехнолог Вова Петров.

— Когда Порошенко узнал о том, что телеканал «Рада» обновился и стал честно работать на украинский народ, он стал ходить в женский туалет! — воскликнул Вова Петров, размахивая грязным вантузом перед телекамерой. — В разгар прямого эфира Порошенко ворвался в студию телеканала «Рада», подошел к маме одной из ведущих, расстегнул свою…

— Не может быть! — воскликнул Зеленский.

— Телеканал Рада: скандалы, интриги, расследования! — победно провозгласил Вова Петров и принялся быстро сыпать анонсами: — Почему молодые и неопытные депутаты «Европейской солидарности», попав под парламентские софиты, начинают бухать, ширяться и сбивать людей своими роскошными машинами? Кто был тот 11-летний мальчик-волонтер, про которого в День волонтера рассказывал украинцам президент Владимир Зеленский? Тот мальчик, который долго копил деньги на велосипед, а потом сказал маме: «Мама, велик подождет, отдай эти деньги нашим парням на фронте, потому что они ждать не могут»? Мы разыскали этого мальчика — это сам Владимир Зеленский! Теперь мы знаем, куда девался его велосипед!

— Ну право же, Вова, — засмущался Зеленский, краснея от удовольствия. — Ну что вы, право слово.

Хищно усмехнувшись, Петров подскочил к зазевавшемуся депутату Яременко, перегнул его через колено, сорвал с потерпевшего штаны вместе со всем остальным и крикнул в камеру:

— В прямом эфире ток-шоу «Без табу с Богданом Яременко»! Сегодня мы расскажем вам, как президент Владимир Зеленский воскресил брата, которого убил международный преступник и сутенер Петр Порошенко!

— Немедленно отпусти меня, негодяй! — закричал Яременко, тщетно вырываясь из цепких рук независимого тележурналиста. — Это не имеет ничего общего со свободой слова! Не за такую свободу мы стояли на Майдане!

— Я ваш Майдан в рот #бал, — пояснил Вова. — Я волшебный #бун, уставший от всеобщей #банутости и зависимости от всего этого дерьма. Мракобесие и глупость под соусом х#йни, ну вас в п#зду, сейчас пойду косяк скручу.

— И мне, и мне! — обрадовался Арахамия.

— Корниенко, помоги! — отчаянно крикнул Яременко.

— Бодя, так надо. Закрой глаза и думай об Украине, — мягко сказал Корниенко. — Если шоу — надо принимать участие в шоу. Если остальные каналы показывают шоу и завлекают зрителя разными медийными технологиями, то почему канал «Рада» должен быть в стиле 2001 года?! Давайте он тоже будет в стиле 2022-го.

Яременко пристыженно умолк.

— Итак, мы разыскали убитого брата Порошенко! — торжественно объявил Вова Петров. — Брат Порошенко, в студию!

Под свет софитов шагнул новый ведущий канала «Рада» Сергей Иванов, одетый в саван. В его спине болтался декоративный топор.

— Жестокий брат, за что убил меня кроваво? — замогильным голосом продекламировал Иванов в камеру. — Ублюдок кучерявый, ненасытный! Пошто зарезал изуверски ты, Вальцман, брата своего? За то, что я, войны уставший, презрел торговлю на крови? Что, «Роттердамом» недовольный, просил скорей его закрыть? Свинарчуки твои, бл#дь-нах#й, отчизну продали свою, а ты давай меня х#ячить огромным, сука, топором?!

Все присутствующие зааплодировали. Воспользовавшись случаем, Яременко вырвался из мертвой хватки соведущего и, натянув штаны, под покровом темноты покинул съемочную площадку, полный новых впечатлений.

В тот же миг со стороны Грушевского снова полыхнуло, и в правительственном квартале, наконец, загорелся свет.

— Аллилуйя! — воскликнул Зеленский с облегчением. — Игорь Валериевич намайнил второй биткоин! Теперь можно и Йолку зажигать, только давайте в темпе. Не думаю, что Игорю Валериевичу хватит двух биткоинов. Итак, друзья, раз, два, три, Йолочка, г…

— Эй, постойте, подождите меня! — раздался знакомый голос от двери Офиса. К собравшимся у Йолки бежал Андрей Ермак. Вид у него был несколько расхристанный.

— Не понял! — сказал Зеленский удивленно. — А как же…

Он посмотрел на бухого Деда Мороза под елкой. Самозванец делал вид, что спит, но его маленькие глазки злобно блестели в складках бороды.

— Я сам не понял, — признался Ермак, подбегая к Йолке. — Кто-то оглушил меня сзади, отобрал все подарки от господина Гогилашвили, снял с меня одежду Деда Мороза и запер в каптерке со швабрами, а сам, очевидно…

Все обернулись к самозванцу и увидели, что злоумышленник уже поднялся на ноги и щедро поливает Йолку бензином из канистры.

— Нет! — воскликнул Зеленский. — Остановись, безумец, это плохая примета!

— А когда ты, сука, на моей «Тесле» за рулем ездил и колесо развалил, козел, — это была хорошая примета? — огрызнулся Дед Мороз, и все сразу узнали голос бывшего главы Офиса Богдана Андрея Богдана. — Вали давай к чертовой матери, и идиотов своих забирай.

Богдан чиркнул спичкой и случайно поджег себе бороду. От бороды вспыхнула Йолка, огонь перекинулся на домики и карусель. Полыхающий Богдан кинулся на Зеленского, Зеленский кинулся за спину Ермака, Ермак кинулся за спину Зеленского, возникла неразбериха, но неразберихой по нынешним временам было никого не удивить.

Тут Игорь Валериевич опять погрузил страну во тьму, но стране светила Йолка. Приметы ясно указывали, что все будет очень хорошо, даже лучше, чем сейчас, причем, гораздо.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров